Солдата избили до полусмерти за потерю мыла и зубной пасты

30ed22fc5eabf463117efb0b4f53de83


фото: Геннадий Черкасов

Мать избитого Ильи Дерюгина командование части, где служит ее сын, не посчитало нужным поставить в известность о том, что произошло. Женщина случайно узнала, что сын в тяжелом состоянии лежит в реанимации . Об этом ее младшему сыну сообщили сослуживцы Ильи, разыскав его в соцсетях. Когда Илью перевели из реанимации, матери разрешили навестить сына и только тогда она узнала, что произошло. Сын рассказал, что его избил старший лейтенант Сергей Антонов… из-за армейского несессера — чемоданчика со средствами личной гигиены, который теперь в военкомате выдают всем призывникам.

У Ильи несессер пропал. Он заподозрил, что его кто-то украл и во время строевого смотра, когда проверяется в том числе и все имущество солдат, он надеялся вычислить вора.

Но в результате получил незабываемый «урок» от командира взвода. Обнаружив отсутствие несессера, старший лейтенант начал наносить солдату удар за ударом, чего тот просто не ожидал, ведь никакого наказания за это даже и не предусмотрено.

Удары пришлись парню сначала по руке, потом по животу…

В результате солдат оказался в реанимации, где пролежал несколько дней из-за капсульного разрыва селезенки и обширного кровотечения. Спасти жизненно-важный орган врачам не удалось.

Но замять дело с избиением военнослужащего армейским командирам не удалось. Выяснилось, в 27-й мотострелковой бригаде за последние пару месяцев это уже не первый подобный случай.

— Пять человек дали показания, провели следственный эксперимент, в итоге нам выдали постановление о возбуждении уголовных дел, — говорит мама солдата Светлана Кутиряева.

Старшего лейтенанта Сергея Антонова от службы уже отстранили. Сейчас он всячески пытается попасть в госпиталь к пострадавшему Дерюгину, чтобы уладить вопрос мирно.

В противном случае офицеру грозит до десяти лет тюрьмы.

ЭКСПЕРТЫ «МК»:

Сергей Кривенко, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека:

«Проявления дедовщины в последние годы в армии, несомненно, уменьшилась. Ситуация улучшилась в основном за счет наличия у солдат мобильных телефонов, гуманизации военной службы, внимания к проблеме правоохранительных органов. Но нужно констатировать, что все же уровень насилия остается высоким. Есть как случаи избиения военнослужащих по призыву друг друга, так и солдат офицерами. Если они становятся достоянием гласности, удается такие случаи расследовать, довести до суда и наказать виновных. Чтобы свести дедовщину к минимуму, необходимо отказаться от призыва. Военнослужащий по контракту имеет другой статус и ему легче защитить себя. Контрактник — свободный человек, у него есть право выхода за пределы воинской части, он может вообще там не жить, а только ходить на службу, поэтому у контрактника есть физическая возможность, например, сходить в прокуратуру. При службе по призыву солдат по-прежнему остается довольно бесправным. Со всеми жалобами ему надо идти к командиру, от которого и зависит, как в дальнейшем разрешится ситуация. Если командир не заинтересован, он не доводит ситуацияю до правоохранительных органов, скрывает ее. До сих пор в армии так и нет независимого контроля и дознания — то, что на военную полицию хотели возложить. Его осуществляет в части военное командование, которое, как правило, само и виновно в правонарушении».