Сатирический римейк оперы Моцарта «Свадьба Фигаренко» ждал своего часа 28 лет

c3b9be70fb05d8b69b944a8986d36fab

Фoтo: Иринa Шымчaк.

Микaэл Тaривeрдиeв, имя кoтoрoгo aссoциируeтся прeждe всeгo с кинoмузыкoй, oстaвил бoгaтeйшee нaслeдиe в кaмeрнo-вoкaльнoй, oргaннoй, инструмeнтaльнoй музыки, a тaкжe сoздaл мнoгo зaмeчaтeльныx прoизвeдeний для тeaтрa — дрaмaтичeскoгo, бaлeтнoгo и oпeрнoгo тeaтрa. Нaибoлee успeшнo слoжилaсь сценическая судьба монооперы «Ожидание», опера «Граф Калиостро» пошел в Камерном театре Бориса Покровского. Для них же Таривердиев написал свои «Фигаренко», но постановка не состоялась. Может быть, потому, что тексты, написанные сотрудниками сатирического журнала «Крокодил» Под Казовским и Федором Филипповым, были слишком важны. Герои моцартовской оперы превратились в узнаваемых персонажей 90-х годов, для которых жажда наживы и получения выгоды любой ценой стало главной жизненной мотивации. Граф Альмавива превратился в зам. председателя комиссии Евграфа Альмавивова, взяточника и мошенника. Figaro — в начинающего кооператора Фигаренко, который пытается получить разрешение на открытие частной парикмахерской. А ребенок Керубино капитал стал писателем Керубиновым, который ищет в провинциальном городке горячую тему для своей обличительной статьи. Понятно, что Графиня предстала Розалией Альмавивовой, ревнивой женой вороватого чиновника, а Сюзанна — Сюзоновой, предприимчивой девицей, которая кокетничает с Евграфом, чтобы обеспечить бизнес своего жениху. Нет любви — сплошной разгул либеральных ценностей.

Если серьезно говорить о смысле, опера Таривердиева касается тех, кто мало произведениям искусства 90-х годов, в которых «новая русская революция» появляется без каких-либо halo восторга перед «победа либерализма». Наоборот, потребительства, цинизма, базар, становятся объектом насмешек автора. И эта опера напоминает фильмы Карена Шахназарова того времени — например, грандиозные «Мечты». Спектакль студенческий, малобюджетный, потому что сценографии почти что и нет, но костюмы (Сергей Егоров) очень «говорят» — вот вся палитра fashion-ля «Черкизон»: был такой дешевый рынок в Москве, где одеваются модники и модницы 90-х — красочные лосины, блестящие ткани, пиджак с баской и, конечно, лидер моды того времени — синтетический спортивный костюм, парадность которого указал, толстенной золотой цепью на шее.

Таривердиев, которые не были оформлены в два раза композиторские стандартов — он используется в фильмах и академических жанров, те же характерные приемы, которые позволяют узнать его музыку буквально с одного такта, — узнаваем и здесь: необарочные последовательности, переменные метров, принцип интонационного развертывания, типичные для его вокального творчества мелодические речитативы. Для певцов — произведение нелегкое. С одной стороны, небанальные, «неклассические» мелодии, с другой — их нужно петь очень точно. В отличие от «авангардной музыки», где фальшивые ноты никто не заметит, здесь это вылезет сразу — не спрячешься!

Молодые актеры играют свои роли с азартом, хотя половину реальности зрелище, они вообще не понимают. Например, что дефицит? И зачем нужно было получить своего рода «предложение о покупке вещи в магазине? Но юношеский энтузиазм и талантливая работа режиссера Галины Тимаковой выиграть. Тем более, что вокально студенты хорошо справляются со сложными партиями. В частности, Давид Посулихин (Фигаренко) — перспективный молодой тенор, Александра Гладышева (Альмавивова), Михаил Мышлянов (Керубинов). Очень стильно звучало вставной номер — красивый «эстрадная» песня в исполнении Юлии Гореловой.

Существенные недостатки исполнения следует отнести некоторую невнятность артикуляции — в частности, в женских партиях. Особенности жанра и новизны эти композиции требуют, чтобы все реплики, все шутки и многое другое, все оттенки рассказы были понятны и ясны зрителю, так же, как в драматическом спектакле. В противном случае теряется смысл жанра оперы-гротеска. Это, кстати, вообще страдают многие музыкальные пьесы, которые до середины ХХ века практически полностью заменить оперу. Мы должны хорошо понять текст, но и сама акустическая природа женский голос часто это предотвратить: высокие обертоны поглощают артикуляцию, а сложность речитативной музыки линии, построена на гонках, неудобно певице, заставляя его сосредоточиться на чистом интонировании на счет четкости артикуляции.

Тем не менее, «Геликона» есть время, чтобы решить эти задачи. В следующем сезоне студенческих работ станет репертуарным спектаклем театра. И это нормально, что еще одно произведение гениального Таривердиева будет добраться до общественности.