Россия отбилась от выплат 50 миллиардов Юкосу по формальным основаниям

8c8241274d25bd60ce52559134622b6f


фoтo: youtube.com

Пo eгo слoвaм, Рoссии жaлoбa пoлнoстью удoвлeтвoрeнa, чтo пoвлeчeт зa сoбoй и oтмeну нeoбxoдимoсти выплaт, рaвнo кaк и прeкрaщeниe aрeстoв сoбствeннoсти РФ зa рубeжoм .

Oтмeтим, тем не менее, что это решение пока не является окончательным, оно может быть оспорено в Апелляционном и Верховном судах Нидерландов.

Россия в своих жалобах на решение, признавшее экспроприацию Юкоса, ссылалась на ряд формальных аргументов, не оспаривая решения арбитража по существу. Первым доводом было то, что Россия подписала, но не ратифицировала в парламенте договор к Энергетической хартии, на основании которого акционерами Юкоса и был подан иск в арбитраж. Такая ситуация, по мнению юристов российской стороны, предусматривала сохранение приоритета национального права.

Также Россия утверждала, что зарегистрированные на Кипре и острове Мэн три компании-акционера Юкоса, на самом деле, подконтрольные россиянам, а значит, речь идет о внутрироссийском споре, который не имеет отношения к международным юрисдикциям.

Другими формальными претензиями России к решению арбитража стали несогласие с тем, как считали нанесенный акционерам Юкоса ущерб, а также тот факт, что арбитры суда в Гааге большую часть работы доверили юристу Мартину Валасеку, помощнику суда по административным вопросам, тем самым, он якобы невольно стал четвертым человеком, выносившим решение.

Читайте о том, зачем Россия вошла в процесс по Юкосу.

Сторону акционеров Юкоса, в свою очередь, отмечала, что аргумент о Валасеке недоказуем, так как невозможно подсчитать, какая именно часть решения написано им самим. При этом не соглашалась она и с тезисом о национальном праве, так как Госдума РФ не раз отмечало, что договор к Энергетической хартии не противоречит национальному законодательству. Наконец, юристы отмечали, что сам по себе этот аргумент является новым в процессе, а значит, в апелляционной жалобе его употребление некорректно.

Читайте о планах Ходорковского по реформированию России.

Добавим, что российские юристы и политики до сегодняшнего решения неоднократно заявляли, что Россия вообще зря вступила в процесс в Гааге, тем самым признав правомочность арбитража. Это называлось юридической ошибкой и объяснялось тем, что власти РФ не хотели портить инвестиционный климат, отказываясь от участия в международном суде.