Приняла решение о судьбе Центрального дома художника: на улице никто не останется

41d9489e9fbd594e84f4ed1f7e981871


фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

Нaш истoчник гoвoрит, чтo судьбa этиx вoпрoсoв нa сaмoм высoкoм урoвнe, ужe прeдрeшeнa. Рукa, пo eгo мнeнию, будeт тaкoй: Трeтьякoвкe пeрeдaются всe здaния, a oнa в свoю oчeрeдь, oтдaть чaсть плoщaдeй пoд нужды сoврeмeнныx xудoжникoв и зaрoдившиeся в этиx стeнax символические фестивали; нынешнее руководство ЧА переводится как крупных проектов (антикварный салон, ярмарка искусства…) в манеж; галереи, в которых до конца года расширить и на прокат-ЧА, переедут, возможно, в Гостиный двор.

За комментарием мы обратились к директору ЦДХ Василию Бычкову.

— Василий Владимирович, кабинет ваши пустые. Съезжаете?

— Здесь стояла стильная мебель 1960-х годов, которую я купил в свое время в Париже. Заранее решил взять его, чтобы избежать каких-либо конфликтов.

— Тем не менее, где-то перебираетесь?

— Спросил, рано или поздно. Мы планируем перевести где-то наши крупные проекты. Но окончательное решение зависит от власти.

— Что будет с проектами, галереях, организациях, которые до сих пор живут в ЧА?

— Суд решил, что скоротать государства бывшего имущества, принадлежит Международной конфедерации союзов художников, которая в настоящее время находится в процессе ликвидации как юридическое лицо на основании решения Верховного Суда российской федерации. То есть, сначала перешли Росимуществу, насколько я понимаю, одну из культурных учреждений. Скорее всего, это будет Третьяковка. Хотя маловероятно, что ГТГ интересно все имущество, о котором речь идет (кроме зданий, ЧА конфедерации принадлежат издательский дом «Галарт», Дом творчества «Сенеж», «Подольск — АРТ Центр», выпускавший когда-то материалы для художников, несколько нежилых помещений в Москве, около 50 тысяч произведений искусства. — К. К.), — например, коллекция живописи из МКСХ, я должен честно сказать, неровная, не все музейного уровня.


фото: Геннадий Черкасов
Василий Бычков.

Что касается будущего ЧА, то мы, его сотрудники и партнеры, ориентироваться на мнение сотрудников Министерства культуры, членов ликвидационной комиссии и руководства Третьяковской галереи. Они говорят, что все заинтересованы в том, чтобы добраться до дизайн сосуществования музея и культурные учреждения, под названием-ЧА. Хотят, чтобы с модель, учитывающую интересы ныне живущих художников и посетителей, которые привыкли, что каждый год, чтобы посетить крупные выставочные проекты, в ЧА.

— А интересы галереи, которые находятся здесь, чем год назад?

— Их также желательно принимать во внимание, но о том, имеет особое мнение всех тех, которые я перечислил. Существование здесь галереи всех видов сервисных организаций (художественных магазинов, мастерских…), пока не представляется им возможным. Хотя предложенный мной дизайн есть пункт аренды им помещения. В конце концов, это приносит серьезный бюджет, но надо понимать, что содержание одной только этой части здания в год, стоимостью более 200 млн. долл. Но здание станет госимуществом, аренда которого проблематично. И вообще, как бы устанавливает концептуальный конфликт сосуществования музея с элементами художественного рынка. Многие относятся к нему негативно.

— Но есть и еще один вид…

— Да. ЧА — это опоры художественного рынка, если хотите. Во время их разнообразия. 260 персональных и групповых выставок художников, 20 крупных проектов в различных областях культуры, 195 концертов, более 900 тысяч посетителей в год. И все это сделано без копейки государственных денег, прошу заметить. Я бы на их месте, на месте тех, кто принимает решения, оставил бы такой успешной рабочей машины в культуре — рядом с прекрасным музеем XXI века. В конце концов, это ткань жизни, и основой будущего музея. Можно не соглашаться с моим дизайном. Да, и подобные модели, как не существует в мире. Но, открывается поле для экспериментов. Ближайшим аналогом ЧА — парижский Центр Помпиду. Если говорить о его пространстве, в структуре, которая в значительной степени создатели ЧА, как они смотрели именно на этот комплекс. Там не проходят, ярмарки и другие фестивали, с которыми мы работаем, но действует большое количество различных элементов: кинотеатр, библиотека, концерты, выставки, в настоящее время живущих художников, дизайнеров, архитекторов, большое design shop, книжный магазин,… Помпиду — гигантская машина, которая, прежде всего, является культурным центром, но и создает произведение на рынке, как мне кажется.


Нынешние помещения-ЧА.

— Вы считаете, Третьяковка может вступить в диалог, а то и в сотрудничестве с сегодня живут художники, не все из которых — на уровне галереи?

– Это компетенция Союза художников: разговор о интересах ныне живущих художников, в ходе них. Выставка художников — часть его работы, частью художественного процесса. Это касается как известных художников, так и неизвестные. Есть авторы, второй, третий, десятый. Но без них не будет первого порядка. Так же — театры: в Москве их было 89, но не все на том же уровне Большого и Вахтанговского. То же самое и здесь: нужно показать художников, не только на уровне Таира Салахова, Олега Кулика и Тони Крега. Но не падает при этом на уровне трэша и попсы.

— Некоторые говорят, что для них есть Академия изящных искусств, с его выставочные залы.

— Академия показывает, в первую очередь ученых и весьма уважаемых. ЧА — это демократическая площадка. Заявки могут подать любые художники, и я уже с выставки комиссия отбираю их, не спрашивая у мастера, академик он или нет. Хотя мы в первую очередь представляем площади для членов Союза художников, потому что это наша основная обязанность: ЧА сформирован Международной конфедерацией союзов художников стран СНГ. Чтобы помочь им, мы должны в первую очередь. Мы представляем широкий спектр художников, за что нас критикуют и ругают. Когда я пришел сюда директором, у меня был порыв резко поднять уровень содержания, но это оказалось невозможно по различным экономическим причинам. Со временем я понял, что наша миссия-дать возможность презентации самых различных художников.


фото: Геннадий Черкасов

— А как насчет галереи? Здесь их ЭФФЕКТИВНОСТИ с точки зрения продаж — низкая. Возможно, им время, чтобы куда-нибудь прийти и начать самостоятельной жизни, которые, возможно, не будет более эффективным?

— Они и теперь живут сами по себе. Разбредаться по разным углам для галереи — катастрофа. На нашем художественном рынке работ достаточно плохо, в отличие от мирового — из-за различных экономических и геополитических проблем. Все это отразилось на художественном рынке. Существование галерейного бизнеса во многом зависит не только от постоянных отношений с клиентами и художниками, но и от трафика посетителей. Почему именно здесь, в ЦДХ, большой галерейный центр в стране? Здесь не медом помазано. И потому, что здесь трафик, целевые посетители, постоянно идут. Хорошо известный эффект «алмаз» с улицы», где в одном месте сконцентрированы ювелирные магазины. Все рядом друг с другом в борьбе за лучшее. Концентрация только на одном месте, это удобно и галеристам, и посетителям-покупателям. У нас здесь 48 галерей, из них почти 20 — старомодным, а некоторые из лучших в стране, в частности, мы их приглашали. В периоды салонов это становится еще более удобно. Например, вы приходите в антикварный салон, где все полы заняты 250 антикварных галерей, — вместе для сравнения, посмотрите на местных.


Третьяковская галерея, после реконструкции, по проекту рема Колхаса. Фото: предоставлено пресс-службе ГТГ

— Так что вы здесь планируете досидеть до 2020 года. — до начала реконструкции?

— С разрешения ликвидационной комиссии я подписал все соглашения с выставками и галеристами на год.

— А если вас не будет здесь, чтобы остаться, что вы будете делать?

— У нас есть и план в, и план С. Но детские площадки в центре Москвы, соизмеримых с ЧА, не так уж и много — это Центральный манеж и Гостиный двор. Мы думаем о них. Про галереи, сказать ничего не могу — не я же их заправляю.

— Разве не вы сами решаете, кто из галереи и за какие деньги арендовать выставочное пространство?

— Да, я — как директор ЧА, но это не мое дело. Галереи заинтересованы в этот кластер, так, что они передают нам функции для поиска в них один большой галерейного пространства. Мы смотрим на Гостиный двор. Но будет ли нам его на этот случай?..

— Скажем, что движущиеся части Сидения, частично манеж, но потом сбиваются ориентиры. Эти суды воспринимаются многими как выставочные — то есть. где он может прийти и в первую очередь посмотреть, а хотите ли вы сделать это там проектов, в рамках которых искусство, река. Интерес дистрибьюторов и посетителей сайта может не совпадать…


Третьяковская галерея, после реконструкции, по проекту рема Колхаса. Фото: предоставлено пресс-службе ГТГ

— Это было единственным требованием участников ярмарки искусства RAAF, который мы сделали в Манеже. В целом прошел очень успешно. Но оказалось, что это так. Социальной политики министерства билет для пенсионеров — 100 рублей, а это вполне подъемные цены. Из-за сдвижки время проведения выставки, мы попали на третье воскресенье месяца, а это для посетителей, конференц — Зала- бесплатно. Тысячи людей не понимают, куда пришли. Они не знали, что это выставка и что все эти Айвазовские, Шишкины, Шагалы продажи. Меня спрашивали: «что это, как это, спросил, провести экскурсии… с такой посещаемости — и по несколько тысяч в день — один галеристу обучить людей трудно.

— Некоторые галеристы просят увеличить стоимость билета сразу до тысячи, чтобы отсеять неплатежеспособных…

— Но если галеристы, которые требуют повышения цен на билеты, они хотят принимать участие в выставке на главной выставочной площадке страны, должны принять и сказать себе: если мы хотим быть здесь, а не в «Крокус Сити» на МКАДе, кроме коммерческих задач должен взять на себя социальную функцию. И многие это делали.

— Ярмарка объявлен как международный, но и международный компонент, была едва заметна. Чем это объяснить?

— Пять иностранных галереи не пришли из-за переноса даты проведения. Мы относимся к этому с пониманием: сейчас сложная политическая время. Возвращение этой галереи деньги. Один американский галереи вещи застряли на нашей таможне, но не из-за наших таможенников, а потому, что брокеры, правильно заполнить документы. Еще многие отказались от участия, а также доставка в Россию дорогих произведений дорого. Мы далеко, у нас холодно, температура, страховка — все это требует больших средств. А еще ярмарка была в то время: между двух крупнейших европейских выставках — TEFAF и BRAFA. Но манеж был свободен только в эти дни. Надеюсь, в следующем году эти факторы снимутся и минимизируются.


Третьяковская галерея, после реконструкции, по проекту рема Колхаса. Фото: предоставлено пресс-службе ГТГ

— Вы пытались организовать ярмарку, но пусть еще стоит были похожи на развалы.

— Я согласен, в этом и наша вина есть. Уже во время сборки мы получили отказы от нескольких галерей — освободившиеся площади нужно было чем-то заполнить. Как мы можем в таких условиях сделать ярмарку уровня TEFAF? У нас есть и другие возможности, но даже и у них, стараться избегать шпалерной висит и не опустить малозначительные вещи. Хотя большинство галеристов выложились на 100% и общий уровень, показали высокий. Многие вещи вообще достали из запасников впервые.

— При этом сказал, что они сознательно не продают…

— Я думаю, все продается, несмотря на то, которые предлагают деньги. Признаюсь, некоторые вещи могут служить для повышения имиджа.

— Это следующая ярмарка планируется в Манеже, а антикварный салон — ЧА?

— Пока это так. Парадоксальным образом, выставочный сезон в ЧА, несмотря на все трудности, планируется сильна. Таким образом, в апреле откроется выставка «Снова вместе», сохраняя традиции, СК СССР и МКСХ, под эгидой вновь создания Международной ассоциации союза художников. Там будет представить работу большинства членов союзов художников стран бывшей республики СССР. Открытие года — выставка Бэнкси. Буквально перед вашим приходом о том, что подписала соглашение. Проект будет грандиозным — куски стен, даже привезут! Параллельно с этим откроется выставка «Русский кинетизм». Представьте себе роскошные коллекции на Форуме коллекционеров. Потом — «Дизайн NEXT» с 25 персональных выставок молодых дизайнеров, «АрхМосква», Week, большой антикварный салон, «Non/fiction» и многое другое.

— Только то, что Третьяковка представила архитектурный проект, ЧА, после реконструкции. Как вы оцениваете?

— Архитектор, автор проекта Rem Колхос — ок. Он бережно относится к советскому модернизму. Он пришел ко мне в ЧА, мы ходили с ним по дому, и он не переставал восхищаться этим зданием. Я думаю, он будет делать все на самом высоком уровне. Он был счастлив сотрудничать с Третьяковской галереей, потому что и Зельфира Трегулова, и его замы понимают, как должно быть. Ни «архитектурного монстра» это не так, в конечном итоге.

— Обидно будет покинуть это место?

— Не больно. Потому что много удалось сделать, когда, как правило, микроскопические возможности.