Зураб Церетели закончил большой проект «Дом романовых»

32ed897a262b5ba5ffd3ebddcc3d1da1


фoтo: Сeргий Шaгулaшвили

Нa пoвeсткe дня — «Дoм рoмaнoвыx»

Тoлькo чтo Мaстeр зaвeршил бoльшoй прoeкт — скульптуры сeрии «Дoм рoмaнoвыx», нa кoтoрoй рaбoтaл бoлee 30 лeт. С oблeгчeниeм, пoслeдняя цифрa сeрии — Анна Иоанновна. В общей сложности в серии из восемнадцати бронзовых фигур — 3,5 (несколько), высокая (Александр И) — 8 метров. В ожидании прибытия в новое место назначения, они стоят в зале атриум в здании на Пречистенке: Петр I, Александр I, Александр III, Николай II, Екатерина, Елизавета… Статной фигурой, передние платья, точно передавать исторические образы. Свои работы зураб Церетели продолжает поток живых исторических и художественных традиций. Кстати, из всех российских самодержцев только Петр I получил от Церетели несколько бронзовых воплощение: Петр на стрелке реки Москвы, Санкт-Петербурга, недалеко от гостиницы «Прибалтийская», а есть еще Петр, спасающий ребенка, в музее-мастерской в Переделкине. «Потому что академия идет от Петра», — любит повторять он.

Надо сказать, что свой «королевский» проект зураб Константинович начал в то время, когда цари были вовсе не в пользу, а демонстрации приверженности идее монархизма может привести к большим проблемам. Так что он делал царей не по заказу, а по велению сердца и, можно сказать, полулегально. В исследовании исторического материала помогло ему в тот момент он работал в Институте археологии и этнографии Академии наук Грузии. А параллельно с царской темой занимался еще и проект «Летопись Грузии».

Несколько лет спустя, в 90-х, уже активно работают в Москве, он с лихвой вернул долг этой организации — Церетели в прямом смысле спас его уникальный этнографический материал.

— Я узнал о том, что исчезает целый пласт, и отправился в Тбилиси, — говорит Мастер. — Нужно понять, где разместить всю эту огромную архива. Но, как я уже сказал, в таких случаях, мне Бог помогает. Позвонила одна знакомая женщина и сказала, что купить из него двухэтажный дом, потому что не было денег для его поддержания.

Он купил, поставил там большой архив и пригласил экспертов, чтобы они все начали разбирать и систематизировать.

Так что сегодня на повестке дня у Мастера — «Дом романовых». Пока одни восхищались масштабностью проекта, а другие возмущались, его, тем не менее, сам скульптор уже подготовил проект установки скульптурной композиции в одном из парков: царская фамилия находится в большой круг, а в середине, на большой конвой, башни святой Георгий. Место установки обсуждается, а имя он уже выбрал — «История России».


фото: Сергий Шагулашвили
Внешний вид проекта парка «История России».

Правители России… Вот замечательная скульптурная группа «Ипатьевская ночь». Закрытые глаза императора России, отринувшего сила, три его дочери, единственного и в то же неизлечимо больного сына — точно живые мертвецы, чья судьба до сих пор не дает покоя многим, становится разменной картой в политических играх.

Мастер говорит, что, когда он был готов, похоже, в это время из Екатеринбурга приехал неизвестный мужчина, который принес ему большие ногти — сохранились показания одного ужасной трагедии. Он использовал их в свои песни, а фигуры изобразил на фоне стены подвала Ипатьевского дома в Екатеринбурге.

Традиционная демократия Церетели

Ни для кого не секрет: Церетели спас Академию изобразительного искусства, наличие которого в нашей жизни, до него было как-то мало заметно. Став президентом в 1997 году, он перетряхнул ее, выбив оттуда пыль, а здание на Пречистенке привел в порядок. Пошел односторонность подхода изобразительного искусства и его идеологизированность. Но при этом строго хранятся и сохраняются уникальные традиции школы.

— Для изобразительного искусства академическая школа — это как таблица умножения, как ноты для музыканта, — утверждает зураб Константинович. — Любой слух, любая, не знаешь ноты — не можешь играть. Так и у нас. Нужно освоить основы, а дальше действительно строишь свой путь, искал себя. Но знания и профессионализм должны быть обязательно.

Я открытый всему новому, он распахнул двери академии для художников различных направлений и представителей различных эстетических взглядов. Теперь в академии приняли представители неофициального и актуального искусства: Юрий Аввакумов, Андрей Бартенев, Эрик Булатов, Франциско Инфантэ-Арана, Илья и Эмилия Кабаковы, Оскар Рабин, Александр Пономарев, Айдан Салахова и другие, которые были при прежнем руководстве, не пришли бы в почетные и действительные члены ни при каких обстоятельствах.

Когда Церетели жизни готовить: открывается кафедра ЮНЕСКО изобразительного искусства и архитектуры, а также она постоянно участвует в международных выставочных мероприятий. В ходе реконструкции ее подразделения: музеи — бродского, Коненкова, Куинджи, музей Академии художеств в Санкт-Петербурге, Музей-замок Чистякова. Кроме того, в состав академии вернулся в Научно-исследовательский институт теории и истории изобразительных искусств, ценные научная библиотека в Санкт-Петербурге.


фото: Сергий Шагулашвили
С Ольгой Свибловой.

В прекрасно отреставрированном здании возродилась художественная жизнь: академия объединяет художников, ее специалисты идут с семинарами в русский город. В академию пришел зритель. Но одно из главных достижений, по мнению экспертов, — что художники были социально защищены.

— Художники часто в пожилом возрасте оказываются забытыми, один на один со своими болезнями и бытовыми проблемами, — говорит директор МАММ Ольга Свиблова. — Академия с приходом Зураба Константиновича не только поддерживает художников материально, но главное — доволен регулярные выставки, не давая нам забыть историю искусства и помогая открыть его фактическое состояние.

Свежая хурма для Церетели

Московский музей современного искусства (ММСИ) на Петровке — еще одна важная вещь, руки Церетели. ММСИ стал первый в стране государственный выставочный боец, специализирующийся на искусстве XX и XXI веков, показывает современного русского искусства. В основе собрания — коллекция самого президента Академии изобразительных искусств из 2000 работ. Позже ММСИ присоединились залы в Ермолаевском переулке, на Тверском и Гоголевском бульварах. Как филиал музея был открыт для общественности и музея-мастерской самого Церетели на Большой Грузинской

Отличный музей с блестящей программы — от дебютных проектов, работ начинающих авторов, концептуальных экспозиций до международных фестивалей и ретроспектив великих мастеров. Профессионалы знают: музей работает абсолютно бескорыстно, еще представить интересный проект и не получить отказ.

Художник Андрей Бартенев вспоминает:

— Как-то на моей выставке в ММСИ я получил от Зураба Константиновича звонок: «Приходите. Я нарисую твой портрет». Я нарядился в костюм сочной хурмы, пришел в комнату, где мольберты, холсты, и дети параллельно с мастером рисования. Меня поставили на подиум, и зураб Константинович крупными мазками, на трехметровому холсту начал рисовать. А за ним стоял в очереди различными посредниками и участниками, и речь шла таким образом: три взмаха кистью, потом он сказал кому-то: «дорогой Мой!», после того, как золотой блестящей ручкой подписать бумагу, и снова шел взмах кистью. Я стоял на трибуне и думал: как это может быть так многоруким? Когда портрет был окончен, я понял: это суперсовременная концептуальной живописи. Зураб Константинович удивительным редким свойством — все перевести в позитив, чтобы изменить мир вокруг себя. Сразу же хочу быть свободным и раскрепощенным, экспериментировать, дать пространство новыми вещами, свежий…


фото: Сергий Шагулашвили
С Андреем Бартеневым.

Да, зураб Церетели — строитель, творец, но истинный художник, который не может не работать.

— Дело академии, параллельно с собственным творчеством — не понимаю, как это получается, — говорит Ольга Свиблова. — Он страстный поклонник искусства, рисующий каждую минуту. И как все это ему удается — понять невозможно. Другой бы уже давно успокоилась, а он неугомонный. А еще зураб Константинович — отличный политик, способный услышать и понять каждого.

Ирина Филатова, галерист:

— Как-то готовится его выставка у нас в Файн-Арте (их было два), я перелопатила в мастерской все его работы: он прекрасный живописец, блестящий рисовальщик, объединяющей русской и французской школы. Он роскошная живопись (интерьер, декоративные, портрет), который служит сам себе. А какие цирковые серии, театров, цветов, портретов…, Казалось бы, есть и имя награды-признание — все есть, и я увидела, как перед вернисажем он нервничал и беспокоился.

Художник, президент, но и политик, дипломат, гедонист, джокер и модник. Мудрый, хитрый. Патриот без громких слов и заявлений. Знает, как держать удар и бар. Стоит высоко, но не глупыми, головокружений и с настоящим чувством почву под ногами.