Встреча с Богом вышла боком

cfc56c6f4942111df6aab9cf564e0736

Игра в шахматы. Офорт Жюля Жаке по картине Жана-Луи-Месонье, 1858 г. Лондон (из архива автора).

Матч на 500 гвиней

Архиепископ Кентерберийский, живший в ХI веке, однажды совершал прогулку по лесу и неожиданно увидел бородатого человека, погруженного в глубокое размышление.

«Какой-то нищий», — подумал владыка, а когда приблизился к незнакомцу, заметил у него на коленях шахматную доску.

— О, ваше преосвященство, — сказал бородач, — простите, что не могу опуститься на колени и поцеловать вашу руку. Я только что закончил партию и должен выказать своему партнеру величайшую почтительность.

— Не понимаю, кто же твой партнер? Я никого не вижу, — удивился архиепископ.

— Извините, владыка, но мой партнер — Господь Бог! Не осуждайте меня, но должен признаться, что иногда я играю с Богом на деньги. В этой партии ставка была 30 гиней, и я проиграл! Видите, мне шах и мат. Прошу ваше преосвященство быть настолько любезным и принять у меня эти 30 гиней. Когда я проигрываю, Господь Бог посылает мне кого-нибудь, кто получает выигрыш.

— Воля Божья должна быть исполнена, — сказал хитрый архиепископ, к тому же известный своей жадностью.

Посланник Бога взял деньги и уехал в своей карете. Но он не забыл о странном шахматисте и на обратном пути решил снова подойти к нему: вдруг тому опять придется выполнить поручение всевышнего? Архиепископ Кентерберийский приказал остановить карету.

— Поезжайте вперед, мне надо обменяться парой слов с этим человеком, — сказал он вознице.

— Как ваши дела, мой друг? На какую сумму вы играете теперь?

— О, сейчас ставка уже пятьсот тридцать гиней. И, видите, на сей раз моя позиция очень хороша. Да, кажется, я прав, и Бог получает мат в три хода. Смотрите: шах, шах и мат! Я выиграл! И справедливый Господь послал мне вас, ваше преосвященство, чтобы вы за него уплатили.

Такой поворот событий не входил в планы владыки: он не собирался платить сопернику Бога ни гинеи.

— Я честно расплатился, когда проиграл, и прошу вас поступить так же, когда я выиграл.

— Вы шутите, добрый человек!

— Я не шучу, будьте уверены! И это могут подтвердить мои друзья, — решительно заявил шахматист и показал на таких же бородатых людей, как и он, появившихся из-за деревьев.

И у архиепископа Кентерберийского не оставалось другого выхода, как достать кошелек. Так загородная прогулка обошлась владыке в 500 гиней. Поединок смертного с Богом вышел наместнику Господа боком.

Прощай, Америка!

По мнению британского историка Бенкрофта, в конце ХVIII века шахматы сыграли едва ли не решающую роль в войне северо-американских колоний Англии за свою независимость. В канун решающей битвы при Трентоне английский главнокомандующий генерал Рол азартно сражался за шахматной доской как раз в тот момент, когда ему передали сообщение, что силы повстанцев во главе с Джорджем Вашингтоном форсировали реку Делавер. Ролу, увлеченному игрой, было не до того, и он рассеянно сунул срочное донесение в карман. В результате повстанцы получили фору во времени, и это предопределило исход битвы.

— Если бы не этот прискорбный случай, — утверждает Бенкрофт, — сама историческая идея возникновения Соединенных Штатов, возможно, бесследно исчезла бы, подобно мерцающим огонькам затухающего пламени…

Правила надо знать!

Король Людовик VI весьма ловко использовал шахматное правило, согласно которому король — фигура неприкосновенная. Во время Бренвильской битвы французские войска потерпели поражение от англичан. Сам Людовик был окружен неприятельскими солдатами, и один из них, схватив королевского коня за узду, воскликнул:

— Король взят!

Людовик не растерялся и крикнул в ответ:

— Вам следовало бы знать правила, доблестный солдат, — короля брать запрещено!

Произошла заминка, удивленные солдаты расступились, и французский король, пришпорив коня, спасся от неизбежного плена.