«Золотой глобус» «Левиафана» как победа мультикультурализма

bfd89a5b51ff395c99eac28a31bae3e7


фото: Лилия Шарловская

На фото: Андрей Звягинцев

Это для кого-то вроде Эми Адамс, схватившей второй «Золотой глобус» подряд, и снова за лучшую женскую роль в комедии (на этот раз актриса хорошо постаралась в фильме Тима Бёртона «Большие глаза») — это приятная, неожиданная, но такая земная награда. А для российского кино «Золотой глобус» — всего второй в истории. И для нас каждый грамм этой статуэтки в прямом смысле слова — на вес золота. На «Глобусе», в отличие от «Оскара» (о том, попал ли «Левиафан» в аналогичную номинацию премии Американской киноакадемии, узнаем совсем скоро, 15 января), эта номинация выглядит более веско. Даже не так — изящно. Приз за лучший иностранный фильм от ассоциации иностранных журналистов — в этом есть какая-то звучная гармония.

В борьбе за «Золотой глобус» он обошел своего главного конкурента — польскую драму Павла Павликовского «Ида», которая взяла все награды Европейской киноакадемии под занавес 2014 года. Так что, Андрей Звягинцев вряд ли кривил душой, говоря со сцены:

— Леди и джентльмены, большое спасибо, мы абсолютно счастливы.

Продюсер Александр Роднянский окажется более многословным:

— Это действительно очень волнительный момент для всех нас, для наших близких, всей нашей талантливой съемочной группы. Чем больше мы думаем о судьбе нашего фильма, тем яснее понимаем, что совершенно неважно, кто ты: кореец, американец, русский или француз. Трагическая история обычного человека, который сталкивается лицом к лицу с бездушной системой — абсолютно универсальна.

Позже Роднянский добавит:

— История, рассказанная в фильме, имеет прямое отношение к личному опыту обычного человека во многих странах мира. В российском фильме узнают себя и кореец, и бельгиец, и американец, и итальянец, потому что «Левиафан» рассказывает о человеческом уделе, о судьбе. Андрея Звягинцева, как русского художника, вдохновляет великая русская культура, и «Левиафан» стоит на плечах ее гигантов — от Пушкина, Салтыкова-Щедрина, Гоголя, Достоевского до Солженицына, Пастернака, Шаламова.

Приз Андрей Звягинцев и продюсер Александр Роднянский получали из рук усатого Колина Фаррелла и хрупкой Лупиты Нионго. Что один, получивший свой «Золотой глобус» за роль в «Залечь на дно в Брюгге», что вторая, завоевавшая в прошлом году «Оскар» за роль небесной красоты рабыни в драме Стива Маккуина «12 лет рабства» — как никто подходили для этой работы.

Лупита так начала свое выступление:

— Хорошие фильмы преодолевают любые границы.

Живое подтверждение этих слов — список призов «Левиафана». «Золотой глобус» дополнил ряд таких наград Звягинцева, как приз за лучший сценарий Каннского кинофестиваля, главные призы в Мюнхене, Лондоне, сербском Паличе, Абу-Даби, а также премию за лучший фильм года на церемонии Киноакадемии Азиатского-Тихоокеанского региона в австралийском городе Брисбене. Наконец, буквально за день до церемонии в Лос-Анджелесе, «Левиафан» получил приз в аналогичной номинации на фестивале в Палм-Спрингс. А также попал в число номинантов Британской академии кино и телевизионных искусства BAFTA.

Приз за лучшую драму — безусловному шедевру 2014 года «Отрочеству» Ричарда Линклейтера — вручала Мэрил Стрипп. Она же в самом начале вечера стала невольной участницей сцены, пародирующей нравы Северной Кореи. На нее организаторов «Золотого глобуса» вдохновили злоключения фильма «Интервью» про выдуманное убийство Ким Чен Ына, который чуть было не спровоцировал настоящий межгосударственный конфликт. Сразу после шутливого номера на сцену вышел президент Голливудской ассоциации иностранной прессы Тео Кингма и уже серьезно, без улыбок напомнил всем собравшимся о ценности свободы слова во всем мире: от Северной Кореи до улиц Парижа. Каждая из этих сцен, а куда убедительнее — биография занятых в этих сценах героев символизировала новую победу мультикультурализма, который отдельные скептики в очередной раз поспешили похоронить после парижского теракта в редакции сатирической газеты «Charlie Hebdo».

Победа «Левиафана» — тоже из их числа. Поднявшись за наградой под музыку американского композитора Филипа Гласса (она же звучит в картине), чтобы получить приз из рук ирландца и кенийки, рожденной в Мексике, Андрей Звягинцев не просто рассказал историю, одинаково понятную зрителям по всему миру. Он в очередной раз ярким фломастером обвел контуры России на его карте.

Это и есть суть мультикультурализма. А точнее — культуры как таковой. Преодоление любых границ и языковых барьеров. Ее универсальной и безусловной ценности в каждой точке земного шара. Пусть и уменьшенного до масштаба одного «Золотого глобуса».