В театре кукол Образцова женили Фигаро

6617233d5c83db995d800dc5a77c21b3

Так, домашняя птица (пара хохлатых наседок и индюк) выполняют роль свидетелей и остроумных комментариев людских поступков. А парочка свиней и осел, введенные в сцену суда, читаются как злободневная сатира — а судьи у нас кто? Во-первых, она открывает новую страницу спектаклей для взрослых, коих в прославленном театре осталось всего два (исторические хиты «Необыкновенный концерт» и «Божественная комедия»). Фото: Александра ИВАНИШИНА

А на сцене — театр в театре. Репетиция начинается исключительно в пейзанской обстановке — индюки/куры/ослы/овцы и прочий домашний скот — это, понятно, куклы. Фото: Александра ИВАНИШИНА

Бродячих комедиантов как раз представляют артисты, в спектаклях обычно остающиеся в тени своих кукол, но тут они на первом плане, на авансцене и работают отчаянно весело и удивительно свободно. «Женитьба Фигаро» режиссера Константинова — редкое исключение: кто увидел — вряд ли забудет. Это во-первых, а во-вторых, сущая безделица эта с самого начала задает правила игры, в полной мере и роскошно воплощенные на сцене. К которой, в свою очередь, пристает с просьбами насчет графини куколка-паж, через полминуты оказывающийся на сцене вполне себе симпатичным артистом Михаилом Евченко. Вот, скажем, жуиристый граф (Андрей Нечаев) делает непристойные намеки служанке своей жены (Юлия Бобровская), а та, убежав от его домоганий за ширму, возникает над ней уже смешной куколкой. А во-вторых, идея принадлежит Андрею Денникову, который умер в марте этого года в возрасте 36 лет, успев все-таки кое-что сделать для спектакля. «Фигаро» начинается уже в фойе, когда покупаешь программку, а в ней — записка, приколотая (внимание зрительниц!) дамской булавкой с подвесками. Фото: Александра ИВАНИШИНА

Оформление спектакля (Елизавета Дворкина) и куклы (Виктор Антонов) заслуживают отдельных аплодисментов. Труппа бродячих артистов по велению его превосходительства испанского гранда и в его же замке готовится разыграть пьесу Пьера-Огюстена Карон де Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро». Идею воплощал уже Борис Константинов, главреж театра кукол и серьезный авторитет в мире кукольников. Потому что спектакль его не столько кукольный, сколько театральный в лучшем смысле этого слова. Понятно, что «Фигаро» он делал по-своему. Про дары природы и гастрономические излишества не говорю — бутафорские блюда так и пышут здоровьем, особенно на контрасте с мрачноватой, нездоровой экологией столицы, в частности в районе Садового кольца. Впрочем, актуальная мысль никак не педалируется, что для искусства имеет большую ценность, чем если бы режиссер грубо настаивал и спекулировал бы на современности. Прием не новый, можно сказать, старомодный, а потому опасный — сколько мастеров прошли по этой дорожке, но не все оставили след. Вещица сия — как бонус для публики, на цену полиграфической продукции не влияет, но является смысловым приколом (потому что приколота), который откроется зрителю во втором акте. Но — и это самое интересное — у каждого их персонажа (Граф с Графиней, повеса Фигаро с невестой Сюзанной, Марселина, доктор Бартоло, Паж, Фаншетта и прочие) есть кукольный дублер, и на глазах у зрителя большие люди в мгновение ока становятся маленькими куколками. Работы отличные, как у главных героев, так и у зажигательной массовки. Фото: puppet.ru

Премьера эта для театра Образцова во многом знаковая, и к тому же на ней, такой яркой и искрометной, лежит печать трагедии. Нет, здесь — комедия в чистом виде, интрига выдержана до конца, а параллели с действительностью в ней читаются даже в невинном романсе, исполненном перед стадом баранов. Фото: Александра ИВАНИШИНА

Мгновенные и технически синхронизированные трансформации — принцип постановки, в которой большое значение играют детали, на первый взгляд кажущиеся лишь антуражем. А безутешная графиня (Алена Ковальчук) предупреждает Фигаро (Алексея Соколова), кукольный клон которого прыгает из окна вместо Керубино.