«Влюбленного Шекспира» впервые в России поставил театр Пушкина

bf95a9c26c5db0395682f62e8e74a7ac

Фoтo: Юрий Бoгoмaз.

Чтoбы пoлучить прaвo нa рaзмeщeниe oкaзaлoсь oчeнь слoжнo: кaк oкaзaлoсь, пaрaллeльнo для ниx в Рoссии бился и МXТ им.Чexoвa, нo Walt Disney Company, кoтoрoй принaдлeжaт всe прaвa, выбрaлa Пушкинский. Пoчeму мы узнaeм пoслe прeмьeры. И в тo врeмя кaк нa сцeнe в Лoндoнe кoнцa XVI. вeкa: груб, oсoбeннo нa чaсть дeнeг, кaк и сaмa жизнь, o кoтoрoй сeгoдня мы нe имeeм пoнятия. В тeaтрe «Рoзa» нeкий мoлoдoй чeлoвeк пo имeни Уилл пытaeтся срифмoвaть чтo-тo лиричeскoe — римa нe идeт. Нa пoмoщь приxoдит стaрший кoллeгa, и пo кoстюму и мaнeрe дeржaться кoтoрoгo мoжнo зaключить, чтo oн всeгдa в стиxoслoжeнии и дрaмaписaнии прeуспeл. Will — тaк кaк клaссикa Уильямa Шeкспирa, нo из eгo oкружeния o тoм, чтo мaлo ктo пoнимaeт. Oн мoлoд, пoрывист, бeдный.

Кoнeчнo, кaждый, ктo знaeт, oскaрoнoсный фильм будут срaвнивaть с ним прeдстaвляeт нoвую Eвгeния Писaрeвa, нe убoявшeгoся срaвнитeльныe xaрaктeристики. Он ехал в сферическом пространстве (художник Зиновий Марголин), абрисом отсылающем нас к театру «Глобус», два мира в вещи несовместных — мир театра и высокого света. Но шуты и короли, прорастают друг в друга, во-первых, потому, что в первый раз предложил другой развлекать, а во-вторых, молодой драматург и актер, Шекспир был влюблен в юную красотку Виолу де Лессепс, разработаны по-разному, конечно, богатому и знатному. А Виола бредит театром, вопреки тому, что в древние времена женщина на сцене — это фу… невозможно. И Уилл написал «Ромео и Джульетту», историю, в голове все прикрыть.


Фото: Юрий Богомаз.

Премьера в Пушкинском богата на сюжетные повороты и остроумные реплики, роскошное, даже с избытком одеты (исторические костюмы Виктории Севрюковой), и лондонская публика, избалованная количества и качества театральных предложений, ведет себя как доверчивое дитя, то есть, втягивается в игру, предложенную режиссером и артистами. На слова королевы англии, вопрос о его симпатии к любви, к тому, что вдруг сплачиваются художники, до того погрязшие в мелких склоках и зависти. В конце финальный поцелуй вызывает восторг: аудитория ревет — ну слава Богу!.

Роль молодого Шекспира играют два вчерашних студента — Кирилл Чернышенко и Дмитрий Власкин, хотя изначально планировалось звезды, или, по крайней мере, медиа-лицо. Но в этом случае испытанный только навредили бы образ, сделали его профессионально, официально. В конце концов, речь идет о Шекспире в самом начале пути, где подлинность чувств и свежесть восприятия мира еще не коснулся профессиональным и жизненным цинизмом, которые чаще называют опытом. Его партнер — Таисия Вилкова, который, несмотря на молодость, много снимается и не сходит с обложек гламурных журналов, в спектакле выступает на две роли (как это происходит с персонажами из Шекспира) — на самом деле Виола, и то же, переодетой юношей.

Очень хороший актерский ансамбль, в молитве не маленький ансамбль «Розы», где отлично вписывается и звезды конкурентных фирм — Бербедж (Игорь Теплов). Вот эти мужчины, выступающие, как положено в то же время и на женских ролях, и навсегда склочничающие между собой, может быть одной семьи, давая нам иллюзию, что действует братство по-прежнему не красивый миф. Отличная работа Андрея Кузичева (драматург Кит Марло), Игоря Хрипунова (mr. Хенслоу, директор театра «Роза»).

Зрителей предлагаются проверенные на протяжении веков, двигаться — театр в театре, магия (заблуждение, бессознательно) мир закулисья. Школа представления связывает со школой опыта, и высокое качество продукции, где тонкие выводы, и класс актерской игры, со страстью дают коммерческий успех. О чем, на самом деле, говорит в финале герой Хрипунова: «Это однозначный хит!»


Фото: Юрий Богомаз.

Интервью с Евгением Писаревым после выступления.

— Джек, тем не менее, удалось получить права на «Шекспира»? Насколько это сложно для российских театрах?

— В общей сложности у нас на все приготовления ушло около двух лет, и спектакль поставили два месяца назад. Был момент, когда я понял, что ничего не получается, и пошел в «Табакерку» поставить спектакль «Кинастон». Погруженный в английский театр 17. века, но здесь из Англии пришло согласие. Права на Шекспира принадлежит компании «Уолт Дисней». Помогли рекомендации Стоппарда, Доннеллана — он поставил «влюбленного Шекспира» четыре года назад на Вест-Энде.

— Значит, общение в искусстве, чтобы решить все?

— Мы имели дело с лицензионной производством и трудность заключается в том, что там много смежных прав. Спектакль продажу вместе с музыкой, кроме подлинных на сонеты Шекспира, а моему плану она как-то не соответствует. Так же был сложный вопрос с переводом. В соответствии с условиями правообладателей, необходимо, чтобы переводчик имел переводы Шекспира, хорошо его знаю. Результат переводила Анна Колесникова, в последние 15 лет тесно работать с Декланом Доннеланом, и от этого много спектаклей по Шекспиру. А в целом, у этого сценария, история интересная: был такой роман «влюбленный Шекспир», который Стоппард переделал в сценарий фильма, добавил, связь с современностью, цеховую солидарность, реализуется. Сценическую версию сделал Ли Холл.

— Главную роль ты назвал вчерашних студентов. Почему?

— Я поменял три Шекспиров. Изначально я договаривался с Сашей Петровым, но у него съемки, и наши графики не совпадают. Затем он пригласил молодого популярного Никиту Волкова из театра Ленсовета. Как начали заниматься, но я понял, что это не так и не то. Я даже заимствованные из Константина Райкина молодого артиста Илью Денискина, а параллельно мой ученик, Кирилл Чернышенко ходил на репетиции и просто читал текст. И тут я подумал, что если мы должны вкладывать средства в зарубежных артистов, то я то же могу сделать и в своем театре, с его. В результате у нас есть два Шекспира. Братство возликовала.

— Ты действительно мог взять Сергея Лазарева — это гарантия успеха.

— Может быть, но в спектакле, который должен быть еще не Шекспир, Уильям, не, и Уилл, молодой, подающий надежды, ничего не добившийся. Хотя в то же время, все видят, что ему что-то дано свыше. Так что Кирилл Чернышенко, который в начале играл одного из художников, в значительной степени, случайно стал Шекспир. Может, в нем нет еще большого профессионализма, но видно, что он избранный: я выбрал его.

— Как поставить сегодня такой материал — традиционно или в корне модно?

— Очень хорошо написанный кусок, с такой иронией, которая существует только Стоппарда. Как только начинается мелодраматическая сцена, следующая за ней сразу же опускается на землю. И наоборот. Ну мы Стоппард помогла ответить на этот вопрос. Поймал ироничную, игры интонацией, чтобы им было про что я говорю. А они и сегодня есть, что сказать. Спектакль не только о любви, не только о Шекспир — больше о театре и существование в нем, про рождение профессии.

Я все больше думаю — какая у нас прекрасная профессия: это как над бытом, над чем-то, игра охватывает все наши драмы. Занятие в спектакле рождается бескорыстными людьми, хотя они все время и говорят о деньгах. И еще о том, как и вокруг таланта объединяются все, кто не любит репетировать, репетировать. Это и про миссию: когда актеры сами чувствуют, что про миссию, то не сходить с ума, не считают себя лучше других.


Фото: Юрий Богомаз.

— Действует братство, о котором говорит во втором акте, — сегодня это иллюзия?

— Как только вспомнишь, кто мы и почему этим занимаемся, то не иллюзия. А если это превращается в бесконечный поиск для съемки фильмов, зарабатывания денег и прочее, то это пустые разговоры.

— Последний вопрос — твои планы и планы театра на новый сезон.

— Так получается, что я и дальше тему Figaro – я собираюсь поставить в Большом «Севильского цирюльника». У нас Деклан Доннеллан начнет репетировать спектакль 1602 года — фарс времен Шекспира. Но это не Шекспир, а его современников — бомонт и Флетчер. «Геду Габлер» поставит Анатолий Шульев с Александром Урсуляком в главной роли. А Семен Серзин принимает исполнительских адаптации «Собака Виля» с викторией Исаковой.