Нужны ли российским корпорациям иностранные топ-менеджеры

ddf1f2ac946003c74ce197285d2eb989

Президент группы компаний BP Роберт Дадли — один из самых выгодных экспатов. Сначала продал британскую долю в ТНК-ВР на приемлемых для «Роснефти» условиях, а теперь лоббирует ее интересы на Западе. Фото: wikipedia.org/international students

Для начала факты . В совет директоров РЖД входит Мордон Хартмут. О его опыте свидетельствует хотя бы то, что до работы в России он возглавлял всю сеть железных дорог Германии. И к трудоустройству в РЖД готовится Петер Лешер, который шесть лет был президентом Siemens и фактически стал родоначальником поставок в Россию скоростных поездов «Сапсан» и электричек «Ласточка».

Заместителем гендиректора по стратегии «Аэрофлота» работает итальянец Джорджио Каллегари. Это по его инициативе в России разрешили работать опытным иностранным пилотам, чтобы не ставить раньше времени командирами корабля талантливых, но еще не набравших полетной практики отечественных летчиков.

В списке топ-менеджеров «Роснефти» экспатов гораздо больше. Среди них американцы Зелько Рунье и Роберт Дадли, а также граждане Франции, Бельгии, Германии.

Есть иностранцы и в «Транснефти», и даже в совете директоров «Роснано».

Рекордсменом по присутствию экспатов является «АвтоВАЗ». Там их большинство: 8 из 15.

Традиционно изобилует иностранными топ-менеджерами банковская сфера. В Сбербанке экспатов четверо, в ВТБ — трое.

В государственных компаниях из области связи иностранцев значительно меньше — и в «Ростелекоме», и в «Почте России» — по одному. Мельхорн Кай-Уве работает финансовым директором «Ростелекома». А гражданка Литвы Инесса Галактионова возглавляет направление коммерческой деятельности «Почты России».

Так чего же больше в «нашествии экспатов»: плюсов или минусов? Об этом «МК» спросил у руководителей профильных комитетов Госдумы и Совета Федерации.

— Если деятельность предприятия связана с безопасностью и обороной страны, то там, мне кажется, иностранных представителей в руководстве быть не должно, — полагает председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий РЯЗАНСКИЙ. — Этим мы переболели в 90-е годы, когда нам американские директора объясняли, как укреплять обороноспособность России. А что касается производств, где нужен опыт и знания западных специалистов по рыночной экономике, то ничего в этом плохого нет. Важно только, чтобы у них не было преимущественных прав по отношению к российским директорам в решении вопросов, преимущественных возможностей. Все должно быть на равных, и, по-моему, так и происходит. Ту болезнь, когда западные советники сплошь и рядом нами рулили, мы давно излечили. Традиционно велико присутствие иностранных топ-менеджеров в банковском секторе, и это тоже закономерно. А среди плюсов иностранных директоров я бы выделил то, что это укрепляет взаимное доверие с иностранным бизнес-сообществом и препятствует экономической и деловой изоляции, в которую Россию хотели бы загнать западные оппоненты. Предприниматели из Европы и США, которые у нас работают, очень тепло относятся к своей работе в России и говорят у себя на родине, своим соотечественникам объективные и добрые слова о России. Мы должны ценить это и ни в коем случае не самоизолироваться. Об этом часто говорит и руководство страны.

— Мне всегда казалось, что вопрос о том, кого включать в совет директоров, — это частное дело компаний, — сказала «МК» председатель Комитета Госдумы по труду и социальной политике Ольга БАТАЛИНА. — Я полагаю, что этот вопрос не требует государственного регулирования. Если речь идет о компаниях, которые работают на наши национальные интересы, и иностранцы в составе этих компаний готовы защищать наши национальные интересы, вкладывать свои знания и опыт в развитие Российской Федерации, то с этим выбором можно согласиться. Главное, чтобы их опыт и знания в своей сфере были исключительными, а выбор в пользу иностранного менеджера был сделан в силу его профессиональной уникальности. Чтобы конкурентным преимуществом такого специалиста была не его «иностранная прописка», а набор профессиональных качеств, которым он обладает, был уникальным. Потому что нужно признать: существуют направления, в которых российских специалистов подобного уровня может не быть. Пусть в таких случаях работают иностранцы.

Процентное соотношение экспатов и россиян в таких госкорпорациях, как «Роснефть», кого-то может настораживать. В банковской сфере его все признают обоснованным, а в РЖД и «Почте России» его можно считать идеальным. Иностранное представительство есть, речь о специалистах мирового уровня, представляющих реальную интеллектуальную и дипломатическую ценность, но при этом «количественного преимущества» они не создают.