Россия – Турция: стратегические партнеры или соперники?

413fa0ef0a97ab8bb0458e7a94b6db21


фото: morguefile.com

Несмотря на подчёркнутое внимание действующего российского и турецкого руководства к тому, чтобы избегать подобных накладок, такие случаи нет-нет, да и проскакивают . Жёсткое заявление МИДа и официальных лиц Турции в ответ на речь президента РФ в Ереване 24 апреля, назвавшего геноцидом то, что турки геноцидом категорически признавать не хотят, следует занести в актив скептикам российско-турецкого партнёрства.

Турция, достаточно болезненно воспринимающая активные армянские поиски исторической справедливости и поддержку, оказываемую Армении в этом вопросе рядом зарубежных стран, уже раздала «всем сестрам по серьгам». Только США каким-то образом продолжают уворачиваться за расплывчатым для всех, кроме армян, словосочетанием «Мец Егерн» или «Величайшее злодеяние». Здесь турки то ли действительно не определились, то ли особо не захотели вникать, тождественен ли данный оборот «геноциду» и надо ли на него делать «стойку».

Тем не менее, заявление турецкого внешнеполитического ведомства в адрес РФ прозвучало так, как оно прозвучало — ни много ни мало, российской стороне были предложены поиски «бревна в собственном глазу».

Разочарование и эмоциональную реакцию Турции, в общем, можно понять. Несмотря на то, что российская позиция в отношении событий столетней давности на протяжении ряда лет остаётся неизменной, немалый задел, сделанный в последние годы в двусторонних отношениях, по-видимому, дал повод туркам рассчитывать на какой-то «реверанс» в свою сторону.

Однако, рассуждения о реалистичности турецких ожиданий должны строиться с учётом того,что геометрия современных российско-турецких отношений (как, впрочем, и большинства других) слишком многогранна для того, чтобы однозначно вписываться в чёрно-белые шаблоны стратегического партнёрства или геополитического соперничества. Истина, как известно – где-то посередине и российское руководство наглядно продемонстрировало неготовность к безоглядной, вопреки всему и вся, дружбе с Турцией. Впрочем, инвентаризация двусторонних отношений, помимо всего прочего, указывает и на прагматичность турецкой позиции в отношении Российской Федерации.

Попробуем разобраться, кто кому кем приходится в российско-турецких отношениях в максимально расширительном, хотя, возможно, в чём-то в ущерб глубине, смысле. По аналогии с обёрткой от жевательной резинки «Love is…», «Турция – это…».

Итак, Турция для России, в экономическом разрезе — поставки природного газа, нефти и нефтепродуктов, каменного угля, проще говоря, всего ресурсного,в объёме, гарантирующем Турции статус важного торгового партнёра. Далее, покупка «Сбербанком» «Денизбанка», начавшееся строительство первой турецкой атомной электростанции «Аккую» и озвученный с высоких трибун проект «Турецкого потока», в качестве реальной альтернативы потоку «Южному»… И это только крупные российские вложения в Турцию; про сотовых операторов, гостиницы и «Яндекс»не говорим. Также, за турками закрепился имидж активных и надёжных бизнес-партнёров — Олимпиаду в Сочи вытянули, заслужив личную благодарность Владимира Владимировича, и Чемпионат мира по футболу потянут. За что тоже, не исключено, заслужат в 2018 году «Спасибо». Именно так, с большой буквы.

К политике: сбалансированная турецкая позиция в ходе российско-грузинского конфликта в 2008 г. достаточно ровное отношение турок к событиям на Украине, неприсоединение к западным санкциям и стремление заполнить высвобождаемые американцами и европейцами на российском рынке ниши. Ну и в ту же «копилку» — схожие политтехнологии и тандемократия, а также нескрываемая приязнь между первыми лицами двух стран… Если посмотреть совсем уж глубоко, то можно вспомнить про историю соседства (правда, до предела «нафаршированную» конфликтами и войнами) длиной в несколько столетий с перемешиванием кровей, языков и традиций. В общем, мы им «самовар», они нам – «пальто» и «шапку»…

С обывательской точки зрения: Турция – прежде всего, летний отпуск и восточное гостеприимство без виз, предельно «инклюзивное» и русифицированное, за разумную стоимость на пляжах Средиземного и Эгейского морей. На майские праздники, возможно, ещё «Стамбул – город контрастов». С логистикой вопросов нет: рейсы по нескольку раз на день между столицами, крупнейшими городами и регионами двух стран. Спрос на турецкое направление растёт с учётом последствий арабской весны, весьма тягостных для недорогого туризма в страны Северной Африки. Хотя падение курса рубля служит здесь сдерживающим фактором.

Теперь всё то же самое, но уже для турецкой стороны.

Россия – это один из лидирующих торгово-экономических партнёров Турции, рынок сбыта №1 согласно долгосрочной Экспортной стратегии страны, при этом источник крупных инвестиций (вспомним про АЭС «Аккую»), Клондайк и Эльдорадо 1990-х и 2000-х, страна крупных строительных подрядов и бездонный рынок для турецкой продукции и услуг. «Russian Dream», если так можно выразиться, для турецкого бизнеса…

Турецкими политиками нет-нет, да и делаются отсылки к ЕвразЭС и ШОС в контексте разворота на Восток (не одной же России вращаться), в качестве возможных альтернатив негостеприимному Евросоюзу, воротящему от турок нос уже не одно десятилетие. Опять же с присущим немалой части турок бытовым антизападничеством: Путин – твёрдая, но без перегибов, рука, «Россия поднимается и бросает вызов Штатам!», Россия – наследница Советского государства, оказавшего помощь Турецкой Республике в самые трудные, первые годы её существования. Не забыты слова благодарности в адрес России со стороны основателя и первого президента Мустафы Кемаля Ататюрка, выбитые в мраморе турецкой системы образования, крупные советские стройки второй половины ХХ века и проч.

Для простого народонаселения Турции Россия распахнула свои объятия, сняв визовые ограничения и потянулись турки, в том числе молодые-холостые, в Москву и Санкт-Петербург. Кто поэкстремальнее – на озеро Байкал на поезде. Благо, авиабилеты и туры – недорогие, в столицах есть, что посмотреть и что впитать культурного и не очень, русский народ – образованный и, в массе своей, вполне гостеприимный, а русские девушки – самые красивые в мире. Смешанные браки, как правило он – турок, она – русская, и практически никогда наоборот, а также, как продукт, светловолосые дети-билингвы – это тоже про российско-турецкое партнёрство.

Российская и турецкая политическая мысль движутся параллельными курсами, прочь от Запада, поскольку центр тяжести мировой экономики и политики смещается на восток. Высшее руководство двух стран подчёркивает свою независимую от Запада позицию и одинаково опасается «оранжевой чумы», зацепившей Россию и Турцию на столичных площадях: Болотной в Москве, Кызылай в Анкаре и Таксим в Стамбуле.

Вроде бы до сих пор картина выходит вполне себе пасторальная.

Однако, от пересечений и параллелей российско-турецких отношений, перейдём к перпендикулярам.

Начнём, пожалуй, с главного – разная, в настоящее время вновь, после окончания первой Холодной войны, противоположная блоковая принадлежность. Турция отказалась от своего нейтрального статуса в конце второй Мировой войны и стала членом НАТО. Про выход Турции из НАТО, как бывает в сердцах пообещает кто-то из турецкого руководства, не то, что говорить, даже и думать смешно — натовские учения исправно проводятся в Чёрном море.

Крым не признан, да и не может быть признан турецкой стороной в качестве части Российской Федерации. Президент Турции Эрдоган в ходе недавно состоявшегося визита в Киев в очередной раз повторил официальную позицию страны – Крым незаконно аннексирован Россией и точка. На фоне этой однозначности к крымскотатарскому населению региона турки, так сказать, присматриваются.

На идеологическом уровне, распад Советского Союза, кому трагедия, а кому — исторический шанс возвращения турок в свой традиционный ареал обитания на Балканах и в Средней Азии. Желающие припасть к первоисточнику могут ознакомиться с пережившей более десятка переизданий в Турции монографией «Стратегическая глубина» авторства бывшего министра иностранных дел, а ныне премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу.

Не забыты и «братские» народы уже внутри Российской Федерации, скажем, татары и башкиры. С регионами их проживания турками строятся особые отношения. В общем то, что называется «нео-османизм» и «агабейлик». Тот факт, что эта политика пока к заметным результатам не привела – не суть важно, главное есть концепция и её никто не менял, а вода камень точит. Плюс не будем забывать про турецкую Стратегию национальной безопасности, где Россия упоминается в качестве одной из вероятных угроз.

Разных взглядов стороны придерживаются и в отношении конфликта между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе. Не совпадают, если не сказать противоположны, позиции России и Турции в отношении арабских «весён», особенно касательно гражданской войны в Сирии.

С экономикой тоже не все так просто: на фоне энергетического сотрудничества идёт и будет нарастать, по мере снятия санкций с Исламской Республики Иран, соперничество за европейские рынки сбыта. Не исключено, что турецкие экономические интересы и инвестиции развернутся в сторону Ирана в принципе, особенно в начальный постсанкционный период.

Хотя «Турецкий поток» — ключ к реализации многолетней турецкой мечты стать не просто страной-транзитёром, но и энергетическим хабом, но по нему ещё только предстоит договориться. Пока же свои проекты турецкая сторона продолжает реализовывать, включая «Набукко», конвертированный в «Танап».

Российский рынок продукции и услуг, в том числе, строительный сегмент, имеющий для Турции первоочередное значение, постепенно сокращается, по мере укрепления отечественных игроков. Импортозамещение, поднятое Россией на «щит» национальной политики, в случае, когда и если оно случится, турецким поставщикам, не желающим инвестировать в Россию, а привыкшим работать за «кэш», также не сулит ничего хорошего.

Итак после бегло проведённого анализа на вопрос, являются ли отношения между Россией и Турцией – стратегическими и многоплановыми, можно смело ответить «да, являются…».

Являются ли Россия и Турция – оппонентами и соперниками? Да, являются… Не вчера это началось, и не завтра закончится..

В общем всё, как в старой притче про Ходжу Насреддина, который на два взаимоисключающих вопроса дважды ответил «ты прав», и на упрёк в том, что так быть не может, в третий раз сообщил о правоте вопрошающего. Одно можно сказать с уверенностью, для партнёрства с Турцией нужно иметь и мускулы и гибкость, на Востоке – только так и никак иначе…