Паранормальная экономика

5157e35618e8f0328628ba2e369adba3


фoтo: Aлeксeй Мeринoв

Нoрмa — прeлюбoпытнaя тeмa и в пoлитикe, и в экoнoмикe. В экoнoмику aктивнo дискутируeтся. Рaзвитиe-этo измeнeниe прaвил. Чтo этoт прoцeсс движeтся к сeбe, гдe oн трeбуeт пoлитичeскoгo вмeшaтeльствa?

Нoрмa-этo бoльшинствo . Бoльшинствo — этo нe xoрoшo и нe плoxo, этo нe мaндaт нa истину, этo считaть, вeрoятнoсти, стaтистики и сoциaльнoгo явлeния. В пoслeднeм случae, этo привычкa oбщeствa.

Чтo тaкoe нoрмa в экoнoмикe? Экoнoмикa-этo oднa из фoрм жизни oбщeствa. Eсли oттaлкивaться oт мнeния бoльшинствa нaшиx сooтeчeствeнникoв, нынeшняя экoнoмичeскaя систeмa изнaчaльнo нeнoрмaльнa, eсли знaчeниe нa рынкe. На самом деле, в этом, как и должно быть основой частную собственность и ценности, которые считаются либеральными. Но слово «либерал» для большинства жителей России подобное ругательству. И частный предприниматель, двигатель и герой либеральной экономики, судя по статистике правоохранительных органов, — преступник.

Что же тогда норма? На самом деле, более 60% экономики контролируется государством, поэтому его рыночность очень искусственно, либеральность.

Наша норма-это госэкономика. Но, кроме того, коррупция, которая постоянно создает миражи, которые претендуют на роль фары основные, к сожалению, не вперед, а назад.

Но правило-это не приговор, вредные привычки необходимо исправить.

Для России, с традиционными педалированием своих «исторических особенностей», является сложной задачей. Интересно, сегодня становится все более трудным из-за внешних факторов.

В январе 2012 года Алексей Улюкаев на Гайдаровском форуме заявил, что во всем мире, а вместе с ним и Россия окружает… нет, не новая реальность, это было бы слишком банально, и «новой нормальности». Изменение норм определяет новое качество экономики. Улюкаев назвал три отличительные особенности «новой нормальности»: низкие темпы экономического роста, высокой турбулентности на всех ведущих мировых рынках и снижение эффективности традиционных инструментов государственного регулирования экономики.

Кто является автором выражения «новую графику», никто не знает. The Economist называет Мохамеда Эль-Эриана, одного из руководителей компании PIMCO (Public Investment Management Company). Но очевидно, что этот термин родился в глобальный кризис 2008-2009 годов.

В России, первым на New Normal в конце 2010 года, — пишет Ксения Юдаева, в то время директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка России, но позже заявление Улюкаева получила наибольший резонанс.

В той мере, приведет к изменению «нормальностей»? Замедление мировой экономики-это очевидно. Тупиков в деятельности мировых регуляторов, а также. Вопрос в том, когда и как выйти из этого тупика? Если это «новый нормальный», то в краткосрочной перспективе — никак.

Есть старый анекдот: «Не тратьте силы, старика, иди на дно!». «Новый нормальный», хотя этот термин отражает текущее положение дел, не должно стать оправданием пассивности тех, кто профессионально занимается вопросами экономической политики, и такое искушение возникает (то, что вы хотите, является «новой нормой»). Путь к рывку должна проложить науки экономики. И она в мире, и в России пока не может сойти с накатанных рельсов. Одни предлагают двигаться по нему дальше, не обращая внимания на то, что они уже привели в тупик, другие — следить за тем же путем, но назад.

Это «новое нормальное состояние», что позволяет сравнивать глобального кризиса 2008-2009 годов с Великой депрессией 1929-1932 годы. Появился тогда в «новое нормальное состояние» стало намного хуже, стала одной из предпосылок Второй мировой войны, которая взорвала жутковатую «нормальности». Если оставаться в области экономики, выход был найден на взлете кейнсианства и его воплощение и развитие в Новый курс Рузвельта. Друг, который нас окружает сегодня в «новой нормальной» выход, к сожалению, пока не видно.

В недавнем интервью первый заместитель председателя Банка России Ксения Юдаева сказала: «не Я обращал внимание не на слово «кризис». Нашу ситуацию лучше всего описывает термин «новая реальность», то есть не временные трудности, и новые координаты, в которых наша экономика должна расти».

Юдаева уверена, что и после формального выхода из кризиса «новые координаты, в которых наша экономика должна расти» в принципе не изменится. Это не только новая реальность, и «новой нормальности».

Таким образом, относительно высокие темпы экономического роста, продолжает оставаться только мечтой. Экономика России меняется, и делает это по себе, независимо от правительства. Есть сектора, где компании регистрируют значительную прибыль. Это в первую очередь результат свободного плавания рубля, которое сделало прибыльным практически все, что можно продать на экспорт и при обесценивании рубля может продать и то, что раньше отказывались купить. Конкурентоспособность выросла. Пока не за счет качества предложения, и мир через цены, но важно, на внешнем рынке закрепиться, тогда конкуренция будет стимулировать и новое качество.

Важно, что преимущества превратились в инвестиции, и лучше в России, чем за ее пределами, что еще, как показывает Росстат, не возникает. И это означает, что, помимо нововведений решительных политических действий на улучшение делового климата (укрепление независимости суда, результативная борьба с коррупцией не должно быть неприкасаемых фигур и полы на руководящей иерархии, ограничение действия правоохранительных органов экономики) необходимо, чтобы Министерство финансов не покушался на курс компонента прибыли компаний-экспортеров, в любом случае, работают в несырьевом секторе.

Но есть неизбежное следствие «новой нормальности» для России: мы должны снова привыкнуть к жизни в условиях дефицита бюджета. Ничего страшного в этом нет, дефицитен бюджет почти любого государства-это старая нормально, проблема масштабов дефицита и его покрытия.

Россия в Великой электоральному циклу. И это означает, что расходы на социальные нужды, если будет уменьшен, и очень, очень мягко. Против сокращения военных расходов распространяется в массы «непробиваемых» в современных условиях аргументы, но даже они будут снижаться, другого выбора просто не остается, потому что социальные и военные расходы-это позвоночник расходов бюджета.

Является проблема бюджетного дефицита даст в полной мере почувствовать отрицательным финансовым антироссийских санкций. Планы Министерства финансов привлечь $3 млрд за счет размещения за рубежом евробондов не смогли. Санкции могут повлиять и на планы привлечения в бюджет 1 триллион рублей за счет приватизации.

Остается потеря резервов. И ограничены.

Альтернатива, четко прорисовываются. Из них три.

Первое — Российская экономика в ближайшие два года будет расти, путь «новонормальный». Тогда будет расти и бюджет, и возможности решения задач в области развития, особенно человеческого капитала. Но для этого нужно экономике, политической реформы, которая уже шла.

Второй вариант-это экономика, не успев подняться, она задавлена новых налогов. Это постоянная угроза, что происходит в реальности, что мы говорили выше.

Третья альтернатива-это обычай тратить резервы превращается в эмиссионное финансирование дефицита государственного бюджета с нового подъема инфляции и разбалансировкой государственных финансов. Это, конечно, очень древний, на самом деле, которая вызывает академик Сергей Глазьев.

Альтернатива, таким образом, политического характера. Именно политика изменится или не изменится функционирования общества нормы, в том числе экономической.

Чтобы выбрать третий вариант, правила не придется менять. И здесь, чтобы рост ускорить процесс пересмотра стандарта является абсолютно необходимым.