Зачем бобслеисты возят «тачку»?

b308ca2ec242eb8e2d3bcd59e2d27245


фото: Дмитрий Любимов

Раз в год Федерация бобслея и скелетона России объявляет всероссийское тестирование кандидатов в национальную сборную. Для его проведения вовсе не нужен ледовый желоб. Достаточно качественной беговой дорожки и еще одного приспособления. В санно-бобслейный комплекс в подмосковное Парамоново съехались на просмотр без малого 108 кандидатов, что стало рекордом. А за тестами наблюдали ни много ни мало тренеры российских сборных — Пьер Людерс, работающий с бобслеистами, и Вильфрид Шнайдер, который с большой долей вероятности продолжит тренировать сборную России по скелетону.

Многие интересуются, почему скелетон живет под одной крышей вместе с бобслеем, а не, казалось бы, родственными санями. Ответ прост: два вида спорта, в которых Россия забрала 3 из 4 золотых олимпийских медалей, начинаются с разгона. Чем быстрее участник пробежал стартовый отрезок, чем лучший импульс задан его снаряду — тем выше шансы на успех. Саночники же отталкиваются руками.

По 2 попытки давалось парням и девушкам на такие упражнения, как бег с места на 30, а затем на 50 метров, бег с разгона (30 м), разгон бобслейной тележки на 30 м и прыжки в длину с места. Почему такие короткие дистанции? Дело в том, что они идеально имитируют работу на старте ледовой трассы. До «тачки», имитирующей боб, добрались не все: как ни подбадривали новичков экзаменаторы, случился отсев. На таких коротких отрезках требуется сверхспринтерская скорость. Тем не менее около 10 процентов участников были признаны пригодными, этим летом они будут приглашены на свой первый сбор. Тренерам предстоит даже сражаться за своих новичков, но их пожелания тоже будут услышаны. Кто-то хочет оказаться в бобе, а кто-то на скелетоне.


фото: Дмитрий Любимов
Вильфрид Шнайдер готов давать большие нагрузки.

— У нас такое существует давно, и я приехала посмотреть на девчонок — потенциальных разгоняющих. Нужны резерв, большая команда и конкуренция, — говорит пилот сборной России Надежда Сергеева. — Я вырвалась на выходные из больницы, где мне недавно сделали операцию.

— Получается, можно с улицы прийти и заявить о себе как о потенциальном бобслеисте сборной страны?

— Теоретически — да. Была большая рекламная кампания, людей приглашали через группы в социальных сетях. Там все время задают вопросы: как к нам попасть?

— Ну если вдуматься, другой возможности для просмотра самородков для бобслея в нашей огромной стране и нет!

— Совершенно верно. Альтернатива — это искать людей по крупным соревнованиям по легкой атлетике. Например, я сама мастер спорта международного класса в атлетическом многоборье.

— Получается, у атлетов больше всего шансов попробовать новые виды?

— Не только. Может пригодиться карьера штангиста, из игровых видов — гандбола. Силовой вид, где при этом надо думать. Травмоопасный вид: у нас в больнице сейчас много игроков.

— Надеюсь, у вас все обойдется?

— Травма не очень серьезная, врачи сказали, что скоро я смогу приступить к тренировкам. Увы, я должна была уже сейчас ехать на сборы в Сочи, но мне поздновато определили диагноз, поэтому присоединюсь к команде только в июле.

— Когда вы из разгоняющей превратились в пилота, ощутили повышение в классе?

— Нет. Это просто другое амплуа. Рулить предлагают попробовать всем, но не все соглашаются. У кого-то душа не лежит. Есть люди, склонные к разгону. Но школа пилотов существует. У кого получается — переходят. Может, у кого-то талант от Бога, как в автоспорте. А вот если саночники приходят — автоматически становятся пилотами.


фото: Дмитрий Любимов
Надежда Сергеева: «Хотела, но долго не решалась завести собаку: ей надо заниматься, а на сборах не до этого. И вот купила йоркшира».

■ ■ ■

— Обогатится ли сборная по итогам тестирования? — это уже вопрос тренеру и легенде бобслея Пьеру Людерсу.

— Я отметил 5–6 девочек, которые выделяются на фоне остальных. Возможно, с 10–15 спортсменами мы продолжим общение.

— В Канаде происходит такое же тестирование или это российское изобретение?

— Похоже, конечно, но количество участников не так велико. Канадцы могут маленькие сборы проводить. В Ванкувере 5 человек на пробы придет, в Торонто — еще 10 и так далее. Но здесь можно посмотреть всех сразу и сравнить потенциал.

— Кроме цифр на секундомере на что обращаете внимание?

— Я хожу по всему стадиону, наблюдаю, что делает каждый из них в перерыве. Смотрю, остаются ли ребята «размятыми», сконцентрированными, или же просто сидят и ничего не делают.

— И как надо себя вести, чтобы не разочаровать мистера Людерса?

— Кто бы что ни говорил, все равно это соревнование. Значит, между дисциплинами нужно оставаться разогретым, быть как бы в центре этих стартов. Мы смотрим, есть ли у людей соревновательный опыт. Я не жалею, что работаю в России. И надо отобрать ресурсы для первой сборной, дубля и региональных команд. Надеюсь, получится: у России есть большой опыт в бобслее и генетическая приверженность к спорту. Объекты тоже хорошие: если трассу в Парамонове переделают, это будет один из лучших комплексов в мире.

— Вы отправляетесь на сборы в Сочи. Вызваны ли в команду Алексей Воевода и Дмитрий Труненков?

— Воевода год назад взял паузу, но вместе с тем остается действующим бобслеистом. Труненков, который пропускал минувший сезон из-за травмы, поедет.

— На предстоящий сезон тренерский штаб сформирован?

— Подготовительный период стартует уже сейчас. Должность старшего тренера, вакантную после скоропостижной смерти Александра Щегловского, займет Владимир Бойцов. Человек опытный, владеющий всей информацией. Можно сказать, что штаб сформирован.

…Интересно, что Людерс не обмолвился о двукратном олимпийском чемпионе Александре Зубкове, тренерское будущее которого после окончания карьеры остается под вопросом. Сам экс-рулевой сборной, отказавшийся возглавить молодежную сборную, в Парамонове появился в компании дочери Елизаветы — молодой скелетонистки, о которой до сих пор спорят: в какой сборной окажется спортсменка, тренировавшаяся весь сезон в Германии? По словам Вильфрида Шнайдера, вопрос уже можно закрыть.

— Как можно говорить об олимпийских перспективах Лизы, если она тренируется с немцами? — в этом смысле германский тренер владеет большим количеством информации. Впрочем, сам специалист, работающий со скелетонистами, еще в начале недели не был связан новым контрактом с ФБСР.


фото: Дмитрий Любимов
Кто выдержит взгляд Пьера Людерса?

— На это лето намечен очень серьезный режим подготовки, практически без отдыха. Не боитесь перегрузить?

— Одно дело — написано в плане. Другое дело то, что реально выполняется. Иногда спортсмены слишком много отдыхают.

— В каком состоянии боевая сборная? Как дела у Лены Никитиной, которая провела не лучший сезон?

— Лена не очень хорошо подошла физически, были приняты новые формы подготовки, новый контроль тренировок. Что-то пошло не так. Постолимпийский сезон часто расслабляет спортсменов. И все же нужно взять себя в руки.

— Может, стоило пропустить, или потом уже невозможно вернуться в строй?

— Нет, у каждого есть второй шанс, но лишь в том случае, если будет проведена хорошая работа и вкатка.

— На спорт высших достижений в стране денег не жалеют. Но есть ли ощущение экономии на чем-нибудь?

— Я не вижу никаких преград нашей работе. От плана мы еще не отходили. Что касается сокращения средств, то, возможно, на какие-то виды спорта оно повлияло, но нас не коснулось. Если и есть какие-то сокращения бюджета, то они целесообразны. Я не вправе осуждать кого-то…

Из-за наплыва желающих тестирование вышло за положенные 3 часа. А к упражнению на разгон тележки стадион на треть опустел. Сборно-разборный снаряд был снабжен балластом, несколькими блинами от штанги, и стал весить 103 кг. Не боб, конечно, но близко к этому. При этом оставшиеся претенденты разгоняли «тачку» так, будто это была пустая тележка из супермаркета. Чему удивляться: теперь это были уже избранные, имена которых мы, возможно, скоро узнаем из репортажей с бобслейных и скелетонных трасс.

Дмитровский район — Москва.