Одаренный «подросток» Kubana

bb7fae8d28b57d749bb97ef849a757f2

Фото: пресс-служба фестиваля

Опен-air второй раз прогремел гитарными рифами и барабанными ритмами, на чудо-острове Луцавсала. В эти дни на другом чудо-острове — Сигет среди широкого Дуная в Будапеште — оглушающая же другой культовый фестиваль, носит с островом то же имя Sziget с девизом ивента «Остров Свободы». Почти что Куба, ахаха… Свободы в обоих случаях, хотя отбавляй. Тем не менее, этот устойчивый характер речи, в нашем случае сыграл злую шутку, у нас есть что-то в России свобода в истинном, а не в фигуральном смысле «отбавили», и в результате мы имеем то, что имеем. «Кубану» ногами, «Казантип» был запрещен, План в последний момент отменили… «ЗДАНИИ» теперь шипением через границу, как кошка на огонь, чтобы везде поспеть и все посмотреть.

Десятки сцен и павильонов на Sziget’e, сотни художников, музыкантов и групп со всего мира, в лайнапе. Десерт после, что характерно, скрипящей своим голосом Рианны, дерзкий выпевавшей «Ma-ia-hoo-ma-ia-ha» в кавере на мегахит Dragostea Din Tei находится в группе O-Zone и разогревом перед нашими «Ленинградом», во главе с Кабель, Therr Maitz с Антоном Беляевым и петь Muse — роскошное и ржачное до спазма в горле гей-кабаре Berlinesque в больших Волшебное Зеркало… И, что характерно, никому в голову не приходило оштрафовывать организаторов за мат на сцене или войти истерии из-за поруганных «гомопропагандой» духовных скреп…

В Риге на улицах Луцавсалы в дни «Кубаны» люди, конечно, были еще не так раскрепощены, как на Сигете, и целовались в тенистых улицах, держась за руки, только мальчики девочек… Тем не менее, дух обретенной, наконец, свободы, конечно, витал в воздухе. Хотя продюсер Владимир Островский и называют свой фестиваль «подросток», заявив, что на новом месте все придется начинать сначала, другие «тома» этой истории, это хорошо в начале, так что есть все шансы, чтобы пройти этот круг еще быстрее, чем предыдущий.

Несмотря на смену местоположения, фестиваль продолжает гнуть свою линию, ссылаясь на те команды, которые находятся в непосредственной близости к гостям полуострова (точнее, теперь уже острова) свободы в духе и звук. Акцент на зарубежных артистов, в основном, играют тяжелый выбор: Korn, System Of A Down, из другой оперы — The Prodigy, Infected Mushroom, Die Antwoord. Список «зала славы» опен-эйра, в котором были отмечены мощными сетами эти мастодонты в разные годы, можно продолжать. Более строгими по отношению к ним и более молодого поколения зарубежных исполнителей, и наши домашние группы, образуя своеобразный музыкальный королевство. Законы в нем демократические, здесь место для почти любой жанр, и, если это, конечно, идет не о приторном инди (для фестиваля направление не совсем в «формате») и попе. Поп не следует путать с эстрадой: появление легендарного эстрадного исполнителя на любом опен-эйре — вишенка на торте, одна из фишек, необычным образом отличающая его от других. В прошлом году, к примеру, такой вишенкой Лев Лещенко, снискавший у приколовшейся молодежной аудитории овации не слабее, чем на каком-нибудь культовом рок-бэнде.

Через «железный занавес»

На этот раз этот знак отличия стал концерт, певец, актер, сценарист, режиссер, продюсер Вахтанга Кикабидзе. С 2008 года, чтобы увидеть его в России невозможно: это личное отношение исполнителя после русско-грузинской войны, хотя в СМИ он не общается ни на какие политические темы. Так что выступление легендарного Бубы на «Кубане» для российской общественности, понаехавшей в Риге, стал уникальным. Тем не менее, сцены собрались гости и из других стран, участников разных возрастов, национальностей, панки, рокеры, меломаны, конечно, — путешественники из Грузии с флагом своей страны в руках. Легенды шоу-бизнеса, слушали затаив дыхание, народу было чуть ли не больше, чем на концерты любимых рок-и панк-групп. Вахтанг Константинович, изящный и элегантный, он вышел на поле в элегантном черном костюме, радуя всех цветов, песнями, байками, рассказами, историями из жизни, которые уже можно собирать в автобиографический роман. Несколько он поделился и с «SQL»:

— Самый большой комплимент я получил от Утесова. Однажды в Центральном доме актера был какой-то праздник, и я вижу Леонида Осиповича, которого всей ватагой артистов, художников, которые идут прямо ко мне. Я не ожидал, он всегда был моим кумиром. Он подходит и говорит: «Теперь ты не Вахтанг Кикабидзе. Ты Вахтанг Бернес». Я это на всю жизнь запомнил. Кроме того Марк Бернес — еще один человек, который, как мне кажется, сделал огромный вклад во всю мировую культуру. Третья — Клавдия Шульженко. Еще я люблю джаз, каждый день могу слушать, Рэй Чарльз, Джеймс Браун и Джо Кокер. Кстати, последний произошел любопытный случай в Тбилиси: он имел хобби — выращивать помидоры, и в Грузии ему дали попробовать очень вкусный сорт поставляется только на экспорт. Но когда он попросил привезти для него, семена, все думали, что это шутка. Джо Кокер был тогда очень расстроен. Я могу еще много историй рассказать…

Понравилась «кубанцы» в Риге и концертами два «запрещенных» в настоящее время в России художников из Беларуси и Украины — Сергея Михалка, который два года назад закрыл группу «Ляпис Трубецкой» и собрал Валовой и Олега Скрипки, в отличие от непостоянного Михалка, верны своим «Воплям Видоплясова» уже почти тридцать лет. Тур, в рамках которого прошло выступление в Риге, так и называется — XXX. Олег достаточно «накормили» поклонников и старыми хитами, и новые вещи, задорно танцевала, и даже поднялся на боковую балку рамы сцены. «Лил дождь, было очень скользко, и тогда я залез на вершину», — делился озорной певица эмоции «ЗДАНИИ». Большое интервью, в котором поделился своим взглядом на отношения России и Украины, а также рассказал о текущих событиях в своей творческой жизни, читайте в одном из следующих выпусков «ЗДАНИИ».

Михалок, не в пример Скрипку, уже традиционно отказались говорить с журналистами, играет и песни для нового проекта, и песни «ляписовских» времени, которые ему не дают петь бывшими коллегами, сформировавшим команды Trubetskoy, что вызывает у многих недоумение. Критике и первый альбом » Брутто — обилие текстов о тренажерном зале, игру в мяч, а не социально-философских манифестов, которыми художник всегда был. Злые языки шутили, что Сергей переусердствовал с нагрузками в тренажерном зале. Казалось, его абсолютно не волнует, что они думают о том, тем не менее, через год выпустила альбом «Родны Край» уже совсем другого штамма и написал в соцсетях: «Дальше корчить из себя Агнию Барто и писать нарочито примитивные тексты я не буду. Я вернусь к той поэзии, которая мне близка. Я вернусь к некоторым метафорам, и это будет похоже на «Железный» или «Воин света». Это мне, как автору этого хочет».


The Метро пережили «самый сильный резонанс». Фото: пресс-служба фестиваля

От рок-н-ролльного рая в аудио-космос

Гремучую звуковую смесь готовится для публики две зарубежные группы, которые и сами по себе могут взорвать танцполы и сводить с ума поклонников, а даже если слушать их в один день, можно перенасытиться впечатлениями и падает в глубокую эйфорию. Британцы The Метро — классические рок-н-ролл в лучших традициях. Они уже стали талисманом опен-эйра, из года в год приезжают домой с зажигательным сетом. Солистка Шарлотта Купер вместе с соло-гитарист и вокалист Билли Ланном сказали «ЗДАНИИ», которое чувствовать себя символ фестиваля:

— Это большая честь для нас. Мы каждый год очень ждет своего выступления здесь, потому что чувствуем сильный резонанс, взрыв для широкой публики. Хотя мы позитивные, энергичные и стараюсь выкладываться на все сто на каждом своем концерте, такая реакция возникает не всегда. Это хорошо стоит.

— Вы стали всемирно популярным после выступления на Гластонбери 2004. и потом сказал, что они переехали из зала на 250 человек для десятитысячной. Сейчас фестивали не потеряли свое влияние?

— Ни в коем случае! Для нас так же важны, как и тогда, в самом начале. Это как лакмусовая бумага, чтобы понять, в форме ли ты, был ли направлении вы двигаетесь. В последнее время мы даже были на металлическом фестивале в Венгрии. Странный опыт, не наша общественность, но и он был любопытным, а нас встретили на ура.

— Вы снимались в фильме Гая Ричи «Рок-н-ролльщик», и там звучала ваша песня «Rock-n-roll Queen». Поделитесь впечатлениями?

— Их масса. При написании музыки для себя и для болельщиков, все происходит немного по-другому, здесь мы чувствовали большую ответственность, чувствовал не только музыканты, но и актеры. Мы хотели бы написать саундтрек кому-то фильм от начала до конца, это стало бы еще одним успехом для нас. Мы любим экспериментировать…

Соотечественники The Метро Enter Shikari — еще один живой «аттракцион» фестиваля. Их музыка — сумасшедшая смесь постхардкора, рок, электронных жанров: дабстеп, транс, драм-н-бейс. Мелодии и ритмы эти ребята несут в космос, особенно в сочетании с образным видеорядом из абстрактных символов, странных инопланетных существ и других необычных персонажей. Звучит все это, как убедительно музыка будущего, работают художники, на разрыв аорты, а для каждой композиции — месседж, которым они поделились и с «SQL»:

— Вас называют пионерами нового стиля — электроникора. С какими амбициями вы начали свою карьеру? Запланировали совершить революцию в музыке?

— На самом деле нет. В начале музыка для нас хобби, мы изучали его по выходным, в свободное от школы время, и это продолжалось довольно долго, пока она не превратилась для нас в серьезный бизнес. Тогда мы стали более амбициозными, но, тем не менее, для нас всегда было важно в первую очередь получать удовольствие от процесса, а не гнаться за лаврами. Мы всегда экспериментировали с различными жанрами — рок, электроника, — смешивают их, идей, решений в необычных пропорциях, как будто границ не существует. И это нам действительно удалось их пересечь, мы нашли свой уникальный звук и продолжает развиваться.

— В июне прошел референдум о членстве Великобритании в европейском союзе, и большинство людей проголосовали за ее выход из ЕС. Какова была ваша реакция?

— Мы были шокированы результатом, потому что думать большинство на самом деле для того, чтобы остаться, но были люди, которые, очевидно, по глупости или ради прикола проголосовали против. В настоящее время подавляющая часть наших сограждан просто шокированы результатами и не могут до конца понять, что произошло. Искусство и политика — разные вещи, и каждый должен заниматься своим делом, но нам не безразлично, что происходит в нашей стране.

— Иногда вы высказываете свою позицию о политике, обществе и в своих композициях. Вы считаете, что эта песня может как-то повлиять на людей?

Время покажет. Мы считаем, что очень важно выражать свое мнение, говорить о наболевшем. И потому, что в один прекрасный день мы все умрем, не плохо иметь какой-то «каталог» собственные мысли и убеждения, которые мы лично собирать в своих альбомах. Если вы молчите, вы согласны с теми, кто вас подавляет, так что никогда не бойтесь говорить.

Женский рок под коктейль бутылки с зажигательной смесью

На остров прибыли два погружения, уже много лет, чтобы доказать, что женщины не только имеют место в роке: часто реализовываются, это получается лучше, чем у многих представителей сильного пола. Garbage во главе с эпатажной Ширли Мэнсон стала одной из самых успешных групп 1990-х годов, а всего было продано более 17 миллионов копий своих альбомов, не говоря уже о всей клади главных призов. Смесь пост-гранжа, электроники, альтернативный рок, приправленный элементами индастриала, готик-рок, трип-хоп и техно — особенность их музыки. «Stupid Girl», «I Think i’m Paranoid» перемежаются с другими хитами, лились как из рога изобилия. Кому-то может показаться, что годы берут свое, и теперь коллектив не имеет достаточно сил и энергии, но мне кажется, что это один из примеров, где музыканты уже могут делать все что угодно: завоевав место под солнцем и любовь поклонников, они держатся благодаря внушительному багажу материалов, который стал культовым.

Альтернативные рокеры (немного реже их еще называют альтернативными металлистами) Guano Apes из Германии — еще одна легендарная группа, с девушкой на переднем крае. Кажется, годы не берут Сандру Насич, певица находится в отличной форме и все с тем же запалом выполняет нетленки 1990-х, когда ажиотаж вокруг команды возникла и в России. На своем первом концерте перед тысячами москве поклонников яблоко негде было упасть, давка напоминала то, что сейчас происходит на «прощальном» выступлении Земфиры. Тогда даровитые немцы стали одним из главных открытий международного сцены. Многие сейчас замечают, что они все больше отходят от тяжелой альтернативы в сторону лайт-рока. Тем не менее, сами музыканты с таким мнением не согласны, а о «ЗДАНИИ», заявил гитарист и один из основателей ЕГО, Хеннинг Рюменапп:

— Трудно описать, как происходит творческий процесс изнутри, но наши обновленные альбомы — это, напротив, обращение к корням, оригинальный звук, Guano Apes, который с самого начала. Я думаю, все в отношении. Когда мы начинали, мы были 19-20-летних музыкантов, теплым и в то же время наивно. Люди смотрели на нас и думали: «Боже! Это открытие, это новая группа!» Так им, наверное, и казалось, что первые наши песни — «Lords Of The Board», «Open Your Eyes» — были более эмоциональными, люди стали специальные воспоминания, с которым они стали сравнивать все, что появлялось позже. Для них это как первый поцелуй, первая встреча. Публика давно привыкла к нам, не перестает нас любит, но ей кажется, что мы стали мягче. Это тонкий психологический момент, хотя, конечно, новая запись не может полностью повторять те, которые были, и мы хотим привлечь новую аудиторию.

— Как со временем изменились ваши амбиции?

— Мы стали старше, мудрее, стали меньше обращать внимание на материальных ценностях, замечать свои ошибки, понять, что вещи в работах работают, а какие нет…

Среди героев 1990-х были замечены и известные мексиканцы бутылку с зажигательной смесью, чей хит и клип «Puto», особенно запомнился россиянам. Тексты песен сочетают в себе английский язык, испанский, нецензурная лексика (по-испански в основном) — неотъемлемая часть «лирики», и музыка звучит не только с мировых сцен, но и в играх и сериалах. Несколько раз команда была под угрозой распада, ушла в подполье, работал «мхатовские» паузы в своей работе, но концерт на «Кубане» доказала, что поклонники до сих пор ее и готов пуститься в пляс под любимые зажигательные мелодии. Наконец, добраться до опен-эйра и легенда американской клубной сцены группы Nashville Pussy, который в России не пригласили из-за ее названия (в литературном переводе — «Нэшвилльское влагалище»). Игра этих бодрый хард-рок, сайкобилли и так называемые cow-punk. Эти музыканты — хорошие друзья Лемми Килмистера, лидера, Художника, и не раз играли с ним в колеснице.


Nashville Pussy запретили в России из-за имени. Фото: пресс-служба фестиваля

Чудо, а не закон…

В нынешней ситуации, когда и артисты, и их поклонники в России всегда нужно оглядываться на то, что происходит, что не петь или не сказать «лишнего», а некоторые просто лишены права голоса, атмосфера опен-эйра в Риге — забытое чувство свободы, возможности наслаждаться совершенно любой музыки и общения с международной публикой, в то время как в приятных, комфортных условиях. Этот фестиваль, со сложной судьбой, чем о «ЗДАНИИ» поговорила с «команданте» ивента Ильей Островским (полный текст интервью читайте на сайте «МК»).


The Метро пережили «самый сильный резонанс». Фото: пресс-служба фестиваля

— В прошлом году из-за кризиса стал легкий на многих фестивалях. У вас есть желание переехать в Ригу предшествовало множество перипетий фактический запрет в России. Как удалось выжить в таких суровых условиях?

— До определенного момента, когда соглашение о проведении фестиваля в Калининградской области, все прошло гладко: у нас прекрасно продаются билеты были заявлены все артисты, и мы активно готовились к этому событию. В полной мере мы ощутили влияние кризиса, уже после отмены в Калининграде, потому что такая передача махины не только с одной платформы на другую, а за рубежом-в последний момент, менее чем за полтора месяца — это беспрецедентная акция в истории музыкальной фестивальной культуры. Здесь вы можете поставить подпись, как в программах о авантюристов: «Не пытайтесь это повторить!» Могу сказать точно то, что нам удалось сделать фестиваль в прошлом году, — чудо, а не закон. Все произошедшее мы пережили с большим трудом, с большими финансовыми потерями и организационными проблемами, но, к счастью, в Риге найти поддержку и понимание со стороны местных властей.

— Почему именно Река?

— Когда проведение фестиваля в России, было в принципе невозможно, необходимо выбирать рубежом. Прибалтика оказалась наиболее удобным местом и для наших посетителей, и для многих художников, которые как раз собирались там и с экскурсии примерно в это время. Так что других вариантов, таких как Грузия, Украины, Абхазии и даже в Крыму (это, наверное, единственное место в российской ФЕДЕРАЦИИ, где опен-air теоретически может иметь место), не подошел с точки зрения логистики. Кроме того, еще до того, как мы договорились с Калининградом, я вел предварительные переговоры с властями латвийской столицы. Если бы не падение рубля, мы бы сразу остановились в этом городе, потому что почва была подготовлена, и все предварительные согласования были еще в конце 2014 года. Уже после переезда на остров Луцавсала, я понял, что это, пожалуй, идеальное место для нас, если вы не Краснодарский край…

«Нужен был предлог, чтобы запретить фестиваль»

— Что, на ваш взгляд, причина проблем с властями Краснодарского края, а затем и в Калининграде?

— Как бы это пафосно ни звучало, – в тех изменениях, которые происходят в нашем обществе. Личности тех людей, которые приложили руку к отмене фестиваля, могут возникнуть только в обществе, переживающем глубокий кризис. Дело даже не в экономике: это кризис ценностей, во время которого государство, как материя отвечает за глобальные культурные изменения, почему начинает занимать крайне резкую позицию по тем или иным вопросам. Когда Kubana впервые проведен в 2009 году. года, всем было ясно, что фестиваль с участием западных компаний, который проводится в российском туристическом районе, – это что-то положительное, новое, современное, привлекающее гостей из-за рубежа. Тогда это называлось развитием событийного туризма, а до 2014 года, то же событие, начало, характеризуется, как пропаганда и внедрение западных культурных ценностей. Это действительно так, проблема в отношении к западной культуре. Если в 90-е года все стали молиться зарубежных звезд, джинсы, колу и шин, то сейчас наблюдается откат в прошлое, началось возрождение некоторых советских ценностей, которые еще недавно вызывали ироничную улыбку, западные же стали как-то рассматриваться, как враждебные и вызвать отклонения. Этот процесс особенно активно происходит в регионах, а мы этого не учли. Kubana отказались от этой тенденции, и отношение к ней изменилось. Нужно только найти предлог, чтобы запретить проведение фестиваля, и сделать его очень легко, потому что любое массовое мероприятие – будь то День города, День победы или опен-air – можно предъявить большое количество претензий, в каждом из них можно увидеть лица в нетрезвом состоянии, происходят некоторые нарушения. И хотя наш фестиваль никогда не был «лидером» по количеству, наши «оппоненты» выдергивали факты из контекста, выпячивали негативные стороны, забывая о положительных. Когда в 2013 году произошел инцидент с группой Bloodhound Gang, все как-то говорили о нем, а не о фантастических театр Эмира Кустурицы «Время цыган». Когда в 2014 году Noize MC вышел на сцену, в чем мать родила, в СРЕДСТВАХ массовой информации обсуждали эту выходку, а не выступление Александра Ф. Скляра с Казачьим хором, который посвящен ополченцам Донбасса, хотя, казалось бы, сегодня такой инфоповод более актуальной.

— Как вести себя организаторам российских фестивалей в таких условиях?

— Только вы должны занимать более конформистскую позицию, учитывать то, что происходит сегодня, и обойти краеугольные камни. Я это не делаю, потому что мне казалось, что это такой остров свободы, где все могут быть художниками, где вас никто не будет ограничивать. Если бы сейчас меня спросили, поступил бы я иначе, если бы знал, к каким последствиям все это приведет, я бы ответил: «да». Не потому, что я готов в любой момент согнуть и адаптироваться к любой ситуации, просто считаю, что наличие хорошего музыкального фестиваля в России, пусть тогда на себя ограничивающий, — это лучше, чем его отсутствие.

— Тем не менее Рига дает свободу в выборе исполнителей…и Что вы думаете, пришли бы те же «Вопли Видоплясова» или Брутто на фестиваль в Россию?

— Я думаю, что нет, и я бы их не назвал: в сегодняшней ситуации это неправильно, может привести к трудности и проблемы, а у меня нет средств, чтобы убедить сильных мира сего, что имеет право на жизнь. Конечно, теперь руки у меня развязаны гораздо больше, а они художники, которым запрещен въезд в Латвию (Валерия, Газманов и т. д.), — находящиеся вне сферы моих интересов. Хотя сам факт, что они не могут прийти сюда, — такая же дикость со стороны латвийских властей, а также запрет на въезд украинских артистов в Россию. Если мы говорим о демократии и свободе слова, каждый имеет право выразить свое мнение по любому вопросу: АФ Скляр — посвятить выступление солдат Донбасса, Noize MC — поддерживать украинскую сторону, певица Валерия — кричать, что «Крым наш!».

— Как в этом году были выбраны line-up?

— У нас, к сожалению, не было таких финансовых и организационных возможностей, чтобы такую же сильную программу, как это было в 2012-2013. Мы пытались получить доступ к выбору каждого музыканта очень тщательно и влить в состав, пусть не супер-звезды, но тех подрядчиков, которые бы были интересны и близки, с одной стороны, нашей аудитории, а с другой – стажеров в Латвии. Свои музыкальные предпочтения часто меняются. Например, «кубановские» животные – это панк-рокеры NOFX, которые выступали на фестивале еще в 2010 году, в то время как Латвия, может быть, больше ждал, IAMX, которые играют достаточно спокойный инди-электронной музыки. Я рад, что теперь в состоянии показать общественности, мексиканской команды бутылки с зажигательной смесью – сумасшедшие персонажи альтернативы 1990-х и начала 2000-х, они, конечно, произвели сенсацию. Еще одна группа, которую я давно хотел привести, но не могли не пригласить в Россию из-за их имен, — Нашвилл Пизду. Это большие друзья Лемми Килмистера Художника, они часто были вместе на гастролях. И, конечно, Рига дала мне возможность пригласить в качестве спецгостя Вахтанга Кикабидзе, которые не поставляются в Россию уже с 2008 года.


«Вишенка» на фестивальном тортике: уникальный адрес
Вахтанга Кикабидзе. Фото: пресс-служба фестиваля

— Спецгости – вообще сказка. Как возникла идея, что каждый год приглашают на фестиваль художников, которые, казалось бы, выбиваются из общего контекста? Юрий Антонов, Михаил Боярский…

— Еще был Валерий Леонтьев и Лев Лещенко. Все началось с того, что в 2010 году. году я посетил концерт Боярского в одном из клубов города, который забил клин молодежи. Когда я увидел, что актер вышел на сцену один, с импровизированной шпагой, в шляпе, и без музыкального коллектива и в течение часа держал внимание аудитории, то подумал, как было бы здорово, чтобы он был похож на фестивале перед большим количеством людей, на берегу моря. Мы сумели договориться с Под Сергеевичем, и это был один из самых фантастических и успешных выступлений. С момента, когда мы решили, что привлекательность необычно спецгостя станет нашей традицией, и каждый год его выход на сцену – очень волнительный для меня момент. Я никогда не знаю заранее, правильный ли выбор я сделал, но в конце концов все проходит на ура. В 2014 фантастический успех был Валерий Леонтьев. В случае, что с ним, в частности, я очень сомневался, что это именно тот певец, который необходим фестиваля: все-таки мне Боярского и Антонова – каждая песня является хитом. У Леонтьева тоже есть хиты, но они не могут сказать, что их десятки. Тем не менее, он устроил настоящую феерию: вышел на сцену в кожаном плаще, черной шляпе и первый исполнил песню о том, что кто-то любит попсу, а это рок-н-ролл. Это было стопроцентное попадание, весь зал был его, стали зажигаться фаера, подъем каких-либо флаги, растяжки. Он сам не ожидал такого теплого приема. В прошлом году, уже в Риге, провел феноменальное выступление Льва Лещенко, но если Леонтьев вставить в рок-н-ролл, второй концерт прошел в атмосфере психического творческие встречи. Потом полчаса сидел на автограф сессии, в очереди на подпись, выстроились, панки, неформалы и хором пели «День Победы». В этот момент я начал понимать, что настоящий, не деланный и не навязанный патриотизм, который исходит изнутри.

— Какую планку вы сегодня установите перед собой?

— Те события, которые пришлось пережить, очень меня приземлили. Я сделал несколько шагов назад, я это четко понимаю, и теперь у меня только одна цель – вернуть тот масштаб фестиваля, которые уже существовали, и — не важно, на какой территории, а дальше уже смотреть, что будет происходить. Больше я не думаю ни о чем: вполне возможно, что только своими амбициями и наполеоновскими планами я как-то кармически испортил себе перспективы для их реализации. Теперь я воде только на то, чтобы маленькими шажочками вернуться на уровень, на котором мы были в 2012-2013 годах.

Будапешт, Рига.