Вести Экономика ― Чем дольше сопротивляются Саудиты, тем выгоднее нам

47829b2145dbe906f9285fef4294138a

Рынки Сaудoвскoй Aрaвии прoдoлжaют сигнaлизирoвaть o нeoбxoдимoсти прoвeдeния глубoкиx структурныx рeфoрм в кoрoлeвствe . Сoстoяниe eгo финaнсoвыx плoщaдoк зa пoслeдниe пoлгoдa рaдикaльнo уxудшилoсь и, видимo, нe нoрмaлизуeтся, пoкa влaсти нe oстaвляют пoпытoк сoxрaнить стaрую мoдeль. Oб этoм рaссуждaeт Никoлaй Кoржeнeвский в прoгрaммe «Рeпликa».

Кoгдa в кoрoлeвствe нe всe спoкoйнo: Сaудoвскaя Aрaвия нуждается в структурных реформах. Состояние финансовых площадок страны за последние полгода заметно ухудшилось. Валютный рынок находится под давлением.

Стресс очевиден уже во всех сегментах финансовой системы. Фьючерсы на саудовский реал упорно предрекают девальвацию на горизонте 12-18 месяцев. Радикального ослабления валюты, правда, спекулянты не ожидают. Судя по контрактам, речь идет о величине порядка 5%. Но даже такой шаг стал бы, по сути, сломом финансовой парадигмы королевства.

Давление на валютный рынок, естественно, сопровождается ростом ставок. На межбанке Эр-Рияда годовые деньги стоят уже 2%. Это очень много, ведь страна с жесткой привязкой валюты к доллару обязана проводить такую же монетарную политику, как центральный банк США.

Соответственно ставки, с некоторой поправкой, должны бы сейчас оставаться стабильно низкими.

И они такими были. До прошлого сентября стоимость заимствований не превышала 1%. Теперь доходности в два раза выше. Конечно, отчасти это связано именно с действиями Федрезерва, но этот фактор объясняет лишь четверть роста саудовских ставок. Остальная львиная часть — внутренний стресс, ожидания рынка относительно политики монетарных властей Саудовской Аравии.

Собственно, они уже принимают меры, пытаясь убедить рынок, что никакой девальвации не будет. Первое и главное — сокращается предложение реала.

Денежный агрегат М1 за год упал более чем на 5%, отражая нежелание регулятора расширять денежную базу. Более широкие денежные агрегаты М2 и М3 говорят о том, что спрос на деньги как раз есть. И монетарное управление королевства просто портит жизнь спекулянтам. Ведь чем меньше реалов в обращении, тем сложнее играть против валюты.

Тем не менее с нефтью даже по $40 за баррель долго держать оборону по всем фронтам не получится. Резервы саудитов составляют сейчас около $600 млрд. Официальный дефицит бюджета, запланированный на 2016 г., — $87 млрд. Эта цифра наверняка занижена, так как расходы на военные операции засекречены. По оценкам экспертов, их стоимость составляет около $20-30 млрд в год. Таким образом, на финансирование расходов бюджета в 2016 г. будет потрачена пятая часть золотовалютных резервов.

Параллельно придется тратить кэш на поддержание привязки реала к доллару. Точно определить издержки на это пока не представляется возможным, но операция, определенно, будет все более дорогой.

Итого с нынешним курсом реала саудовских резервов хватит примерно на 5 лет. В реальной жизни, конечно, подушка будет худее, так как полностью расходовать резервы, скорее всего, никто не станет. Думаю, монетарным властям Саудовской Аравии так и не удастся доказать рынку, что он не прав. И все пойдет в целом по тому сценарию, который сейчас заложен в ставки, фьючерсы на реал и так далее.

Нежелание идти на непривычные, болезненные реформы, кстати, вредит не только финансам, но и традиционной экономике королевства. За последние три года доля нефти из Саудовской Аравии в импорте ЮАР упала с 53% до 22%, в импорте США — с 17% до 14%, Китая — с 19% до 15%. В последнем случае, кстати, объемы целиком и полностью были замещены поставками из России.

Нам критически необходимо следить за развитием ситуации на рынках королевства. При нынешнем курсе реала и рубля Россия и Саудовская Аравия обладают примерно одинаковым запасом прочности, и мы можем агрессивно конкурировать с нашими ближневосточными коллегами на рынке нефти. По большому счету, чем дольше Саудиты сопротивляются неизбежному, тем выгоднее нам. А вот если точнее: когда королевство допустит девальвацию, ситуация станет намного интереснее. Во-первых, я убежден, что это вобьет последний гвоздь в гроб дорогой нефти. Если саудиты идут даже на изменение курса, значит, нужно привыкать к нефти по $30 надолго. Во-вторых, это улучшит конкурентную позицию королевства и позволит им быть легче переносить ценовую войну. И в-третьих, это может стать началом серьезных социально-экономических изменений на всем Ближнем Востоке. Так что ждем.