Время любви: жизнь и смерть фигуристки Людмилы Белоусовой

ca3e405fd31f2fee52e9fbe800aeaf64

Лиричeский стиль фeнoмeнaльнaя пaрa Людмилa Бeлoусoвa — Oлeг Прoтoпoпoв пo-прeжнeму oстaeтся этaлoнoм вoждeния двуx влюблeнныx в друг другa и людeй льдa. «Грeзы любви» нa музыку Фeрeнцa листa в 1964 гoду в Инсбрукe был зoлoтo — пeрвaя зoлoтaя мeдaль в истoрии фигурнoгo кaтaния! Вo врeмя игр в Грeнoблe в 1968 гoду, пaрa былa снoвa пeрвoй, между играми в четыре раза, став чемпионами мира и Европы.

Эти двое не знают, что это такое, чтобы быть похожим на других. Но он знал, чувствовал, думал, что их работа уникальна. И хотел идти своим путем. После ухода из спорта в 1972 году, он работал в Санкт-Петербургском балете на льду, и в 1979 году он попросил политического убежища в Швейцарии. Они хотели свободы, особенно творческих. Потеря титулов и поставить имена наших спортивных папки – все это не помешало их любви. Так что это не повредит диск. Смысл жизни приобрел ссылка не влияет.

«Я думаю, что мы не патриоты? — сказал в интервью «МК» Олег Зубков. — Да, были готовы отдать все за Родину. Иначе зачем ехать, если у меня было кровотечение на Олимпийских играх в Гренобле — это камни в почках и страшные колики, и операция не может быть выполнена: когда вы сокращаете мышцы живота, придется забыть о поддерживает. Пребывание в Швейцарии, говорят местные власти, что причины для нашего спасения — сугубо творческий характер. В нас все время что-то не подходит для России: мы были слишком спортивное, театральное, чем наоборот. Потом мы перестали пускать на соревнования пригласить на демонстрацию… мы не позволяли управлять собой. Я думаю, что вся суть наших конфликтов».

Трудно поверить, но Белоусова – Протопопов ездил в последний раз. Кто-то, казалось, при всем уважении к конькобежцам, даже ненужных. Все, мол, это их время. Но не ездить на них, не выходить на лед было не дышать. Так что, не жить. «Наша сила заключается в том, что каждый день мы выходим на лед. Если мы его потеряем, мы потеряем все…».

В 1999 году, впервые после побега, они летали в Москву и Питер. Затем они были приглашены Вячеслав Фетисов в финал Гран-При по фигурному катанию в Санкт-Петербурге. Но Олег, принимая приглашение, не стесняйтесь уточнить: «почему это в качестве кого? Никаких свадебных генералов делать?». В этой роли они себя не хотят видеть.

Когда я понял, что они ждут реальных, говорит, что любит водить машину, по крайней мере час она никогда не забудет льду «Юбилейного». Это был первый дворец в Санкт-Петербурге, построенный при Хрущеве. Однажды во время личной встречи с Хрущевым легендарные спортсмены говорили о том, что Ленинград не может остаться без Ледового дворца. Он поддержал их идею, при поддержке болельщиков, которые на последних писем, что у фигуристов есть деньги на строительство катка.

…Тонкие, хрупкие близкий партнер Людмила и мужчина в аэропорту казалось немного нереальным. Как может природа, чтобы скрыть такой силой характера в свет, прозрачный, оболочка? «По фигурному катанию должен быть загадкой, как женщина», — говорит Олег Протопопов. В Белоусова был загадкой. Не надо решить проблему, можно только восхищаться и помнить.

«МК» отвечают известные фигуристы, потом в Шереметьево. Тогда она будет летать в Москву несколько раз. И даже на Олимпийских играх в Сочи. Но первая встреча после такого длительного перерыва, остался в памяти ярким воспоминанием.

«Время любви» название доклада «МК» из Шереметьево.

Сегодня Олег Протопопов остался один. Женщина, партнер, коллега, друг, великая тайна ушла, покинув офис. И налево. Как символ безграничной любви, преданности и веры…

«МК» повторить фигуристы в первые минуты после его возвращения. Ни один из ответов не должны быть исправлены. Ответить на вопросы для Олега, но не все время, что я был там, и кивком головы согласился, без потери легкая улыбка на секунду.

…»Лучший! Олег!» — несколько верных друзей великого Белоусова и Протопопов и вперед между просто пролетели легендарные фигуристы, пытаясь отодвинуть фотографов и телекамер вокруг VIPовской лестнице прибытие в Шереметьево. Двадцать четыре года — столько-то… «много», — Людмила кивнула, что прелести улыбки, что она просто хотела, чтобы заморозить и не двигаться.

Четыре и двадцать лет не видел в России своего первого олимпийского чемпиона по фигурному катанию. За эти годы, и сколько их было, чемпионы!.. Но Белоусова—Протопопов — уникальный. Гордый, но не заносчивый. Швейцарский паспорт, но и российский. В «Шереметьево» они были счастливы. И благодарен и сказал «Спасибо» всем встречающих. «Спасибо, давай» — несколько ошарашен такой «незвездный» поведение ответить в настоящем…

— Людмила, Олег! Катание на коньках с тобой?

Конечно, мы хотим, чтобы практика в Санкт-Петербурге, «Юбилейный». Не забывайте, как говорится, молодежь, но мы не старые…

— Позвольте мне дать вам номер «МК»: вчера нам уже известно о вашем прибытии…

— Большое спасибо: «Московский Комсомолец», читаем мы в самолете. Не ожидал, что это будет так трогательно!

— Ты прекрасно выглядишь…

— Мы стараемся. Это необходимо, чтобы получить себя в форме! Людмила весит 42 кило, я — 64. В отпуске можно добавить несколько фунтов… но это наша борьба, вес конкуренции. Да, у нас даже похудела немного по сравнению с последним: в любом случае, костюмы, которые мы играли на Олимпийских играх в Гренобле в 68-м году, сегодня он немного большой.

— Вы знаете, что многие в России до сих пор в восторге снова увидеть вас на льду?

Видимо, потому что я знаю, что со льдом мы не оставляем. Конечно, тройной прыжок мы не сделать один или два оборота. Но и все требуемые элементы пары коньков, вращений, спиралей и т. д. — это все есть. И конечно, это будет очень долго. Должна быть усилена только вестибулярный аппарат. Стоя на деревянном вращающемся диске и в разных направлениях, чтобы повернуть — чем больше, тем лучше. 23 ударов с закрытыми глазами не проблема для нас. И тогда не проблема выдержать от трех до четырех с половиной минут на льду.

— Теперь, если вы уже ступили на Московскую землю, эмоции переполняют?..

— Мы во сне, вот только что Мила в самолете, чтобы участвовать в опросе, справка о записи… и писал, что это не Государственный комитет попросил нас, и nhs. По старой памяти будут записаны. И это было ровно 24 года назад, когда мы покинули Советский Союз, и не только по линии ГСЗ. Я ей говорю: «Слушай, это было похоже на день вчерашний! Так что мы оставили вчера, и сегодня пришла…» какая-то фантастика!

— Вы готовы к потрясениям, которые ждут вас, начиная с того, что Москва просто не в курсе?

— Я не знаю — я думаю, мы никогда не уходили. Это только новые и молодые лица вокруг нас мы видим — не представляю, как это весело!

— Честно говоря, не боюсь Принять приглашение?

— А чего бояться?..

«Мы отрезаны от прошлого раз и навсегда. Мы люди очень важны… кроме того, каждый день в его доме смотрят ОРТ, НТВ и российского ТВ-канала. То есть в курсе всех событий вашей жизни сегодня. Смотреть пять минут, чтобы что желание приходить сюда. Если Вы не бывали там, то только в качестве артистов, чтобы выступить перед земляками:» это то, что вы сказали в летнем интервью «МК». Почему сейчас это в приглашении?

Мы решили, что он не имеет права отказаться. Мы были приглашены председатель Госкомспорта Вячеслав Фетисов, и это было впервые за 48 лет в нашей спортивной жизни. Большая честь, что нам не дали, даже после Олимпийских игр, когда мы выиграли. Потом мы встречались, конечно, разные, но не будем вспоминать старое… конечно, мы знали, что многое изменилось. Но не бойтесь, как мы прилетели в новую страну, новую Россию.

Но в новой России хватает бардака — может быть, лучше сохранить все иллюзии?

— На моем столе полный бардак, но я очень хорошо разбираюсь и найти все то, что мне нужно. Так что если в нашей стране что-то не так, есть люди, которые с умом и хорошие мозги, хорошее.

— Ты никогда не переставала фигурного катания, они должны проехать дальше и комментировать…

— Да, нам интересно, и вам отслеживать новые имена? Мы не отслеживаем на Радио «Свобода» в течение семи лет горят Большие гонки. Иногда в ночь на работу. Так что мы не отслеживаем, и не всегда в хорошую дату. Может предсказать будущее и будущее принадлежит тем, кто может и хочет работать. Спит Россия не стоит в любом случае: на Востоке проснулся…

Судей критиковать?

Судьи всегда были разные. Ни одна вычислительная система не может заменить человеческий глаз, и, самое главное, профессионального взгляда на себя. Когда я смотрю на компьютере, вы точно ошибешься. Потому что компьютер, между прочим, создание искусственного, тот же человек. И он начинается, чем это поверить, хотя он сделал программа. Но я могу заставить программу делать то, что он и выбор будет делать так, как я хочу! Так что элемент субъективизма неизбежен в любом случае в фигурном катании. И это тоже суть конкурса. Другое дело, что я хочу, что конкуренция все-таки справедливы. Не так: получается, администрация Иса, и вдруг еще одна пара дам тебе медаль! Я никогда бы не пошла на эту награду: я или чемпион, или полу-чемпион, простите!..

— Ты расстраиваешься, смотрел сегодня Фигурное катание?

— Вы знаете, в фигурном катании должна быть загадка, как в женщине. Когда есть эта загадка — интересно. Нет, мы не злые — не в том возрасте, когда ты проходишь. Тем более, что мы можем делать свое дело и стараться делать так, как мы хотим. И скоропортящиеся — они будут ездить и ходить, и они никогда не увидят его.

— Если вы находитесь в Москве или Санкт-Петербурге советуют некоторые спортсмены, чтобы принять предложение?

— В 24 года, не просит Совета. Да, если честно, если такие люди, как Стас Жук, не был очень популярен… что вы можете сказать?! 138 медалей заработали жук для своей страны — и его не пустили на каток ЦСКА! Но, несмотря на то, что мы не обучены сегодня обучают наших бывших студентов, и они чемпионы мира: Вали Николаева Оксана Баюл, Великович — Шишкова—Наумов, Петрова—Тихонов… и потом мы несколько раз пытались тренироваться, но понял, что давая что-то другим не могу тренироваться. Настоящий тренер не может работать наполовину. И энергии может не хватить. Мы все еще очень хорошо ездить, и, следовательно, не может оторвать слишком много. Но давать советы детям, которые ездят рядом, естественно, бесплатно, что мы можем. Детей не может быть отказано.

— Теперь ты видишь Москву и роскошный дом, который она выросла. Я допускаю мысль, что захотят вернуться, купить квартиру?..

— Наш главный дом-это мороженое. Где есть лед и наши квартиры. Мысль… мы до сих пор очень благодарен моей стране: с одной стороны, она вырастила всех нас, но вы могли бы стереть в порошок. Швейцария — страна, которая поддерживает вас в трудную минуту, держали нас в живых, теперь у нас есть разные национальности. Но у нас в России, и продолжают…

В 1994 году мы стали гражданин Швейцарии. Но мы не герои этой страны. Швейцария имеет свои легенды. Если мы хотим иметь что-то выиграл, поговорить с их флагом — то это другое дело. Мы были там на экскурсии НГС. Слева — и сразу же подписал контракт с американским балетом на льду. Через полтора месяца после его побега, мы уже познакомились. У нас не было ни денег, ни угла… если мы объявили, что Россия больше не будет резервной копии, мы сразу же пригласили в полицию, кто взял советские паспорта. Мы никогда не видели, потом они отвезли нас в гостиницу, а потом еще… еще, мы не знаем, где мы прятались (потому что мы искали советские спецслужбы) — только после того, как было объявлено о предоставлении нам политического убежища, можно было думать о своем угле.

Но это все вторично. Главное — мы были на льду, может получится… вот почему я говорю, что наша квартира, где лед, на котором мы катаемся!