Станиславского назвали электротеатром

f2daed3efa4e334dfe9aa4cc3a0da8e1


фото: Михаил Гутерман

…Говорят, до революции на месте нынешнего театра располагался публичный дом — таких традиций Юхананов, понятно, перенимать не хочет; а вот новейшее название стало калькой с располагавшегося здесь с 1915 года кинозала «Электротеатр АРС». Позже Станиславский основал здесь свою оперно-драматическую студию… так что история — многогранна и глубока; неудивительно, что и нынешний Электротеатр Юхананов видит в довольно широком диапазоне — с приглашением самых разноплановых режиссеров, с открытием Школы театрального зрителя, с проведением актуальных выставок, с Фестивалем теорий и много-много еще чем.

Задумки красивые, но как все это повернется в действительности — остается только гадать, будем верить в лучшее, пока ясно одно — что фантастический ремонт+оборудование и текущие расходы театра (потрачено 800 млн рублей— кстати, внебюджетных) практически завершен, зал и фойе готовы, удивлять есть чем. Да и с труппой вроде бы никаких разногласий на данный момент не предвидится: видимо, организаторский талант Юхананова, а также привлечение солидных средств сделали свое дело.

Сейчас театр похож на муравейник — все суетятся перед открытием, ведь программа весьма затейлива. Гости собираются в отеле напротив (там же можно и впредь ставить машины под землей) и взирают на фасад «Станиславского», на который в течение 10 минут проецируется целое видео-световое шоу (художниками выступили Степан Лукьянов и Илья Старилов, а композитором Дмитрий Курляндский — мы слышим звуки, связанные с электричеством, например, треск короткого замыкания). Затем гости перебазируются в само здание на Тверской, 23, где наслаждаются фотовыставкой Йоханны Вебер «Встреча с театром Attis Терзополуса». Ну и, собственно, завершается вечер первой премьерой Электротеатра — спектаклем «Вакханки» самого Терзопулоса.

Буквально за считаные часы до открытия мы перебросились парой слов с музыкальным руководителем Электротеатра Дмитрием Курляндским.

— Дмитрий, какова общая направленность нового театра?

— Поднимается в первую очередь вопрос профессионализма, но никаких эстетических ограничений не будет…

— Но вот мы говорим публике: Электротеатр. И каков его главный критерий?

— Начинка задумывается очень разнообразная: от остроавангардных (и даже, возможно, социально острых) спектаклей до классических и традиционалистских постановок. Под греческим «электро», понятно, подразумевается «свет», и в этом понятии ключ к театру. Свет как освещение, свет как просвещение, свет как теплота, как дух — не зря же на открытии мы вспоминаем цитату «Да воссияет лик твой» (и как аналогия появляется логотип театра: Станиславский в центре лампочки).

— Ремонт уже сделан?

— Ремонт закончен, хотя еще ведутся работы на малой сцене, а также во дворе — это займет какое-то время. Внешне театр изменился кардинально. Основной зал стал трансформером, сцена в нем может быть с любой стороны, следовательно, и зрители могут быть рассажены как угодно — вдоль длинной стены, короткой. Открываемся мы «Вакханками», он идет полтора часа…

Сейчас готовится первая премьера собственно Юхананова — «Синяя птица». Я пишу к ней музыку; работа очень объемная, ведь звук практически не смолкает (прозвучит как вживую, так и в записи; для живого исполнения приглашаем 10 музыкантов и 8 хористов). Так вот спектакль длится три дня, по 3-4 часа в день (общая продолжительность порядка 10 часов). «Синяя птица» пойдет (предположительно) с 25 февраля.

— Но, насколько я понимаю, афиша будет складываться из самых разных режиссеров и композиторов. Или в основном один Юхананов?

— Нет-нет. В этом сезоне у него только «Синяя птица»; а помимо него и Терзопулос, и Огарев, и Кастеллуччи; то же самое и с композиторами.

— С труппой все тихо, нашли компромисс?

— Никакого компромисса, просто есть взаимопонимание, уважение и активная работа. И как показатель здоровой обстановки то, что никто не уволился, никто не ушел. В предстоящих проектах займут всех.

— Сколько будет премьер в год?

— От прежнего репертуара ничего не остается, что до новых работ — мы план даже перевыполняем, хотя цифры я сейчас не готов назвать. Повторяю, главные критерии — профессионализм и всенаправленность, как свет в лампочке. А дальше будет видно, какой спектакль останется в репертуаре, а какой нет.