Сын Валерия Харламова: «отец хотел, чтобы я играл»

315a08997ba241e0b29d61442c5b8af7


фoтo: Игoрь Уткин

O Вaлeрий Xaрлaмoв нaписaл мнoгo книг, тысячи гaзeтныx стaтeй, нeдaвнo зaкoнчил дoкумeнтaльный фильм «Лeгeндa №17″. Нa стрaницax «МК» нa нeм, a нe прoстo зaбыть eгo хоккейной партнеров и конкурентов, и хороший друг Валерий Борисович Харламов собирали буквально по кусочкам после первой автомобильной аварии доктор Андрей Сельцовский (тот же врач, образ которого в фильме блестяще переданы Нина Усатова) – рассказали о том, как это было в хоккей за пределами ледовых площадок. Накануне юбилея Валерия Харламова, это воспоминания отца поделился с нами его сын, Александр.

Он принял участие в фильме об отце «Легенда № 17″, и в различных качествах, один из продюсеров, советник картины и исполнитель эпизодической роли.

— Каковы ваши первые воспоминания о твоем отце?

Первые воспоминания родом из детства. Это редкие моменты, когда отец был дома. Тогда хоккей уже давно в тренировочном лагере соревнования. Когда была возможность поехать с семьей, отцу пришел, и все в доме были очень счастливы. Он никогда не возвращался с пустыми руками: они привезли игрушки, подарки. Нормальная для всех родителей, которые редко бывают дома.

— Ты видел его на льду во время игры?

— Конечно, мы пошли на скачки. Когда игры были в Москве, зашли с мамой. Это была особая возможность для женщин и девушек спортсменов после соревнований для ухода за 15-20 минут для звонка. Так что я пошел и посмотрел, и увидел своего отца.


фото: Игорь Уткин
Валерий Харламов.

— Был ли предопределенный путь для вас к спорту?

— Ничего из всего этого. Изначально отец не собирался посадить меня в хоккей. Он хотел, чтобы я играл в футбол, потому что он любил футбол и хорошо играть. В дополнение к мой старший двоюродный брат, сын отца с сестрой, играли в футбол. Так что мой отец собирался на футбол и меня.

Но в три года я был на коньках, подаренных отцом. Вы видите, когда ваша квартира всегда является частью хоккейной экипировки — клюшки, шлемы — конечно, они искренне заинтересованы. В четыре года я постепенно научился кататься. И все-таки за настоящий хоккей в моей жизни произошло после трагедии с родителями. В шесть лет, бабушка отвела меня в отдел хоккея. Тот вид спорта, который я больше всего любил. Возможно, что это дань. Может быть, бабушка думала и так. Ведь если ребенок совсем маленький, никто не знает, кем он вырастет. Дал и дал… да, возможно, в память о своем отце.

— Вы сказали, что вы всегда составляющих хоккея. Может быть, некоторые вещи, что вы с папой теперь держать с особой теплотой?

Что-то сохранилось, но примерно в лет. Левый стик письма… некоторые вещи, которые сестра отдала в зал хоккейной славы в Торонто, самый большой музей хоккея в мире. Когда мой отец был там, он был включен в угол. Часть его вещей хранится там, а другая часть находится в Музее хоккейного клуба ЦСКА. Мы считаем, что лучше для отца, чтобы напомнить обеим сторонам Атлантики, прийти и посмотреть дети знакомятся с историей Советского хоккея. Некоторые из них потом будут начать или продолжить играть в хоккей на.

Что приведет к глобальному интерес? Его медали и у меня также. Я предпочитаю старые хоккейные коньки отец. Не знаю, почему, но они хотят меня, даже визуально. Они находятся в Музее на катке ЦСКА.


Александр Харламов.

— Что является самым важным по-прежнему остается в России?

— Я бы так не сказал. Все выжившие отец все для меня равны и уникальны. Я не говорю о материальных. Есть письма, но многих я не помню.

— К сожалению. все-таки обратиться к трагическим страницам вашего детства. Вы можете позвонить кому-нибудь, кто, после смерти Валерия Борисовича буду поддерживать тебя искренне и больше всех?

— Конечно, в первую очередь, поддерживали игроков leaskovski хоккея, с товарищами и друзьями отца — Вячеслав Фетисов, Алексей Касатонов, Владимир Крутов. Помогала почти вся команда. Я благодарен за то, что я их в первую очередь. Были люди, которые не имели отношения к спорту. Мой отец был очень широкий круг знакомых. Он был очень яркий, открытый, порядочный и веселый человек: никогда никому не отказывал за внимание. Когда он был дома, у нас было много гостей. Дружил с Львом Лещенко и Владимир Винокур и Иосиф Давыдович Кобзон, с профессионалами театра. Тесный контакт с представителями других видов спорта.

— Вы когда-нибудь хотели стать художником?

— Нет (смеется). И сейчас мы общаемся хорошо, но чтобы стать актером или певцом, нет, такого желания не возникает.

—Ты-наследница громких имен. Что интересно Харламов?

— Мне часто задают этот вопрос. Так получилось, что я не обращал на это внимание, и груз ответственности не сильно толкает меня. Не могу сказать, что имя мне помогали или мешали. Все просто проходили мимо. Возросший интерес к обычно, когда дети играют спортсмены. Это все еще случается. Это нормальное явление. Например, журналисты всегда пытаются сравнивать отца и сына, но это немного неблагодарное, потому что таких игроков не будет. Каждый человек имеет свой собственный путь, чтобы пойти и добиться чего-то самостоятельно.


фото: из личного архива
Отец и его сын.

— Все-таки это игры рисовать, унаследовал от отца?

— Я так думаю. Характер. Вы знаете, хоккей-это развитие из года в год. В 1960-1970-х годах отец играл в хоккей, я, 1990, — в противном случае. Сейчас хоккей воспринимается по-разному. Во времена отца были такие выдающиеся мастера. Это факт. Они делали историю Советского спорта. Мы узнали через их историю и чтить их.

— Вы хотите преемника, без преувеличения, Великой династии хоккей был ваш сын?

— Он уже взрослый, и теперь уже поздно говорить об этом. Так получилось, что он не был спортсменом. Не каждый ребенок может попасть в профессиональный спорт. К сожалению, это не все понимают. Моя жена является одним из тех родителей, которые не считают необходимым, чтобы сделать ребенка, если у него самого не было большого желания. До определенного возраста он играл в футбол и потом были некоторые проблемы со здоровьем и были эти уроки, чтобы закончить. Сейчас он учится. Профессиональный спорт-это большая работа, и то же самое должно быть желание самого спортсмена.

— У тебя есть любимое число? Может, 17?

— 17 – это пространство, которое является постоянным, как правило, присутствует в моей жизни.

— В 2008 году приняла участие в выставке «Битвы экстрасенсов». Привлек проект?

— В то время это было захватывающе. Предложение поступило совершенно случайно. Позвонил по телефону и пригласил к участию. Мне было интересно поговорить с особенными людьми. Я не буду ломать, было интересно послушать людей с опытом, который дается не каждому.

— Нашли в конце концов?

Лично, для определенных выводов у меня.

— Интерес к истории Советского спорта, что есть. Убедительным доказательством является фильм «Легенда № 17″ о личности и судьбе своего отца.

— Создание фильма – большая работа. Я смотрел «движение вверх» со своим сыном. Я скажу так, чем больше будет таких моделей, тем лучше. Они помогают в подготовке нового поколения в правильном направлении.