Никоненко охота жить

cf6ac0d71732db8f98af0d8dbcaca046

Автор фото: Сергей Кулишенко

В основе — сценария новой ленты три рассказа Шукшина — «Осенью», «Билетик на второй сеанс», «Охота жить». Это история о русской деревне конца 60-х — начала 70-х годов прошлого века, с её трудным бытом, вечными проблемами и неповторимым очарованием. Герои картины — пожилые люди, которые пытаются понять и оценить масштаб ошибок, совершенных в молодости. Сам Сергей Никоненко воплотил образ путевого работника, который хоронит любовь своей юности, вновь переживает в своей памяти прожитое, а затем погибает от предательского выстрела в спину. Звоним актреу:

— Сергей Петрович, вы — режиссер картины, вы же исполнитель главной роли. Режиссер Никоненко существуют в мире и согласии с Никоненко-актером или вступает с ним в споры?

— 42 года назад я снимал свой первый фильм «Птицы над городом» и был одновременно сценаристом, режиссером и исполнителем. Из 16-ти фильмов, которые сделал, как режиссер, в 15-ти я был актером. Внутренние конфликты, конечно, возникают, но я всегда уделяю много времени репетициям, снимаю несколько версий спорных сцен, а потом выбираю лучшее. Но это не самое сложное: труднее выстроить взаимоотношения персонажей. Кажется еще Чехов писал, что драматург пишет текст для того, чтобы скрыть отношения между героями.

— А какие у вас отношения с вашем героем?

— Мне очень близок и понятен этот персонаж. Он любил девушку с юности, но не женился на ней, потому что она просила его обвенчаться, а в то время это было не принято. И девушка вышла замуж за другого. Так они и прожили жизнь порознь, думая друг о друге. У Шукшина блестяще выписана эта человеческая драма.

— С Василием Макаровичем вы близко дружили?

— Мы не то чтобы дружили, но приятельствовали. Он был старше меня на 12 лет, и на момент нашего знакомства был уже очень известен. Много времени проводил во ВГИКе, где я учился, обе его жены были с нашего курса. А у самого Василия Макаровича я снимался в картине «Странные люди», тогда я получил очень важный урок. Я играл вместе с Евгением Евстигнеевым, он постоянно импровизировал на площадке, а я все удивлялся, как же это он играет не по написанному сценарию. Тогда Василий Макарович сказал мне: «Ты посмотри на него — как он живет! И ты живи! А то он тебя переиграет. Тяни одеяло на себя, иначе останешься голым!»

— Как считаете, ваша «Охота» удалась?

— Кое-что я хотел бы подправить, ведь мы делали картину в достаточно сжатые сроки. Но работой я в целом доволен. Во-первых, потому, что был замечательный литературный материал и снимать по нему было наслаждение. А во-вторых, мой фильм отличается от современных блокбастеров: это правдивое и нравственное кино, которое актуально во все времена.