Охранник, расстрелявший двоих бандитов: «Я виноват, что не погиб»

ba6f96c23e8c0d703494d5b6aa07b1ba

За сутки они вывозили по 10-15 машин стройматериала. На работе, конечно, поддерживают. — Конечно, понимал. Так, что мне пришлось сделать по два выстрела в каждого, чтобы остановить их. А по нашим законам я виноват, что не погиб. В день хотели, чтобы мы пропускали по 5-7 грузовиков. Ребята не делайте глупости!» Я выстрелил вверх, Михаил сразу подался назад, они тоже остановились. Я увидел, как их тени метнулись к двери. Я стал стрелять. — Я охранник и охранял объект на который пытались поникнуть. Но внезапно сюда зачастили эти бандиты. Авт.). Двое точно были неадекватные. Со мной практически не взаимодействовали. Тяжело, конечно, психологически. — Нет. А их друзья, думаю, найдут способ отомстить за братков. Позже следователи спрашивали меня почему я выстрелил не по одному раза в каждого, а по два! — Да все те же, которые воровали щебень и песок и пытались с нами договориться. — Грязные деньги добра не приносят. Я вскинул ствол кричу: «Уходите вон! По-моему закон на моей стороне. Мне все, включая наших юристов говорят, что я все сделал по закону. Заказчиком выступила подрядная организация, занимавшаяся строительством. Начальник мой психолог отличный, как может поддерживает. Старший у них был Михаил, тот самый, который не пострадал (житель Подмосковья Михаил Иванков — прим. Конечно, страшно, — если я попаду в тюрьму, то к их друзьям. Внезапно луч одного из них ударил мне в окно. Первым на объект заступил мой более молодой напарник. А те раззадорились. Вообще по закону я имел права открыть огонь при групповом нападении не производя предупредительных выстрелов. Если кто-то когда-либо получал серьезную травму, то знает: сначала наступает болевой шок и человек не чувствует боли. — Какие деньги предлагали? Все же я убил людей, чьих-то близких, чем бы они не занимались. Они приезжали с «КамАЗами» и экскаваторами. Рабочих и строителей, которые возмущались, тем, что творится откровенный грабеж, они запугивали и угрожали расправой. Говорили, что им неохота ездить на карьеры в дальнее Подмосковье, когда можно брать песок и щебень в центре Москвы. Я тогда еще раз выстрелил вверх. Вот тогда руководство фирмы и обратилось в ЧОП, который нас сюда и направил. Насколько я знаю во время работ они разобрали старую железную дорогу и провели ряд работ для будущего строительства эстакады. Я, признаться, испугался. Уж так я воспитан, что работу привык стараться делать хорошо. Он и по возрасту старший, да и как я понял он ими и командовал. — Я лично фактически только в среду. В результате осталось множество песка и грунта, который рабочие планировали использовать в дальнейших строительных работах. Я лежал на диванчике и они решили, что я сплю. — Резиновые с металлическими наконечниками. Но у меня был выбор: умереть или нажать на курок. — В этой ситуации вы оказались в тупике? У нас возле шлагбаума горят прожектора. Весь мой путь и мои действия легко было проследить по месту расположению гильз, что следователи и сделали. Прежде чем они открыли дверь и ворвались внутрь, я уже успел схватить в руки «Сайгу». По словам Владимира Климина он был вынужден стрелять, чтобы защитить свою жизнь.- Как давно вы заступили на охрану этого строительного объекта и с чем это было связано? И от их вопросов вроде «почему ты стрелял по два раза! Бандиты приезжали к нему предлагали договориться. — Что произошло в среду ночью? Подумал: может у меня холостые? Думали, что с ровесником им будет проще найти общий язык. Наверное, если бы мы согласились на их требования были бы богачами. — А патроны у вас были боевые? — Да отступать было некуда, это же вагончик, они у двери. Мне для этого дали огнестрельное оружие, которое я применил не имея другого шанса спасти свою жизнь. Он им стал кричать, что лучше не стоит. — Говорят, после этого вы вышли и продолжили стрелять по ним убегающим? Я действовал в соответствии с инструкцией. А потом угрожали, заявляя, что они члены тамбовской мафии (один из них, Николай Бузманов, и правда был прописан в Знаменском районе Тамбовской области — прим. Но они точно были под чем-то перли на меня, как зомби из фильма. Бандиты, видимо, не знали внутри я или нет. — Где-то около двух недель назад нас направили на охрану этой стройки. Двое других помоложе явно его боевики. Хотел ли ты убить?!» Легче не становится. — Обещали нам по 2 тысячи рублей за каждую машину, которую мы пропустим на объект. — Кто были эти люди? В Америке вон с полицейскими в таких ситуациях работают психологи, которые помогают со мной работает только следствие. Да и семья моя со мной. — Они появились на пороге. — Какой результат расследования по вашему делу вы ожидаете. А что было делать если один выстрел их не брал? Меня же не на красную зону отправят. И тут только слышу выкрик «Мочи его Колян!». — Как развивались события? Я выбрал первое. В мгновение ока я был на ногах, благо армейскую выучку не растерял. Авт.). Я, кстати, толком не видел, куда попал, они к счастью почти загнав меня в тупик наконец выбежали из вагона. Был бы мертв не было бы проблем. Кончилось тем, что мастера и рабочие стали отказываться выходить на работу, опасаясь бандитов. Мне платят зарплату за определенную работу. Но как будет, не знаю. фото: Михаил Ковалев

Главный герой нашумевшей истории об охраннике застрелившем двух бандитов, в ходе отражения нападения на строительный объект на Рязанском проспекте, дал эксклюзивное интервью «МК». Пристрелю! Первую пулю я пустил одному из них в ногу, потом второму также попытался попасть в бедро. А что было делать? И мне бы не светил срок. И решили таким образом подсветить помещение и понять есть ли кто на посту. — А не было мысли договориться с ними? Один другом крикнул: Смотри старший то струхнул, давай решим без него! — Напарник ушел на обход территории, я оставался в будке, смотрел телевизор. Один из них, кстати, как мне рассказывали позже является директором автопредприятия, на грузовиках которого и вывозили с территории ворованный песок и щебень. — Вы понимали, когда стреляли, какие будут последствия? — Когда вы впервые столкнулись с бандитами?