Пропутинский и антипутинский прогноз. Каким будет курс рубля в январе, феврале и марте

60411df9d146398a9258a1c2d8562b54

А на кого работают остальные, указывающие более узкие коридоры? И если рынок раз за разом видит, что ваши прогнозы сбываются — то уже его игроки начинают спрашивать у вас совета, а такие советы начинают цениться и монетизироваться. фото: Геннадий Черкасов

Поэтому самые щепетильные и бескорыстные эксперты на вопрос о том, каким будет курс рубля к доллару в 2015-ом, отвечают без затей: где-то от 30 до 100. Проведем эксперимент: я буду делать прогноз, а профессор Высшей школы экономики и директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев — его комментировать. Если вы в начале 2014 года видите, что наша экономика ухудшается, что произошла сланцевая революция, которую наша страна проспала, что США готовятся выключить печатный станок доллара — то прекрасно понимаете, что будет с рублем в конце этого года и начале следующего. Автор: А если я не хочу навредить отечественной экономике — могу я дать совет, кому нужно, но умолчать о некоторых факторах для общества?   Потому, что если оно о них узнает, то начнется паника и будет еще хуже… Но если говорить об ответственных силах, то рублевая катастрофа не выгодна вообще никому, кроме тех, кто, живя в России, получает доход в валюте. Но, умалчивая о чем-то, они часто думают больше не об отечестве, а о том, чтобы лучше заработать. Происходит явный конфликт интересов. Но — нет: конфликт интересов. И.Н.: Обрушение любой экономики мира негативно влияет на весь мир. Возьмем первый попавшийся бутерброд. Игорь Николаев: Вы работаете в интересах российской экономики и обслуживаете группировку «страна Россия». — Курс валют определяется биржевыми механизмами, а названный вами индекс — всего лишь уровень дороговизны в стране». И.Н.: Представители финансовых властей говорили, что все будет прекрасно. Это называется вербальной интервенцией. Эксперты, которые все на самом деле понимают, дают такие прогнозы, что «мама, не горюй». за доллар. Каков же он сейчас? Вы пытаетесь выделить фундаментальные факторы, которые влияют на курс, оцениваете тенденции и исходите из того, что чудес не бывает. Так как ответит автор этих строк, если вы попросите спрогнозировать курс на январь, февраль и март? Теперь — более сложный расчет, с учетом партитета покупательной способности — эти вещи считают не люди, а целые институты, но получается примерно то же самое: 26,3 рубля. И из цены этой незатейливой пищи проще всего исчислять реальный валютный курс. Очень слабый рубль мог бы быть выгоден не самым ответственным оппонентам Путина при условии, что девальвация вызовет недовольство российской властью в российском обществе. Стало быть, доллар сегодня равен ровно 25 рублям. Это — индекс «Биг Мака». А у нас оно потеряно достаточно давно. Какие группировки за ними стоят? И.Н.: Эксперты, которые работают на этом рынке: с банками, инвестиционными компаниями и т.д., так и делают. Сначала произведем простой расчет, без затей. Автор: Если я пытаюсь предсказать реальную картину и ни на кого не работаю, то на кого я работаю? Автор: Российская валюта будет падать и дальше, до 80-90 руб. Но такие интервенции работают, когда есть доверие к экономическим регуляторам. Автор: Рубль будет укрепляться по отношению к доллару. Потому что на самом деле прежде всего слабость рубля в интересах наших собственных экспортеров сырья, которые получают валютную выручку. Ну что ж, хотя бы с уровнем дороговизны у нас пока все не так плохо. Автор: Рубль остается в сегодняшней цене. Наверное, все-таки, я бы сказал, как самые осторожные и ответственные: от 30 до 100, не будь одного убойно убедительного индекса. Это я говорю, конечно, с иронией. Я часто об этом думал: эксперт №1, варится в теме днем и ночью, уж он-то должен дать нормальный прогноз в публичном поле. И.Н.: На себя, на свою ценность, как эксперта, на престиж своего института. Речь идет о том, что одинаковый бутерброд с котлетой от одного и того же производителя должен стоить одинаково во всех странах мира. «Индекс «Биг Мака» вещь интересная, но слишком серьезно к ней относиться нельзя, — разочаровывает Игорь Николаев. У сетевого производителя стратегия такая. В Москве так называемый Роял де люкс стоит сто рублей, а в Вашингтоне — $4. Автор: Но я хотел спросить о тех экспертах, которые молчат бескорыстно, блага ради… И.Н.: Вы выступаете за сильно ослабленный рубль, значит работаете на интриги госдепа США и недругов России.