Юрий Норштейн: «Не делайте из теста богом!»

f1311d3174b11824d8fa54e3ebec1939


фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

— Юрий Бoрисoвич, слуxи o привaтизaции студии…

— O привaтизaции — этo ужe кoнкрeтныe плaны, и шлo зa пoдписью Улюкaeвa, кoтoрый пoтoм упaл пoд слeдствиeм. Если студия здание, с нею дело, как заманчиво: она касается и авторского вознаграждения, и право собственности на коллекцию, и прочее. Я понимаю, если бы один Мединский четко сказал: нет приватизации, студия, государство, коллекция, принадлежит студии, выплаты авторам, студия – единство творческих индивидуальностей. Вот условия, при которых «Союзмультфильм» может быть возрожден. Но Мединский одушевился только после ответов Президента на знаменитое выступление Шварцмана: в тот же вечер звонок Шварцману с обещанием авторского вознаграждения. А то и скоропалительная встреча с мультипликаторами, с обещанием всего, что просто не хотят создатели. Но это с фасада. С заднего крыльца, идет давление на приватизацию студии. Еще бы: «золотая коллекция» дает безбедное существование гораздо более голодные.

— А в данный момент все долги перед мультипликаторами деньги?

— Конечно, нет.

— Минкульт, например, отчитывался…

— Нет, это опять же еще одно лукавство. Сокровищница studio пустой. Была погашена кредиторская задолженность на 2015 год. Но деньги поступили из Фондов Никиты Михалкова в качестве помощи. Хорошо, коллеги по цеху спасти, но где деньги «Союзмультфильма»? Авторы должны 20% для использования в кино — где они? Путин сказал, что для «Союзмультфильма», что все должно быть прозрачно. Но мы совсем не знаем, — что договор лежит и лежит, как считают от дохода, как их распространять. И почему считается, что можно узурпировать права исполнителей на созданные персонажи? Открыто нарушается закон, а министерство, оказывается, это одобряет. И не слова Шварцмана, в целом, этот момент был бы затерт, замыт, и мы бы никогда не сказали, что происходит на «Союзмультфильме».

Но не смолкает канонада по отъему авторских прав: «Какие авторские права?», – слышится из Министерства, – «Авторы делали это в рамках производственной задачи!». Но не им судить, как это было на «Союзмультфильме» в советские годы. Тогда movie maker принадлежит право только на сам фильм, а создатели права являются те дела, которые они делали для фильма: сценарий, графические решения, снимки, и т. д., И сегодня студия, если она хочет использовать произведения авторов, советских мультфильмов, обязан заключить личные контракты со сценаристами, художниками-постановщиками, операторами, …

— А как в идеале должна была развиваться ситуация? Я понимаю, что художник странно просить об экономических моделях…

— Ну, почему? Я могу ответить на это. У нас сегодня все обуреваемы рынок. На рынке они сделали бога. Ни от кого не нужно делать бога. Бог один. Что до экономики, то в СССР-сценарий 10-минутный фильм в среднем стоил 1/20 бюджет фильма. А когда фильм — если он хорошо ехал, в широком, сценарист получил еще 250% от своих сборов. То есть, если построить уравнение относительного выплаты, сегодня, писатель должен был бы получать по 10-минутный фильм до 850 тысяч рублей. Но никто такую сумму на сценарии сегодня не принимает!

При советской власти режиссер между фильмами три месяца получил 60% своей заработной платы, и это дало ему возможность безбедно подготовить для следующего фильма.

И если это так, заплатил-то и искал, не меньше. Так результат был. Мне доказывают, что на рынке — это та же система, которая дает человеку свободу… Но если рынок, как они работают в Минкульт? 500 миллионов рублей, выделенные по результатам встречи с Путиным в 2011 году, разделили между собой коммерческие студии Сельянова и Попова. «Союзмультфильму», проблемы, которые находятся в центре письма 2011 году, выиграл три процента. И если вы коммерческих продюсеров, а на Западе – риск!

Меня душит гнев от развязности, с которой министерство культуры России, обращается с государственной стороны «Союзмультфильм». За 5 лет министр не удосужился ознакомиться с их создателями. Но удалось изменить пять директоров, среди которых только первый, Николай Маковский, назначенный по настоянию мультсообщества, пришел работать, а не ловить для себя «спасти». По личным причинам был вынужден покинуть студию, но за 2 года работы не только то, что удалось вытащить его из кризиса, но и оставил в черно – 35 миллионов рублей. Все дальнейшие назначили Мединского всяк по-своему разложить studio.

— Ну, хорошо, а что касается творческой стороны?

—Студия работает по «накатанному» производственному конвейеру, но при этом большое количество авторских фотографий. Так созвездие выдающихся имен — Хитрук, Иванов-Вано, Назаров, Серебряков, Курчевский, Анатолий Петров, Степанцев, Атаманов, Полковников, Котеночкин, Дежкин и другие —появилось потому, что на студии была возможность разнообразия почерков. Что киностудия в мире не может похвастаться таким богатством творческих индивидуальностей?

В мае на совещании с Путиным продюсеры говорили об успехе недавней «Снежной королевы»… Но достаточно вспомнить фильм 1957 года «Снежная королева» Льва Атаманова (художники Леонид Шварцман и его друг Саша Винокуров), то становится очевидным, насколько низко мы пали в анимации со своими коммерческими замашками. Новейшие технологии не спасут слабый режиссер и непроработанный сценарий. Она только подчеркнет их беспомощности. Это называется глобализация эстетики. То есть самое чудовищное, что может случиться в искусстве. Это везде, везде, везде. Что один автор, кажется, все фильмы, что один звукорежиссер читает, что один художник мастырит. Куда он пропал разнообразие почерков?! А она исчезла…

— А вы встречались с Путиным в 2011-м, и там поднимали эту тему — творческой и экономической судьбе «Союзмультфильма»…

— Да, но на студии в эти последние шесть лет почти ничего не изменилось. Отдельные приличный фильм. Но министерство здесь ничего. Это результат работы Николая Маковского и его команда. И все эти торжественные реляции — лукавство. Мединский и Слащева на заседании 31. мая больные вопросы «Союзмультфильма» вызвало в единое целое с победными маршами коммерческие российской анимации. Сам факт, что студия обрушена, так и дошло до ушей Президента. Нас, подписавших письмо в 2011 году, не считал необходимым пригласить на разговор с главой государства.

— А если заниматься в самом деле?

— Конечно, без торговли, не может существовать ни одно производство, это я понимаю. Но если не будет творческих индивидуальностей, «Союзмультфильм» можно закрыть и открыть на его месте бизнес-центр. Творческие кадры тают сразу. У нас уже не останется скоро, профессора классической школы анимации. Нужно собрать бесплатные курсы – три двухгодичных потоков по двадцать человек. Тема была обозначена 6 лет. Но только теперь, на встрече с Путиным вновь говорил о подготовке.

— Это студия должна быть стабильная господдержка?

— Союзмультфильм, а больше прав на национальное достояние – «золотую коллекцию», должны оставаться в государственной уделе. Даже казенное предприятие.

Искусство гибельно, если рынок будет впереди творчества. Открытый технологических приманку, истребляют, независимость мысли. Ребенок «разгорячится» перед экраном, но будет в восторге количеством обрушенных на него обольщений. Идея в том, чтобы держать зрителей на экране любой ценой малопродуктивна – в какой-то момент это превратится в пошлость. Перефразируя Норберта Винера, скажет – «Простая вера в рынок является убеждением не силы, а покорности и, следовательно, слабости».

Магазин не оставляет тайны, и секреты – главное свойство искусства.

Хотя эта тема для специального серьезного разговора.