Золотая Евгения Медведева: Девятый класс, третья четверть

3096dcd67db5a27e87e4f5ab31c08f5c

Eвгeния Мeдвeдeвa

— Жeня, в этoм сeзoнe вaм приxoдится дaвaть интeрвью, мoжнo скaзaть, бeз oстaнoвки. Нaчинaeтe пoбaивaться всeoбщeгo вoсxищeния или вaм нрaвится, чтo вoкруг вaс всe врeмя тaкaя aктивнoсть?

— Нa сaмoм дeлe, я oткрытый чeлoвeк. Прaвдa, этo я тaк считaю, нe знaю, кaк считaют другиe. И мeня пoкa интeрeс сo стoрoны нe утoмляeт. Нo, eсли чeстнo, мнe нрaвится, кoгдa зaдaют вoпрoсы, oтнoсящиeся имeннo кo мнe: чтo любишь, чтo для тeбя лучшe? A нe из сeрии – чтo вaм скaзaлa вoт этoт чeлoвeк или вoт тoт? Я люблю вoпрoсы «прo меня».

— Целеустремленная, лидер, одержимая, трудоголик, все понимающая, не умеющая проигрывать, не по годам мудрая… Это все про вас?

— Да вы просто не видели меня в окружении друзей! Мы можем «вытворить» иногда что-то такое, что ни под одно определение не подпадет.

— Не пугайте. Думаю, бывает, что вы просто веселитесь от души.

— О, да!

-Вы сейчас в девятом классе…

— И собираюсь сдавать экзамены досрочно, чтобы не сбивать график подготовки, сборы.

— То есть снова отдых отменяется?

— Выходной есть. Хотя он, конечно, не такой уж совсем «без примеси». Репетиторы приходят. Правда, бывает, но очень редко, и такое: не трогайте меня, я весь день отдыхаю! Но чаще всего, конечно, фигуристы наслаждаются весельем на соревнованиях — уже после награждения, пресс-конференций. Да у меня, если не считать всех сестер, друзей вне фигурного катания, можно сказать, нет.

— А сколько сестер?

— Крестная, она на несколько лет старше, и две двоюродные, младшей – только четыре года, Вивишка. Нет, ее вообще зовут Вероника, а сама она называет себя Виви. А в фигурном катании мы, конечно, все общаемся. Ребята из разных стран, подолгу не видимся. Заканчиваются соревнования, готовимся к банкету, он всем нравится. Когда обычно запущен режим: каток–дом – каток – школа, то нет особой возможности нарядиться, каблуки себе позволить, платья красивые достать. Но как раз все это можно и нужно на банкете. Каждая девочка, я думаю, не может подобным не наслаждаться: я на каблуках и в таком прекрасном платье!

— Каждая девочка – нормальная шмоточница…

— …я обожаю ходить по магазинам, косметика, платье, туфли – это все прямо мое!

— …но не каждая девочка вкалывает, как вы. Или, считаете, что не вкалываете, а обычно работаете?

— Для того, кто ничего не делает, наверное, вкалываю. А для спорта… Он научил ставить перед собой цели и добиваться их. Когда пришла к Этери Георгиевне Тутберидзе, мало что умела, конечно. Училась, а потом поняла очень хорошо, что фигурное катание – то, что мое, я хочу эту работу, эту жизнь. Надо только уметь преодолевать – когда себя, когда обстоятельства.

— Простите, во сколько лет поняли?

— Около десяти. Тренер точно знает свою цель. И очень требовательна – как к себе, так и к спортсменам. Я вот думаю, что многих держит в спорте, когда уже достигнуты цели? Мне кажется, меня могла бы оставить на льду одержимость – что я всю жизнь этим занималась. Кто-то бегает по утрам каждый день — и отучиться сложно. А я уже затянута в свой спорт. Это жизненный стимул. Не знаю, почему, но ощущения тяжести, усталости от спорта у меня не возникало. Хотя получается иногда все не так, как хочется.

— Вам виднее, конечно. А нам видно, например, что вы никогда не жалуетесь. Да и не каждая фигуристка может, например, «похвастаться» выступлением со сломанной рукой. Может, это было уже все же слишком?

— Тут все ведь просто. Если бы я не вышла тогда на старт, то не попала бы в сборную. Показать, что я могу, причем в любых обстоятельствах – важно. Меня даже мама не отговаривала тогда, все понимали, что травма – травмой, но останавливаться нельзя. Есть шанс выступить, можешь – выступай, не упускай его. Да, не все, может, меня тогда поняли. Кто-то, видя гипс, наверное, крутил пальцем у виска. А кто-то даже и не знал, что он вообще есть, этот гипс по самый локоть. Я катала вальс, все чисто прыгала, и только в раздевалке окружающие увидели мою руку: «Женя!?»

— Как вы относитесь к слову «пубертат»?

— Не знаю, отношусь я к нему, относилась или буду относиться? Но, мне кажется, что на проблемах роста и изменений в любом случае зацикливаться, наверное, не нужно. Нужно продолжать слушать тренеров.

— Когда вас тренер последний раз удивляла или смешила?

— Не помню, где именно это было, Этери Георгиевна выводила меня на короткую программу. И что-то так застыла, стоит и смотрит на меня внимательно. Потом говорит: «Хорошо накрасилась, иди, катайся!». Таких слов я явно не ожидала в этот момент.

— Если бы в вашем графике образовались пустоты, чем бы хотели их сегодня заполнить?

— Наверное, встречами с друзьями каждый день. Есть такие ребята, которые живут через несколько станций метро от меня, но у меня нет времени. На «пойдем с нами, у нас планы…» всегда следует мой ответ: не могу, тренировка.

— А есть какое-то большое и затянувшееся ожидание?

— На протяжении уже лет пяти очень хочется поехать в Лондон хотя бы на две недели. Побывать там так, чтобы ни слова по-русски не сказать. У меня целый список заготовлен: что посмотреть и где. А язык просто очень хочется знать. На какие-то вопросы в смешанной зоне я и сейчас отвечаю на английском. Но только тогда, когда точно знаю, что хочу сказать. У меня еще плохо получается, но все равно буду пробовать, иначе не заговоришь.

— По-английски можно поговорить не только в Лондоне.

— Мне нравится именно британское произношение, хочу чистый язык и очень люблю британские сериалы.

— Как далеко от вас эта поездка?

— Думаю, пока далеко. Пусть побудет мечтой.

— Ваша карьера, несмотря на обилие титулов, только начинается, но если бы писали записочку себе, только на десять лет старше?

— Я еще не заглядывала столь далеко, так, мне будет 26? Я точно буду работать в спортивной сфере, не иначе. Есть и еще желание – получить второе образование, что-то из области визажиста, стилиста.

— А у мамы есть мечта, которую нужно осуществить?

— Она мне не говорила.

— А вы спрашивали?

— Нет. Спрошу. Мама с бабушкой – самые мои близкие и любимые. Раньше на соревнования со мной бабушка всегда ездила, теперь уж я сама. Но дома, в обнимку с собакой, мы много разговариваем. За чаем, просто так.

— Женя, вы выступали весь сезон без срывов. Первый взрослый сезон. Похоже, для вас нет такого понятия, как «пик формы»?

— Знаете, сезон ведь построен так: старт, вдох-выдох и – работать дальше. Причем выдох – только психологический. Тренировки надо продолжать, нельзя расслабляться, просто желательно отвлечься на что-то, хобби, собаку, рисование. То есть морально освободить себя, чтобы все наработанное, и физически и эмоционально, сработало в нужный момент, а не выплеснулось по частям.