«Прогресс» мог упасть у берегов Дальнего Востока

8c8da581fb2c4d89198740d76dcc27a3


фото: Сергей Иванов

Андрей Иванович, за плечами которого 30 лет службы военным баллистиком, до последних часов полета аварийного «Прогресса» вел свои расчеты траектории падения с учетом особенностей атмосферы, гравитационного поля Земли, солнечного возмущения и еще некоторых параметров, которые влияют на скорость полета и предполагаемого падения космического аппарата на землю. Свои данные Назаренко периодически сверял с расчетами, предоставленными Командованием воздушно-космической обороны Северной Америки (NORAD).

— До последнего момента я шел с американцами почти вровень, — говорит Андрей Иванович. — Однако поздно вечером 7 мая они выдали версию о том, что российский корабль «Прогресс» должен был упасть 8 мая в 01.52 минуты по всемирному координированному времени (UTC) времени, значит в 4.52 по московскому. Место падения, судя по указанным координатам (долгота 169 градусов, широта 37 градусов) соответствовали северной части Тихого океана. Мой прогноз к тому времени выглядел так: 8 мая 0 часов 8 минут по UTC, то есть 3 часа 8 минут по Москве. По моим данным, это должно было произойти не очень далеко от наших дальневосточных берегов, то есть, почти, как и в прогнозе американцев. Однако мой прогноз опережал американский примерно на 1 час 34 минуты. И место падения я предполагал другое.

— Почему же возникло расхождение?

— Не исключено, что американцы просто ошиблись в расчетах, не достаточно точно определили последние элементы орбиты, что за ними иногда водится, и выдали плохой результат за конфетку. На самом же деле корабль мог упасть раньше. Второй вариант реабилитирует заокеанских наших коллег: «Прогресс» мог продлить свой полет, сделав лишний виток вокруг Земли из-за потери каких-то своих элементов. У него могли, к примеру, отвалиться солнечные батареи, из-за чего снизился баллистический коэффициент, и корабль просуществовал вплоть до времени, указанного в американском отчете.

— Наши службы, в отличие от NORAD, не публикуют своих прогнозов. Нам объявили только окончательные данные схода с орбиты: 5 часов 04 минуты. Насколько они могут быть точнее американцев?

— В наших двух странах задача предварительного баллистического прогноза решается на основе многолетнего опыта. И до сих пор уровень погрешности прогноза и у них, и у нас составляет 10-15% от оставшегося времени существования космического аппарата. Я предложил способ, как уменьшить уровень погрешности, но, к сожалению, им пока не заинтересовались.

 

***

Несмотря на то, что по официальным данным обломки «Прогресса» упали в океан и не нанесли вреда человечеству, кое-каких негативных последствий аварии избежать не удастся: скорей всего, придется сместить график старта следующего пилотируемого корабля, возвращение тех космонавтов, кто собирался на Землю уже на следующей неделе… По крайней мере, судя по информации из неофициальных источников, сдвиг будет осуществлен на целый месяц. Официальный Роскосмос пока ссылается только на слова заместителя главы Александра Иванова, которые не объявлял о переносе запуска «Союз-ТМА- 17М» с российским космонавтами Олегом Кононенко, японцем Кимией Юи, астронавтом NASA Челлом Линдгреном. Он по-прежнему запланирован на 26 мая. Что касается запуска двух «Прогрессов», один из них отправиться к МКС в 3 квартале, второй — в 4 квартале этого года.

По словам руководителя полета российского сегмента МКС Владимира Соловьева, у российских космонавтов есть все необходимое до прибытия следующего грузового корабля, старт которого пока намечен на 6 августа: это топливо, вода, еда, смена белья. Понадобится ли перенос сроков пуска и посадки пилотируемых кораблей, а также более ранний запуск на МКС очередного «Прогресса», станет окончательно ясно после заседания госкомиссии 13 мая.