После ухода Гаглоева выборы в Росгосцирк лучше бы курировало правительство

bba4e6367e9ddf7a3b078c10531a2967


фото: Михаил Ковалев

Кстати, выборы должны были состояться еще в июле, но Минкульт из-за внутренних причин, решил передать их на месяц — 24. августа (прием заявок от кандидатов до 19. августа). До выборов исполняющим обязанности будет один из замов Гаглоева — Дмитрий Гаусман. Гаусмана мы будем, вероятно, видеть среди кандидатов на стул, потому что и сообщество это не знает, и, кроме того, он из команды Гаглоева, что очки не добавляет. Не зря второй раз, когда я говорю о команде. Один из, скажем так, нюансы, накапливающегося недовольства политикой Гаглоева является то, что он не выглядел хозяином положения: постоянно в тени, следовал его первый заместитель Олег Чесноков, а кто чья тень, в отдельных ситуациях, даже до конца неясно. Лидер должен быть один. А как только начинается своячничество, серый кардинал и так далее. — подожди, разногласий и скандалов.

Чесноков, пока не отставлен, но сам факт, что Минкульт назначил исполняющим обязанности нет, а Гаусмана, вряд ли говорит о какой-то бездне доверия. В завершение своего сообщения Гаглоев пожелал цирковым забыть о различиях, потому что «работа предстоит не легкая» (я хотел бы добавить — и «МК» не говорит голословно, опираясь на личные контакты с многих деятелей цирка: не то, что «тяжелая работа», а надо взять и отформатировать жесткий компанию, конечно, если у вас серьезных финансовых вложений. В противном случае — нет).

Нам кажется, что прежние директора просто не обладают таким масштабом, чтобы пойти в правительство и твердо сказать: ребята, мы с вами хотим, чтобы новый профессиональный цирк с новыми идеями, кадрами, программами? Здание, в палатках? Мы хотим с вами иметь такой же крутой цирковую школу (в смысле учебное заведение), как и в Монреале, или все мы будем тянуть волынку, не отвечают современным требованиям ГУЦЭИ? Мы хотим воспитать сначала в себе, а потом и в зрителе хороший вкус, или так, что мы будем лепить номера на тот же проект? Или мы ничего не хотим, и только в качестве «социальной миссии» и инвалидного пособия и дальше тащить в депрессивные города депрессивный цирк? Что мы хотим? Давайте определимся.

Мы хотим изменений — нужно инвестировать. Нужно поставить сильную фигуру, умеющую привлечь в бюджет, а не допиливающую тот, что есть; на что команда будет испытывать уважение и доверие.

В то время как прием заявок. Среди возможных кандидатов называют директора Ижевского цирка Дмитрия Иванова, известного художника Бориса Майхровского (уже был в замах директора), режиссер (а в прошлом исполнителя канадский цирк) Антона Челнокова… да мало ли кто еще есть в резерве.

Ясно одно: не могут плавать, реформы необходимы, как воздух, цирк требует от государства особого внимания. Настало время для серьезных изменений, восстановления артистического равновесия. Разве это нормально, что воспользовавшись — скажу дипломатично — системным кризисом в Росгосцирке, Китай с большим удовольствием ангажировал ПОСТОЯННО целую плеяду наших первых художников? Пока мы тут судили-рядили о Гаглоева—Чеснокова, с Китаем подписали договор Мстислав Запашный (на два года), тренер Владислав Гончаров, Майхровские с редкими программу пингвинов… И компания скудеет на художников и превосходные номера. Уехавшие, даже при всем желании, так это только в лоно Росгосцирка не вернется.


фото: Михаил Ковалев
Только благодаря энтузиазму артистов цирка, все еще жив.

Шутка ли, на церемонии вручения премии «Master», сочинский цирк (почти в сезон!) два месяца простаивал без программ! Теперь все снова выручил Гия Эрадзе, на него, понятно отходов, зритель штурмом цирк. Но в ближайшее время откроются цирки в Омске и Рязани — надо думать, что там носить. Количество программ, уже непропорционально количеству цирков. Что и станет головной болью нового директора. Вместе с поиском гигантские суммы на создание новых номеров и аттракционов, приобретение редких животных…

Так что, я боюсь, что нынешние выборы несколько выпал из обычного минкультовского уровне. Как Большой театр директора назначаются правительством, а не ниже, так и теперь в самых высоких кабинетах должны обратить внимание на промышленность, которую мы потеряли еще только благодаря голому энтузиазму людей, не мыслящих себя без любимого искусства.