Шахматисты шутят

246ec6dc36f19fefd4eb9e67f2aa86d8


фото: Евгений Гик

На Майкла Адамса можно смело делать ставку

Заезд рысаков

К Майклу Адамсу перед началом тура обратился один английский болельщик:

— Сегодня, парень, ты должен заматовать своего противника — я поставил на тебя крупную сумму.

— Простите, сэр, — вежливо ответил Майкл, — но вы, видно, не туда попали — здесь шахматный турнир, а не заезд рысаков!

Конечно, полезно было бы наказать наглеца, и гроссмейстер был расстроен, что не сумел это сделать: он быстро разгромил партнера, тем самым позволив беспардонному болельщику заработать на себе.

Превзошел надежды

Проиграв матч Каспарову со счетом 0,5:5,5, английский гроссмейстер Майлс счел необходимым принести извинения своему бывшему профессору математики, который специально приехал в Базель поболеть за него.

— Сожалею, что не оправдал ваших надежд, сэр, — сказал гроссмейстер.

— Напротив, Тони, — язвительно ответил профессор. — Вы их даже превзошли, набрав на пол-очка больше, чем я предполагал.

Людоед

Вернувшись из гастрольной поездки домой, Кинтерос поражался, как цивилизация всюду теснит человека.

— Вот, например, многие считают, что на Огненной Земле до сих пор обитают людоедские племена, — рассказывал аргентинец, — а между тем, когда я торопился на автомобиле на сеанс, тамошний полицейский оштрафовал меня за превышение скорости! Потом Кинтерос задумался и добавил: — Впрочем, это мало чем отличается от людоедства…

Завещание

Рее нашел оригинальный способ обессмертить свое имя.

— Поскольку я уже не надеюсь стать чемпионом мира, — сказал голландский гроссмейстер с грустью, — то я, пожалуй, завещаю мой скелет организаторам турнира в Вейк-ан-Зее — чтобы из него выточили шахматы, которыми бы игралась центральная партия каждого тура.

Однако вряд ли это завещание будет реализовано: во всем мире давно предпочитают деревянные фигуры.

Бесценный ремень

На шахматной олимпиаде в Дубаи тренер женской сборной СССР Эдуард Гуфельд прослышал о значительных скидках в загородном магазине «Мажестик». И когда олимпиада закончилась, он, прихватив с собой нескольких гроссмейстеров, отправился по нужному адресу. Однако сразу выяснилось, что в этом магазине высокой французской моды цены космические, и никакие скидки не помогут. Оставалось придумать повод, чтобы побыстрее покинуть этот «шоп». Но тут к Гуфельду подошел хозяин «Мажестика».

— Надеюсь, вы уже что-нибудь выбрали? — спросил он, любезно улыбаясь.

— К сожалению, у меня слишком большие размеры, — извинился Гуфельд, — я даже не нашел подходящего ремня для моих брюк.

Владелец магазина немало удивился и тут же принес два десятка ремней необходимого размера. Примеряя их один за другим, Гуфельд чуть не обомлел, так они были хороши. Но спросить о цене никак не решался. Увидев счастливое лицо гостя, довольный хозяин тут же пошел на уступки:

— Эдуард! Вам, как гроссмейстеру, я делаю солидную скидку в пятьдесят процентов. И ремень, который стоит двести долларов, вы приобретете всего за сто!

Гуфельд был сражен наповал. Ведь дело происходило в начале перестройки, и все его командировочные составляли меньше ста долларов.

— Но это не все, — добавил щедрый человек. — Еще один ремень я вам дарю, это мой презент!

Сказочное предложение! Коллеги Гуфельда, стоявшие в стороне, ехидно улыбались, им было интересно, как он выкрутится из щекотливого положения.

— Увы, не могу принять столь ценный подарок, — гордо заявил гроссмейстер, — воспитание не позволяет.

— О чем вы говорите, Эдуард. Пожалуйста, не отказывайтесь, это будет нам только приятно.

— Нет-нет, ни при каких обстоятельствах. Как же я возьму всего за половину цены один ремень, а второй вообще бесплатно? Это не в моих правилах. Я не могу пойти на то, чтобы разорить вас.

Обмен любезностями продолжался долго, и владелец магазина вместе с присоединившейся к нему женой буквально умоляли Гуфельда принять их предложение как память о встрече. Наконец гроссмейстер «сломался»:

— Ну, хорошо, дорогие дубайские друзья! — сказал он. — Раз вы так настаиваете, я предлагаю компромиссное решение. Чтобы не нанести вам большой ущерб, я возьму только второй ремень, ваш презент. Но зато первый ремень останется у вас!

Участники советской сборной едва не падали на пол со смеху. А хозяин «Мажестика» лишился дара речи и моргал глазами, совершенно не понимая, что происходит. И пока его приводили в чувство, Гуфельд с компанией сели в машину и умчались в город. Так закончилось их посещение самого дешевого магазина в Арабских Эмиратах.

Арчил, бери ладью!

Популярный грузинский мастер Эбралидзе играл в Тбилиси в чемпионате СССР партию с гроссмейстером Рагозиным, и тот вдруг подставил ладью. Но вместо того чтобы тут же взять ее, Арчил погрузился в глубокое раздумье. Зал гудел, а один нетерпеливый болельщик не выдержал и закричал:

— Арчил, бери ладью!

Эбралидзе никак не прореагировал, он вообще не доверял местным любителям.

— Арчил, бери ладью! — не унимался подсказчик.

— Молчи, дорогой, сам вижу, — ответил Эбралидзе, но сделал совсем другой ход и вскоре сдался.

С тех пор, где бы грузинский маэстро ни появлялся, его всегда приветствовали одними и теми же словами: «Арчил, бери ладью!».

Пропуск

Благодаря Тиграну Петросяну, большому болельщику футбола и хоккея, шахматный арбитр Ефим Нуз получил пропуск, по которому мог свободно проходить на любой хоккейный матч и располагаться в самой комфортабельной ложе. На чемпионате СССР в Тбилиси, где он был судьей, Нуз похвастался перед участниками своим пропуском.

— Но зачем ты привез его в Тбилиси, ведь здесь не играют в хоккей? — поинтересовался кто-то.

— Как зачем! — объяснил гроссмейстер Геллер, лидирующий в первенстве. — Когда Фима заходит ко мне в номер посмотреть хоккей по телевизору, он предъявляет пропуск и занимает лучшее место на диване!