Россияне, попавшие в кабалу валютных кредитов, уже перешли грань отчаяния

cdcddc226b9c5dcc66667e89643985b8


фото: Алексей Меринов

Действительно, куда спешить кабинету министров? Они могут изучать данный законопроект и прикидывать, в какую сумму тот обойдется федеральному бюджету (а именно оттуда планируют изымать деньги для финансовой поддержки валютных заемщиков), аж до 30 дней.

К недавнему пожеланию ЦБ брать за валютную ипотеку по курсу 39 рублей за доллар никто из кредитных учреждений так и не прислушался.

Между тем в январе по всей стране уже начались первые просрочки по кредитам.

Выгонят ли заемщиков из заложенных квартир на улицу, кому выгоден массовый дефолт этой категории граждан и потребуют ли реструктуризации долга заодно и рублевые ипотечники, выяснял спецкор «МК.

День сурка

Повторюсь: 50 000 семей по всей России имеют валютные кредиты. Наиболее адекватная и платежеспособная часть населения, еще год назад готовая ежемесячно отстегивать банкам в среднем по 1200–2000 долларов. Совсем недавно это были 50–70 тысяч рублей. Сейчас — около и свыше 100 000. Притом что доходы у мидл-класса не увеличились, а даже наоборот.

Всероссийское движение валютных заемщиков пытается собрать всех пострадавших людей воедино, чтобы вместе отстаивать свои права.

«Меня, к примеру, вынудили когда-то взять этот чертов долларовый кредит», — моей коллеге Марине, редактору глянцевого журнала, 32 года. 9 из них, то есть самую лучшую и продуктивную часть молодости, она отдает долларовый кредит за квартиру. Отказывает себе буквально во всем. «Мы с мужем брали 115 тысяч долларов, тогда это было 3 миллиона, — рассказывает она. — Ежемесячный платеж у нас составлял 1132 доллара».

За эти долгие годы собственно по «телу» кредита она вернула банку всего… 10 000 долларов.

Остальное — проценты, проценты, проценты…

На самом деле Марина, разумно рассчитав свои силы и средства, сперва попросила у кредитной организации ипотеку в национальной валюте. Но там ей ответили, что «в рублях» по совокупности доходов она не проходит. А в «зелени» — почему-то — милости просим.

Оказывается, в те годы проходила целая рекламная кампания: кредиты в долларах, экзотических иенах, даже в швейцарских франках, которые большинство и в руках-то никогда не держали. Банки агитировали заемщиков на такие ссуды или даже, как в случае с Мариной, вынуждали их брать.

«Переехать в свою квартиру сейчас, а не когда-нибудь потом. Рожать детей тоже сейчас, а не в далеком будущем. Поэтому мы и согласились на такой шаг, надеясь, так как проценты по долларовому кредиту составляли от 10 до 12,5, расплатиться за два-три года и начать наконец жить и рожать», — Ирина М. не сдерживает слез. За это время, «перехватив» у банка 100 тысяч долларов, она отдала ему уже 200 с лишним тысяч. Но в ноябре из-за валютного кризиса вся сумма выплаченного ею долга тут же вернулась обратно. Она снова должна те же 200 тысяч. День сурка. Как будто бы и не платила ничего 5 лет.

«Мама, чтобы мне помочь, продала свою квартиру, и из этого погасили еще 40 тысяч долларов. 20 тысяч удалось как-то сэкономить и тоже досрочно вернуть банку. Мой ежемесячный платеж тогда уменьшился, и я стала платить по 400 долларов, — продолжает коллега Марина. — На самом деле у меня была возможность незадолго до начала кризиса перевести кредит в рубли, но тогда увеличивалась его годовая ставка — и мой долг сразу «подрастал» на полмиллиона, а выплатить оставалось всего около миллиона, я на это не пошла. Кто же знал!»


Фото: АРХИВ ВСЕРОССИЙСКОГО ДВИЖЕНИЯ ВАЛЮТНЫХ ЗАЕМЩИКОВ

Разумеется, большинство мечтали проскочить как-нибудь «на авось». Или… что «гром не грянет» (в русском языке сотни пословиц, объясняющих это состояние души. — Авт.). И в результате остались у «разбитого корыта». Сейчас банки предлагают реструктуризировать долг в рубли по курсу «65+» и по 16 (как минимум), а то и 20% годовой ставки. «При этом они предлагают не заключить дополнительное соглашение к первому кредиту, а заново переподписать договор уже с другим банком — которому они как бы перепродают наш кредит. И уже второй банк дает нам новую ипотеку. Мы еще раз проходим все стадии его одобрения, платим за кадастровую оценку квартиры, платим нотариусу — в общей сложности расходов выходит свыше 100 000, но уже рублей, конечно. И уже по новому кредиту мы опять же вынуждены заново лет десять оплачивать одни проценты, которые мы давно погасили по первому договору», — объясняет заемщица Татьяна.

И при этом банки тянут время на одобрение новой ссуды. Так как в случае с ежедневным увеличением стоимости доллара время как раз и превращается в деньги.

Но Марина подумывала согласиться даже на такой кабальный вариант. В декабре ей должны были уже рефинансировать долг через один из крупнейших банков России под 13,25 процента. «Но потом ЦБ, как ты помнишь, поднял ключевую ставку для самих банков до 17%, а банки отыгрались на нас — тут же увеличили ставку по уже одобренным кредитам, и рефинансирование стало совершенно бессмысленно, такие проценты я, как и многие, просто не потяну», — разводит руками она.

«Клиент всегда прав!» — стоит в слогане одного из крупнейших российских банков. Но в реальности все оказывается совсем по-другому.

«Но мы же все банкам уже выплатили в качестве процентов! Они ничего не потеряют, если пойдут нам навстречу! За что они с нами так?» — вопиют разоренные кризисом клиенты.

Американские проценты и русские слезы

HR-менеджеры, бьюти-редакторы, промоутеры, тайм-коучеры, креативные директора всех мастей, консультанты, эксперты и даже финансовые аналитики, которые не смогли предсказать нынешний кризис, — еще год назад эти люди зарабатывали очень приличные капиталы. Сейчас какая-то часть их осталась без работы. А какая-то, затянув потуже пояса, вынуждена экономить.

«Я купил квартиру в престижном доме и хорошем районе не из-за того, что слишком избалован. Я сам бы мог прекрасно прожить и в коммуналке, как когда-то 10 лет назад, только приехав в Москву. Но достойно жить и достойно одеваться — это неотъемлемая часть моей профессии. Заказчики должны понимать, что их обслуживает не голодранец, лишь тогда они станут ценить мои советы», — убеждает скорее не меня, а самого себя «личный стилист» Максим. Его рекомендации перестали быть нужными в одночасье.

Когда доллар подскакивает до 70 рублей, даже нувориши вдруг сразу вспоминают, как самим выбрать костюм и какую прическу сделать.

Теперь на Максиме висит долг в 130 тысяч долларов. Но переквалифицироваться в сантехника или работника бензоколонки, которые нужны в любые времена и которые зарабатывают на чаевых, он не может. Не привык работать руками.

Семь лет назад, в 2008-м, в Америке тоже грянул ипотечный кризис. Я как раз была там и лично общалась с должниками, которые не могли расплатиться по кредитам. Но сравнивать две эти ситуации — американскую и нашу — неправомерно. Это просто небо и земля. Во-первых, ставки по ипотеке в США составляли 3–4% годовых, во-вторых, дешевые деньги там выдавали кому угодно — безработным, чернорабочим. Немудрено, что те вскоре не смогли обслуживать даже самые маленькие кредиты — и начался всеамериканский кризис. Лопнул так называемый банковский «мыльный пузырь», брызги от которого разлетелись по всему миру.

Боб — банковский консультант по инвестициям в Омахе. В 2008-м ему было сорок. Супруга его занималась благотворительностью. У Боба было двое детей — мальчик и девочка. И 500 тысяч долларов долга по ипотеке, которую он взял на 30 лет.

Боб должен отдавать за нее ежемесячную фиксированную плату с процентами.

Но огромный дом на берегу круглого озера — двухуровневый особняк «квадратов» на триста, с комнатой для оружия, кинотеатром, полем для гольфа и гигантским каменным подвалом — того стоил.

Сначала — и это основное отличие от кабальных договоров российских банков — эта плата была довольно маленькая, но с каждым годом, приближающим Боба к развязке, выплаты будут расти. «Ну да, я мог бы купить дом и за наличные. Но зачем? Мне гораздо выгоднее потратить средства банка, а в конце года я просто списываю проценты за пользование этим кредитом с налогов, так делают все американцы (практически не платят банку проценты. — Авт.), — объясняет хозяин особняка.

Самую крупную сумму Боб отдаст на свое семидесятилетие. Хотя к тому времени, не исключено, из-за инфляции это будут не такие уж и большие деньги.

«Последнюю выплату по договору банк тоже предложил мне сделать в семьдесят лет, увеличив срок кредита аж на два десятилетия», — вздыхает одна из активных участниц движения за права валютных заемщиков, Татьяна. — Когда я призналась, что не в состоянии платить, там «благородно» согласились понизить годовые проценты на 0,5 пункта, но зато увеличили срок погашения и ежемесячный платеж до 100 000 рублей».


Фото: АРХИВ ВСЕРОССИЙСКОГО ДВИЖЕНИЯ ВАЛЮТНЫХ ЗАЕМЩИКОВ

Все или ничего

Движение валютных вкладчиков существует с 2008 года. За последние месяцы число его сторонников увеличилось до 5000 человек. Люди находят друг друга по социальным сетям, устраивают — пока что мирные — митинги (как в Москве) или флешмобы (как на днях в Санкт-Петербурге).

Все, что они просят, — перевести долларовые кредиты в рубли по разумному курсу.

И таких людей очень много. Первые многочисленные задолженности по ипотеке пришлись как раз на посленовогодние дни. За месяц штрафы и пени по ним натекли минимальные. Но время-то идет.

На самом деле из-за своей жадности банкиры рискуют в будущем потерять все. Как снежный ком с горы покатятся коллективные неплатежи. Если людей выгонят из их жилья — куда они пойдут? На улицу с детьми? На баррикады?

Даже коллекторы окажутся в минусе. «Такие долги нам передаются плохо, — объясняет Дмитрий Жданухин, руководитель Центра развития коллекторства. — Взыскание остатков сумм обычно не покрывается стоимостью квартиры. Иными словами, забирать и продавать ипотечную недвижимость банки предпочитают сами».

Но кто выкупит выставленные на продажу в массовом порядке опустевшие квартиры, если платежеспособных граждан, являющихся основной опорой власти в России, не останется вовсе? Цены на жилье, как в 1998 году после дефолта, упадут, и строителей и деловеперов также ждет катастрофа. Кому это нужно?

Никому.

В той же Америке это быстро поняли и во многих случаях даже прощали особо злостным неплательщикам их долги — государство шло навстречу гражданам, так как все понимали — даже пара сотен тысяч долларов не стоит массовых беспорядков.

В принципе банкиры должны все понимать. Но уж больно хочется прибыли. Поэтому никто из них не согласился пойти навстречу недавней «мягкой» рекомендации ЦБ и добровольно зафиксировать цену доллара по платежам по ипотеке на уровне 39 рублей за доллар. Или — в идеальном варианте — чтобы люди платили по тому курсу, который был на момент покупки ими недвижимости.

Заемщики восприняли такую помощь ЦБ просто как отмазку и на очередной акции усыпали вход перед зданием Центрального банка траурными ленточками с ключами от квартир.

Но тут уже против выступают и рублевые ипотечники: «А мы чем хуже? Нам тоже нужны послабления!»

«Мы еще год назад предполагали подобную ситуацию и пытались внести законопроект о помощи ипотечным заемщикам (в том числе и рублевым), оказавшимся в трудной жизненной ситуации, — объясняет депутат Госдумы РФ Андрей Крутов. — Но мои коллеги высказались тогда категорически против этого предложения».

Сейчас именно Крутов предложил новый проект Федерального закона «О реструктуризации обязательств граждан по кредитным договорам и договорам займа, выраженных в иностранной валюте, в валюту Российской Федерации».

Первый зампред Комитета Госдумы по промышленности Владимир Гутенев также внес на днях на рассмотрение законопроект о введении временного моратория на взыскание задолженности по валютной ипотеке. Правительство, как мы уже написали, молчит и не принимает пока ничью сторону.

«Не думаю, что сегодняшние проблемы с ипотечными валютными займами вызовут всеобщий коллапс, — считает Алексей Толоконин-Саркиссов, специалист по недвижимости. — Так как процент таких кредитов не превышает 1-1,5 от общего числа. Это не очень большие расходы для бюджета и при желании государство может компенсировать заемщикам курсовую разницу при переводе валютного кредита в рублевый. Когда ипотечные квартиры, хозяева которых не могут платить банку, попадают на рынок, обвала цен тоже не происходит. Как правило это жилье потихоньку расходится среди «своих» и не бывает в открытой продаже».

Но для каждого конкретного заемщика с каждым днем проблема усугубляется. Эксперты подтверждают, что к концу февраля более 60 процентов валютных кредитов окажутся просроченными.

Информированные источники «МК» дали понять, что скорее всего выход из этой ситуации будет один. Вероятно, банки поодиночке станут вызывать «на ковер» и приказывать снижать ставки по кредитам до разумных пределов.

P.S. Вечером в пятницу пришла новость, что банкам все-таки понизили ключевую ставку до 15%. Заемщики считают, что это дает им надежду выплатить долг. Хоть когда-нибудь.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Население с каждым днем все хуже и хуже расплачивается по кредитам. Особенно в затруднительном положении оказались граждане, которые брали ипотеку в валюте. Из-за неукротимого падения курса рубля их ежемесячные платежи увеличились в 2–2,5 раза.

Так, по данным ЦБ, до 1 ноября 2014 года россияне взяли в банках ипотечные кредиты в валюте на 117 млрд рублей. При этом просроченная задолженность (более 90 дней) по ним составляет 17 млрд рублей. Таким образом, с начала года доля «плохих долгов» выросла с 12,7% до 14,2%.

Прежде всего предложений по выходу из непростой ситуации все ждали от Банка России. Однако взгляды по этому вопросу в руководстве разнились. На Гайдаровском форуме первый зампред Банка России Ксения Юдаева заявила, что ЦБ не готов помочь валютным ипотечным заемщикам, так как это не входит в его компетенцию.

Но ее коллега Алексей Симановский обещал провести реструктуризацию ипотечных кредитов в валюте по «разумному» курсу. В результате ЦБ разместил на своем сайте письмо с рекомендациями для банков. В нем мегарегулятор советует конвертировать ипотечные валютные кредиты в рублевые по официальному курсу на 1 октября 2014 года. Тогда доллар стоил 39,66 рубля, евро — 50,05. Кроме того, ЦБ в перспективе готов принять меры, чтобы валютная ипотека и вовсе стала запретительной для банков.

Напомним, ранее в Госдуму были внесены сразу два законопроекта. В одном из них предлагается вовсе запретить выдавать валютные кредиты гражданам. Второй документ посвящен тем гражданам, которые уже митингуют у стен ЦБ. Для их спасения предлагается ограничить обменный курс в случае возврата кредита в рублях. Он должен не более чем на 15% превышать верхнюю границу валютного коридора, установленного ЦБ на день заключения договора об ипотеке. Либо не превышать более чем на 20% обменный курс на день заключения договора, если валютный коридор не устанавливался. Кроме этого депутаты настаивают на моратории по взысканиям на квартиры, приобретенные по валютной ипотеке, до 1 января 2016 года.