Завершено дело об аварии «Протона»: дорогу в космос закроет следствие?

2555154981e28713f4feca6123268c78


фото: Геннадий Черкасов

Понятно, что не 55-летняя контролер Диана Николаевна Гудкова была последней в цепочке проверяльщиков. Не Гудкова проверяла систему перед запуском ракеты на космодроме. Должна была быть еще и военная приемка . А значит, с ней рядом на скамье подсудимых должны оказаться либо те, кто обязан был это делать, но не сделал, либо те, кто отменил обязательную дополнительную проверку работы всех систем ракеты перед запуском. Следователи, похоже, нашли одного из этих людей: обвинение по части 1 ст.293 УК РФ (халатность) предъявлено также начальнику 1653 военного представительства Минобороны РФ Марату Насибулину. Якобы он исключил операцию контроля установки приборов в связи с тем, что на протяжении длительного времени она выполнялась без нареканий. По этой причине нештатное размещение датчика не было обнаружено и исправлено. В результате государству был причинен ущерб на сумму более 5 миллиардов рублей.

Получается, что Гудкова все-таки оказалась тем человеком, кто последний видел прибор? «По версии следствия, обвиняемые Денис Гришин, мастер Александр Николаев и Диана Гудкова в 2011 году занимались установкой на ракету-носитель «Протон-М» датчиков угловых скоростей в канале рыскания. В результате нарушения ими технологической дисциплины, предусмотренной конструкторской и технологической документацией, эти датчики были установлены неправильно (с поворотом на 180 градусов от штатного положения). Это исказило работу системы управления ракеты-носителя, вызвало её падение и разрушение», – говорится на сайте СК. При это отмечается, что Гришин и Николаев частично признали свою вину в совершении преступления. А вот Гудкова свою вину отрицает.

С самого начала версия с переворотом датчиков считалась шуткой. «Как можно перепутать местами то, что в принципе перепутать невозможно?! — смеялись прибористы. — Датчики угловых скоростей (ДУСы) просто не могли неправильно войти в свои гнезда». Однако потом выяснилось, что это и есть основная версия следствия. Хорошо, допустим, их впихнули силой, даже сделав, по версии следствия, какую-то вмятину на корпусе. Теоретически с большой-большой натяжкой, это можно наверное, представить.

Но вот Гудкова все-таки стоит на своем: «Я не виновата!». По ее словам, роковой прибор, за который ее клеймят позором и предъявляют обвинение, 137-й в ее практике. 55-летняя работница, 30 лет проработавшая в Центре Хруничева могла бы уже забыть эту историю как страшный сон. Следователи, по словам ее адвоката Алексея Курганова, требуют от нее только признания своей вины, после чего к ней сразу применят амнистию. «Даже если не углубляться в суть дела по существу, Диана Николаевна подпадает под амнистию в связи с постановлением правительства: во-первых, играет роль ее возраст, во-вторых, не тяжкий характер ее преступления. Признает или не признает она своей вины в данном случае роли не играет. Думаю, что у следователя по этому делу может быть только один мотив не применять к Диане Николаевне амнистию, — в этом случае дело контролера не попадет в статистику раскрытых дел. По поводу неправомерного решения о передаче дела Гудковой в суд, я подал жалобу в Басманный суд столицы. Она должна быть рассмотрена на днях».

Виновата или нет Гудкова, суд, конечно, решит и если надо, накажет женщину пенсионного возраста по всей строгости закона. Только вот решит ли это проблему падения «Протонов»? Как мы знаем, после аварии 2013-го были аварии этой ракеты-носителя в 2014-м и в 2015-м…