Снижение ключевой ставки ЦБ: спасибо Дмитрию Тулину?

f4ac738bfc0e6102d5f9e4c3426f35c9


фото: Алексей Меринов

 

В чем была бы логика сохранения прежней ставки? Раз уж ЦБ взялся своей ставкой опережать инфляцию, тем самым снижая ее, то резонов менять этот подход нет: пока инфляция только разгоняется . Не случайно Андрей Клепач не исключал дальнейшее повышение ставки.

Но пришел Дмитрий Тулин, и многое в ЦБ изменилось. В пресс-релизе, правда, сказано: "Принятое 15 декабря 2014 года Банком России решение о резком повышении ключевой ставки привело к стабилизации инфляционных и девальвационных ожиданий в той мере, в какой рассчитывал Банк России". Это мягко постелено для Ксении Юдаевой. На самом деле достаточно заглянуть в любой магазин (даже после проверки Генпрокуратуры) и, может быть, даже в буфет ЦБ, чтобы убедиться: инфляция только разгоняется, ожидания за ней просто не поспевают. Доллар же отозвался на решение ЦБ, преодолев планку в 70 рублей. Подтверждая тем, что аргумент против снижения ставки: любые свободные рубли банки и предприятия инвестируют в доллары, имеет под собой определенное основание.

Главный пункт обоснования неожиданного решения Банка России другой. «В дальнейшем инфляционное давление будет сдерживаться снижением экономической активности,» — ЦБ берет себе в союзники по борьбе с инфляцией кризис.

Коалиция странная. ЦБ справедливо не рассчитывает, что даже кризису не по силам остановить цены. По прогнозу Банка России, они до января 2016 года будут расти двузначно – до 10% в годовом исчислении. Россия – не какие-то Штаты, Европа или Япония – у нас цены растут всегда, и при подъеме экономики, и при ее падении. Вот такой «рынок».

Но не это самое любопытное. Если кризис хотя бы незначительно сдерживает рост цен, а именно борьба с инфляцией – главная цель ЦБ, то формально получается, что бороться с кризисом Банк России не собирается. Но свою ставку ЦБ все-таки снизил. Где логика?

Банк России при всей своей подкрепленной Конституцией независимости безусловно находится под мощным давлением. Ни Набиуллиной, ни Юдаевой, ни Тулину не позавидуешь. Напомню, одна из причин, по которой агентство S&P снизило российский рейтинг с инвестиционного до спекулятивного уровня, была сформулирована так: ситуация в финансовой системе РФ ухудшается, ограничивая способность Банка России эффективно реализовывать монетарную политику, «ЦБ РФ вынужден принимать все более сложные решения в том, что касается денежно-кредитной политики, в то же время пытаясь поддержать устойчивый рост ВВП».

Любое решение ЦБ вызвало бы волну критики. Любая новация рискованна. Рыночные аналитики уже констатируют клиническую смерть кредитования, вызванную запретительной высотой ставки ЦБ. Отсутствие кредита – это уже мощный кризис. Взирать на него с олимпийским спокойствием ЦБ, чтобы он ни говорил о «таргетировании инфляции», не может.

ЦБ предпочел поверить в то, что пик инфляции пройден и дал знак рынку, что возможна реанимация кредитования реального сектора. Политика Банка России осторожно разворачивается. Осторожность, конечно, нужна, но пока очень похоже на то, что разом отрубив кошке хвост, его собираются приживлять маленькими кусочками.

Вопрос в том, совпадут ли ожидания ЦБ с ожиданиями и поведением рынка. Лыжи, на которых стоит Банк России, могут разъехаться в разные стороны: до кредитов пока не дотянуться, а игра против рубля может получить новый стимул.

 

Николай Вардуль

ЭКСПЕРТЫ «МК»:

Евгений Ясин, научный руководитель НИУ ВШЭ: «ЦБ решил снизить ключевую ставку c 17% до 15% годовых. Это решение нельзя назвать неожиданным и резким. Повышение в декабре 2014 года ставки с 10,5 до 17% вызвало ускоренное падение рубля. Страна «кричала» — снижайте!

Сегодня ставку снизили – за время торгов на Московской бирже рубль дешевел к доллару.

Дело в том, что после понижения ставки, ситуация не поменяется в том направлении, как ожидают макроэкономисты. Проблему остановки роста инфляции или падения рубля такими мерами не решить.

Это стало очевидным, когда ЦБ повысил процентную ставку для того, чтобы остановить падение рубля. Это не работает в чистом виде, поэтому снижение на 2% — проба пера. Но эта мера облегчит работу банков и предприятий.

Сегодняшняя мера ЦБ — не признание ошибки, это использование определенных приемов, изучение результатов, которые необходимы, чтобы двигаться дальше в решении задач».

Александр Разуваев, директор аналитического департамента компании Альпари: «Разговоры о том, что ставка в 17% запретительна для реального сектора – это лоббизм. Постоянно говорить о том, что ставка завышена, намного легче, чем повышать эффективность бизнеса, рентабельность активов и капитала. При инфляции в 13% ставка в 17% – абсолютно нормальна, при этом мы ещё не прошли пика ни по инфляции, ни по выплатам по корпоративным внешним долгам. Фактически Банк России уступил давлению, и это плохо, наш ЦБ независим лишь на бумаге. Для стабилизации финансовой системы, курса рубля и защиты сбережений от инфляции надо не понижать, а повышать ставку. С моей точки зрения, справедливый уровень – 20-22%.

Вероятно, банки предпочтут сохранить маржу. То есть понизят ставки по депозитам, а ставки по кредитам останутся без изменений. Ситуация в экономике нестабильна, подушка безопасности не помешает. Вообще, мысль о том, что предприятия должны развиваться на банковский кредит, мне кажется принципиально неправильной. Для финансирования долгосрочных инвестиций существует выпуск ценных бумаг, акций и облигаций. Банковский кредит – только для финансирования оборотных средств и кассовых разрывов. Если банки за счёт длинных депозитов финансируют краткосрочные кредиты – это стабильная финансовая система. А если, как хотят сделать наши чиновники, финансирование длинных кредитов за счет коротких депозитов – это потенциальный перманентный финансово-банковский кризис.

Следствием сегодняшнего решения ЦБ станет разгон инфляции и резкое падение курса рубля. Если рубль падает на 2% в день, кто будет кредитовать производство. Сначала финансовая стабилизация, потом снижение ставок. Это азы макроэкономики. В результате непродуманных решений Банка России годовая инфляция может приблизиться к 20%. За популизм ЦБ и лоббизм олигархов заплатит все российское общество».

 

Леонид Беррес