Вести Экономика ― РФПИ: долгосрочные инвесторы верят в Россию

843ad2e6c2d97f89bc15ff19582337e7

В швейцарском Давосе стартовал 45-й Всемирный экономический форум. В четырехдневном саммите принимают участие тысячи чиновников и бизнесменов . В рамках мероприятия глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев дал эксклюзивное интервью, в котором рассказал о том, как геополитические сдвиги отразились на мировой экономике, как европейский бизнес относится к антироссийским санкциям и о многом другом.

В швейцарском Давосе стартовал 45-й Всемирный экономический форум. В четырехдневном саммите принимают участие тысячи чиновников и бизнесменов .

Кирилл Александрович, вы здесь провели встречи со своими коллегами из различных стран и с главами суверенных фондов. Какие настроения царят среди них? Что они думают о российской экономике, о перспективах развития нашей страны? И готовы ли они инвестировать в Россию в нынешних условиях?

— Мы, действительно, встречаемся здесь со всеми крупнейшими суверенными фондами мира, с другими инвесторами. Суверенные фонды — фактически все из них — являются нашими партнерами. И, безусловно, у нас есть такие активные, прямые дискуссия с ними о статусе мировой экономики, российской экономики. Конечно, задают очень много вопросов про цену на нефть, про то, что происходит с рублем.

Я могу подтвердить, что интерес к инвестициям в России есть. И мы буквально в ближайшее время объявим пару инвестиций в аэропорты, в другие сектора. Можем об этом поговорить чуть попозже. Но, безусловно, им интересно, что будет происходить с рублем. И стабильность рубля крайне важна, для того чтобы они чувствовали комфорт. Но также им все больше и больше нравятся оценки компаний, которые они находят довольно привлекательными. Исходя из того, что они упали последнее время. Поэтому интерес есть. В основном это суверенные фонды Азии, Ближнего Востока. И Россия остается им быть, и остается крайне им интересна.

— То есть вы не чувствуете, что у них есть настроения переориентироваться на рынки других развивающихся стран?

— Вы знаете, безусловно, много вопросов инвесторы задают, кто-то берет инвестиционную паузу. Но именно долгосрочные инвесторы, они понимают, что рынки цикличны. И они помнят, например, что в 1998 году в долларовом эквиваленте российский рынок после кризиса вырос в 7 раз за два года. В 2008 году он вырос в пять раз за два года. Поэтому долгосрочные инвесторы понимают, что циклы проходят и уходят. В конце концов цена на нефть обязательно восстановится. Может быть, в этом году, может быть ,в следующем. И поэтому долгосрочные инвесторы продолжают активно инвестировать в Россию.

— Но ведь в 2008, 2009 российские компании не находились под санкциями. Что говорят об этом зарубежные инвесторы?

— Знаете, очень активно растет количество людей, которые выступают резко против санкций. И сегодня мы общались с рядом аналитических агентств. Они оценивают, что в случае серьезного кризиса в России Европа потеряет 300 миллиардов долларов в кредитах и в других инструментах. И соответственно все больше и больше бизнесменов понимают, что в Европе рост резко замедлился в результате санкций против России. Сегодня господин Лавров отметил, что более 50% стран Европейского союза выступают против санкций России. Поэтому бизнес-сообщество абсолютно четко выступает против санкций и все больше общается со своими политиками, объясняя, что санкции крайне вредят экономике их стран.

— А что говорят зарубежные инвесторы? Насколько велики риски политические именно, именно политические риски при принятии решения об инвестировании в российскую экономику?

— Безусловно, во многих европейских странах и даже в некоторых азиатских странах правительства фактически активно влияют и пытаются замедлить инвестиции в Россию. Поэтому, безусловно, для многих инвестфондов принять решение об инвестиции в Россию стало сложно. Но при этом очень активизировались китайские инвесторы, где, наоборот, правительство поддерживает инвестицию в Россию. То же самое мы видим и среди арабских инвесторов. Поэтому все зависит от стран. В конце концов, абсолютно будет очевидно, что те инвесторы, которые не воспользовались возможностями инвестировать сейчас, они будут в худшем положении находиться, потому что будут заходить просто по более высоким оценкам через год, через два.

— Накануне президент США Барак Обама выступил перед конгрессом, и, по его мнению, российская экономика сейчас изорвана в клочья. А наша страна изолирована. Вы согласны с этим?

— Ну, это абсолютно не так. И это видно по давосскому форуму. Российская делегация принимает участие во всех ключевых сессиях, великие инвесторы мира заинтересованы в том, чтобы инвестировать в Россию. Мы буквально в ближайшее время объявим с китайским суверенным фондом инвестицию в цинковое месторождение на Дальнем Востоке. Поэтому это просто не соответствует действительности.

Мы видим, что многие страны продолжают активно взаимодействовать с Россией. Безусловно, отношение с США сейчас находятся на крайне низком уровне. Но это связано в том числе, что наши экономические отношения с США менее глубокие. Но Европа четко понимает, что изоляция России приведет к громадным потерям европейской экономики.

— А на ваш взгляд, какие показатели, характеризующие состояние российской экономики, говорят о том, что подобные суждения, они являются, ну, недостоверными?

— Но, вы знаете, об это свидетельствуют компании, которые продолжают активно заниматься своим развитием в России, понимая, что рынок российский крайне важный. 20% – это те потери, которые немецкий бизнес видит уже сейчас, за счет того что меньше экспорта идет в Россию. И Германия может потерять 130 тысяч рабочих мест в результате снижения экспорта в Россию. Есть абсолютно четкое понимание, что эти факторы мешают Европе развиваться. И соответственно позиция — политика санкций скоро должна завершиться.

— Что вы ожидаете от российской экономики в этом году?

— Безусловно, цены на нефть, скорее всего, будут на довольно низком уровне. Поэтому очень важно, чтобы в этом году был очень большой фокус на эффективности, на четкости. Возможно, ряду госкомпаний следует продать какие-то неосновные активы. И сфокусироваться на эффективности. Действительно, очень важно, что иногда диета помогает быть более сильным и здоровым. И сейчас время действительно сфокусироваться на наиболее эффективных проектах, на наиболее правильных вложениях. Потому что понятно, что наши ресурсы становятся чуть более ограниченными. Мы ожидаем, что будет падение экономики. Но ряд секторов продолжат рост. Поэтому, безусловно, будет тяжелый такой год. Но при этом он позволит все-таки ряду индустрий развиваться. И позволит России стать еще более эффективной в ряде ключевых отраслей.

— Вы оптимист. А что вы думаете в отношении внешнего долга? Сможет ли Россия обслуживать свой внешний долг?

— Вы знаете, абсолютно четко у нас довольно большие резервы для этого. И как мы знаем, долг по отношению к ВВП находится на одном из самых низких уровней среди других стран. Безусловно, вызывает опасение рейтинговое агентство, которое начинает понижать рейтинги и нашему госдолгу, и различным компаниям. Но Россия в состоянии выполнять все свои обязательства. И это очевидно. Алексей Леонидович Кудрин об этом недавно тоже говорил. Поэтому в этом сомнений быть не должно. Безусловно, ЦБ надо сфокусироваться на довольно предсказуемом курсе рубля. Потому что инвесторам очень важно понимать, что рублевая доходность является позитивной. И что рубль – это является надежным инструментом вложений. Поэтому, если рубль будет стабилен, то, безусловно, российская экономика продолжит хорошее движение вперед.

— Давайте поговорим о работе российского фонда прямых инвестиций в этом году. Уже известно о том, что вы совместно с партнерами из Сингапура участвуете в конкурсе на строительство аэропорта во Владивостоке. Чем интересен вам этот проект?

— Это очень важный проект, потому что компания является одним из ведущих управляющих аэропортов в мире, очень успешно управляет сингапурским аэропортом. А вокруг Владивостока около двух часов лета находятся 400 миллионов человек. Поэтому мы надеемся выиграть этот конкурс. Мы считаем, что у нас самое лучшее предложение. И результаты будут объявлены в ближайшее время. И тот факт, что Changi будет инвестировать в Россию вместе с нами, с «Базовым элементом», показывает, что те же сингапурские инвесторы, азиатские инвесторы продолжают верить в рост России и в рост именно Дальнего Востока. Потому что возможность создать в аэропорту Дальнего Востока некий хаб для нашей кооперации с ближневосточными странами – это важно. И Changi непросто будет оперировать аэропортом, а инвестировать, вкладывать свои деньги в этот проект.

— А сколько в это проект намерены направить вы?

— Но мы оцениваем наши инвестиции в более 5 миллиардов рублей. И считаем, что они также будут увеличены, по ходу того как проект будет развиться.

— Какие еще проекты вы планируете реализовать в этом году? Вы сказали, что многие российские компании должны сесть на диету, для того чтобы успешно пройти этот год. Или по крайний мере не хуже, чем предыдущий. Будет ли сидеть на диете РФПИ?

— Знаете, РФПИ всегда сидит на диете. У нас очень компактная организация. Там работают очень немного людей. Но мы, действительно, сейчас объявим о сделке цинкового месторождения на Дальнем Востоке. Будем активно инвестировать в агросектор. Мы надеемся завершить пару инвестиций в нефтехимическую индустрию. Поэтому мы как раз хотим, чтобы наш капитал, капитал наших партнеров — мы привлекли более 15 миллиардов долларов от ведущих суверенных фондов — работал на благо российских компаний. И мы создавали такие примеры, как «Мать и дитя», которое строит клиники в регионах. И другие компании, куда мы проинвестировали.

— А сколько средств вы можете проинвестировать в этом году?

— Мы считаем, что мы проинвестируем средства с нашими партнерами, превышающие 3 миллиарда долларов.

— В основном это будут партнеры из азиатского региона либо европейские и американские также могут быть?

— Да, безусловно, как и сейчас, 90% привлеченных средств – это азиатские и ближневосточные партнеры. Мы считаем, что в ближайшие 2-3 года это будут наши основные партнеры, у которых есть, действительно, очень большие резервы для инвестиций. Резервы только ОАЭ — более 2 триллионов долларов. Соответственно мы планируем, что они вместе с нами могут направлять серьезные ресурсы в проекты.

Беседу провела ведущая ТК «Россия-24″ Наиля Аскер-заде.