Скандал вокруг выставки русский авангард в Генте направленной на трассе, советской мафии

e3d915cb4e283b699b10a2a2b1237cdf

Фoтoгрaфии с выстaвки в Гeнтскoм музee изoбрaзитeльныx искусств.

В Гeнтскoм музee 20. oктября oткрылaсь выстaвкa рaнee нe извeстныx прoизвeдeний рoссийскoгo aвaнгaрдa. Aвтoры: Кaндинский, Малевич, Гончарова, Попова, Филонов, Родченко, Татлин… широкое освещение в международной прессе.

Выставка такого рода за рубежом можно пересчитать по пальцам, и каждая становится событием. 24 полотна, представлены в Генте, происходят из коллекции Игоря Топоровского.

Вот как описывает бельгийское издание La Libre посетить его брюссельский дом. «На стенах гостиной и столовой, — многочисленные полотна. Кандинский лучшего периода, Малевич между 1914. и 1920-х годов. Вырезанные Малевичем из дерева головы. А еще — картины Александры Экстер, прекрасный триптих Натальи Гончаровой…

Игорь Топоровский утверждает, что может доказать происхождение каждого предмета искусства. Топоровскому 51 год, он изучал историю искусства в Московском университете. Когда распадался СССР, он стал одним из самых молодых советников Горбачева — подготовил на него досье, перед поездкой в Западную Европу. При Ельцине Топоровский часто приезжал в Брюссель, как «тень дипломат».

Но приход Путина к власти все изменилось — в 2006 году Топоровский переехал в Европу со своей семьей и коллекцией».

О происхождении коллекции Топоровский сказал бельгийским журналистам следующее. Якобы, его жена Ольга — в девичестве Певзнер — родственница художника Антона Певзнера и его брата, архитектора Наума Габо. Певзнер и Габо, перед эмиграцией из СССР, купили актов, запрещенных, то художников-абстракционистов.

Отец жены Топоровского был близкий друг, известный коллекционер, владелец богатейшей коллекции русского авангарда Георгия Костаки, из которых что-то перепало Певзнерам.

Топоровский также сообщил, что часть своей коллекции он оказался в Одессе. Видимо, они там были полотна, который пытался спасти от уничтожения, директор Эрмитажа в 1934-1951 годы Иосиф Орбели. В конце концов, еще несколько работ, по утверждению Топоровского, он купил в начале 1990-х, когда картины авангардистов выставки в бесценок.

В конце концов, скандал поднял 11 европейских искусствоведы, кураторы, арт-дилеров и коллекционеров, среди которых и наш исследователь российского авангарда, специалист по Казимиру Малевичу Александра Шатских живет в Нью-Йорке. Они написали открытое письмо, в котором утверждают, что подлинность показанных на выставке работ сомнений, поскольку они не упоминаются в научных публикациях, и о их происхождении нет достоверной информации. Например, ранее не было ничего известно о том, что Малевич расписывал груди и прялку, были представлены на выставке в Генте.

Мы связались с ведущими российскими учеными российского авангарда. Некоторые наотрез отказались комментировать ситуацию, кто-то аккуратно «переехал с темы», другие в ответ, что «это, конечно, фальсификация». Отвечая на вопрос «где вы взяли?» несколько экспертов ответил: «Ну, у меня есть сомнения»; «О, зло, история,», «Мне достаточно было увидеть эти вещи на экране»… Развернутого ответа, мы сделали только один эксперт, который пожелал остаться анонимным, опасаясь неприятностей со стороны влиятельных людей.

– Топоровский не с улицы возникла, в чем нас пытаются убедить, – говорит источник. – В 2004 году в Туре он показал свои работы на выставке Александры Экстер. Тогда также объявил подделки, но Топоровский и доказала свою подлинность в французском суде…

За все эти годы несколько отважных женщин-экспертов высказали начистоту, но с ними, и даже с детьми, после этого убили. Мне, как одинокому и бездетному, казалось, нечего терять, и я также попытался заикнуться в свое время о случившимся с коллекцией российского авангарда. Через несколько дней меня уволили с известными пост, закрыл двери на все городские учреждения. «Не напали», – подумал я, потому что это был последний специалист в области российского авангарда, я понял, что без частных заказов на исследования и статьи не останется. К сожалению, те, кто за этим стоят, тоже это поняли, и установлен родительский дом, где я прожил всю жизнь. Пригрозили, что подожгут… Найти способы, чтобы остановить все из старой гвардии, кто что-то знает.

— Что вы имеете в виду?

– Эта история тянется с 1990-х годов, если не с 1970-х годов, когда некоторые должностные лица, при поддержке коррумпированных музейщиков и критики, втихую начали продавать госзапасники на Запад. Казалось, что не хватает авторских экземпляров русских авангардистов никто не заметит. Эксперты, конечно, заметили, но промолчали, принимая различные виды дивидендов: здесь кто-то еще получает в виде директорских кресел в музеях и галереях…

– О чьих авторских копиях вы говорите?

– Прежде всего, Малевича. Или вы думаете, что он только «Черный квадрат» копировать? Для авангардистов это стандартная практика — создать несколько копий, для многих выставок, работы в последний момент, дописывались.

Вы понимаете, распродающие наше наследие чиновники по-прежнему во главе одной или другой роли… Если эта история всплывет, это ударит не только на них, но и на авторитет всей страны.

Большое коллекционеров не выгодно подтверждалась подлинность вещи, коллегами, которые имеют в коллекции. Они сразу же теряют рыночную стоимость.

– По-вашему, эта волна подняла на примере Топоровского пригрозить других коллекционеров – «не светите свои дела»?

– Это занимает много времени. Помните случай с коллекционером Натановым, который провез его работу русский авангард в пяти провинциальных музеев, повесил их рядом авторских реплик. После этого взорвали его машину.

А летом этого года Лобанов-Ростовский дал Ростовскому музею несколько своих вещей, так что их не глядя, объявил подделки. А все потому, что Лобанов-Ростовский до этого несколько его театральных работ, продал иностранном фонд, а не нашим бандитским коллекционеров.

– Странно все это звучит. Например, Александра Шатских видный специалист…

– В 1990-е был подтвержден у частного коллекционера Грибанова в Чехии подлинность 200 работ Малевича. А через короткое время отказался от всех наград. Почему-то ей стало страшно. С тех пор, он все отрицал.

Проблема в том, что у нас отняли огромное наследие, а теперь не хотят его признавать, не давая сравнить иностранных вещей с произведениями из российских музейных фондов. Каждый заботится о своей биографии: кому-то, как нам важно выжить, а кто наличными. Вот и вся правда.

Лучший в «МК» — в короткие вечерние рассылке: подписаться на наш канал в Телеграмму