Неравенство как принцип развития

6b462445e08afd1fd0219f41221645a7

Видимо, так у нас устроены мозги, но нужно переболеть, быстро ничего не меняется»). А по-хорошему, рентой нужно пользоваться иначе: это всего лишь ключ к институтам. Которая рассчитана, вообще говоря, на солидных банкиров, близких к принятию решений. Центры всегда тянут с периферий ресурсы, все, какие можно, людские в том числе. Какой опыт Китая, Европы, Штатов, Канады и Австралии есть смысл перенимать, а что лучше сразу отбросить, чтоб не терять время и не разочаровываться лишний раз? Он сам работает, а кумулятивного эффекта нет. Есть еще такая вещь как кластеры, про них много говорено. Это богатые недра, могучие леса, вода в огромных количествах. Каких-то бизнесменов палкой гонят в отстающие регионы к дистрофикам. Подробней в этом смысле про Россию. Стоит себе завод и стоит, «как чирей на щеке – один». Многообещающие! Потому что мы их пытаемся создать по приказу, по генплану – а по-хорошему они снизу растут, на уровне человеческих контактов. Что это означает? А децентрализация – она будет. Вот одна отрасль стала развиваться, другая, третья – и вот вам точка роста. Неравномерно, но потащат. Другие это покупают за большие деньги, а вам это даром досталось. Вообще не люди. Для людей, которые экономического образования не получили, но все равно хотят понять, а что, собственно, происходит и на что нам можно надеяться. Которого в случае с Москвой нету – оттуда на периферии инновации, увы, не идут. Каждая страна может делать свой выбор, и она его делает. Но, конечно, то, что есть – это не кластеры. Вопрос в цене, которую вы готовы за это заплатить. Всего таких – 20 % населения. Позже, в конце 50-х- в 60-е, теория усложнилась и сдвинулась в сторону от физической модели (где удельный вес/расстояние). Ну, давайте, по крайней мере, попробуем. Более того: на постсоветском пространстве нет ни одного вменяемого кластера. Какие инвестиции имеют смысл, а какие уйдут, как вода в песок? Сверхцентрализованный институт. не очень выигрышно.) Для Казахстана это более чувствительно. Центр – Москва. Из региона депрессивного? Что о развитии каких-то удаленных территорий – можно только мечтать. Для не-специалистов. Территория не развивается дальше! Сами лекции проходят, действительно, как беседы, слушатели спрашивают, спорят, бывает, там и большие дискуссии разворачиваются, и тут уж приходится модератору, председателю Нацбанка Кайрату Келимбетову напоминать всем о регламенте и о том, что можно доспорить и в кулуарах. Тут надо выбрать. А Питер полноценным вторым центром считать нельзя. Бизнес идет туда, где есть конкурентные преимущества. Это ключевой вызов для Казахстана. Сюда же – и географическое положение. Что делать с моногородами? Вывозится прибыль с этих территорий. И вот в какой-то момент общество осознало, что нельзя просто так насажать где попало точек роста. И вот, к примеру, построили на Сицилии нефтеперегонный завод, а в Калабрии – металлургический комбинат. Потом – Караганда, Павлодар. Ну да, как-то с этим надо научиться жить, ничего другого не остается… Итак, Наталия Зубаревич начала с того, что пространственное развитие экономики давно описано, в старой еще науке. Если, конечно, есть обратная связь, обратный поток. Ну, просто потому что везде есть центр и периферии. Если вы кого-то отчаянно догоняете – вы можете сделать один выбор. А большая часть страны, 2/3, или приблизительно 60 %, живут в районах, которые ни то, ни сё. Природные богатства – это приятно. Значит, от крупных городов – к мелким. Но тогда придется забыть про массовую диверсификацию промышленности! В общем, главное – понять, где мы, а уж потом думать, как оттуда выбираться… Они вроде есть и в Казахстане! Просто нужны институты, которые благоприятствуют развитию, вот и все. Может, взять да и построить новое предприятие, где угодно – и вот вам кумулятивный эффект? По-хорошему новые рабочие места в первую голову создаются там, где лучше условия. Не получается – если нет конкурентных преимуществ. Простоя я их стесняюсь задавать, типа, это и так все знают, кроме меня, а банкиры – люди без комплексов, не деликатничают. Со всей страны! Уже колониальней быть не может». Ну, тут каждая страна делает свой выбор. И тут два набора факторов. И в этом смысле двоецентрие Казахстана – это прекрасно. Это – крайности. А когда вы уже развиты и относительно богаты, вы можете задуматься о том, что общественные блага надо поровну делить между гражданами. Ни ресурсов, ни явных конкурентных преимуществ, – но и нищеты особой нет, не «дистрофики» они. А есть факторы «второй природы» – и вот они созданы людьми! Как ускорять развитие периферии? И вот те старые теории всем хороши (и для преподавания, и чтоб показать свою начитанность), кроме одного: они мало что объясняют. Но какое ж равенство, когда бизнес побежит в регион с конкурентными преимуществами, где началось развитие? (Правда, Крым усилил нагрузку, и с точки зрения экономики это… Швед Мюродаль предложил объяснение того, почему отрасли складываются в одном месте. (Подробней про это в 90-е написали Пол Кругман, Мацусито Фуджита и Этони Венаблс). И на этой богатой почве вырабатываются некие инновации. Есть давно освоенный запад – и слабо освоенный восток, Сибирь и дальше. Россия в этом смысле яркий пример, который демонстрирует что? Как их вытянуть? Вот она, адская проблема. Я буду передавать своими словами умные тезисы из выступления, по-простому. Тема равенства и противоречий, точек роста – это 50-е –70-е годы. Не у одного тебя вопросы! Есть ближняя диффузия. Через 5 лет. Но, разумеется, если есть намерение развиваться, то надо думать про факторы второй группы. Которые ведут между собой активный обмен. Второй вывод. Еще про централизацию и сверхцентрализацию. Толку мало. Зачем? Приблизительно столько же – в «дистрофиках», их кормили и будут дальше кормить, другого выхода нет. Но, если стимулировать территории с конкурентными преимуществами, то они потащат за собой всю страну. Если есть рента и все расслабились – это одна история. Факторы пространства в развитии Казахстана и России» Наталия Зубаревич, профессор с географического факультета МГУ читала в Алматы перед сотрудниками Национального банка Казахстана. Вот широко распространена точка зрения, что очень важно не допускать слишком сильного неравенства в уровнях развития регионов страны. Но это еще не все! Дальше города поменьше. (Модель Тюнена, теория центральных мест Кристаллера, размещение промышленности Вебера). Все мы учили экономическую географию, как минимум, в школе. Если совсем коротко, они выплывут сами, если им не мешать. Про российские кластеры лектор рассказала после в кулуарах, но это не для печати. И под занавес грустно, но трезво: «районы добычи ресурсов почти всегда страдают стигматами колониальной экономики. Как? («У нас всегда получается автомат Калашникова, – говорит Зубаревич, – и все время сильно Госпланом пахнет. Это просто укол счастья – когда осознаешь: не ты один не понимаешь! Некоторые пользуются факторами только первой группы. (В рамках большой программы, которую ведет экономический факультет МГУ на постсоветском пространстве, этот цикл лекций называется «Беседы об экономике и не только», и поддерживает его в Казахстане как раз Нацбанк). На столицу приходится почти половина внешней торговли РФ. Это первый важный вывод из теории точек роста. Вы просто этим пользуетесь! Есть полезные ископаемые – значит, жизнь удалась, думают некоторые. Территории, конечно же, сильно различаются. И вот вопрос. Потребителей и производителей. Если где-то сложилась комфортная ситуация для одной отрасли, то, скорей всего, и для каких-то других отраслей условия будут подходящими. Какие сценарии реальны? Даже несмотря на то, что вытаскивать надо не 2/3 как в России а всего 1/3. Пространственное неравенство все-таки существует. А если речь идет о развитии, то там много всего. И это стало конкурентным преимуществом. Или равенство, или – эффективность. Вот еще бы их кто-нибудь слушал… Режут правду-матку. Инновация всегда идет по иерархической системе. Причем в 50-е —60-е это же были передовые отрасли! Вон где граница! Еще 20% живут в относительно развитых регионах, если грохнется, то они не помрут. Далеко. Но половина всей растаможки идет в Москве! (Обе территории уже и пропиарены голливудским кинематографом, весь мир про них знает). Но даже отличники и умники должны понять, что наука с тех пор ушла далеко вперед. Как так? И тут нету вашей заслуги. Уж точно нельзя тут все стянуть в один город! Это агломерационный эффект, или, иными словами, эффект концентрации. Как снижать безработицу? И равномерное развитие территорий будет. А чтоб убавить регионам самостоятельности, усилить над ними контроль. Избежать этого не удалось в России, то, что происходит сейчас в Восточной Сибири, это в рамках нормативной лексики не комментируется. А за это время уже в Алматы и Астане успеет смениться мода. По такой непростой жесткой науке как экономическая география. Но нет! Столица просто раздувается. Все очень просто. фото: Геннадий Черкасов

Это иногда просто поднимает самооценку – когда слушаешь (не послание самаритянам или сенаторам, и не годовую пресс-конференцию, но) лекцию. (Есть целый букет центр-периферийных теорий, это Фридман, Валлерстайн, Бродель). Факторы «первой природы» – это те конкурентные преимущества, которые не вы создали. И еще простая мысль, и она не просто житейская, а вполне научная, до этого дошли ученые: равномерности не бывает! Там было много про расстояния и плотность населения, все больше про физику. Воруют и там, и там, тут речь о другом: о важности институтов! Не слишком ли это тонко, – ждать пока бизнес найдет на территориях какие-то прекрасные условия и сам туда устремится? (Про «дистрофиков» не говорим, с ним ничего сделать нельзя). Но, как вы знаете, эта простая мысль дошла еще не до всех. Кто-то родился у Панамского канала с его судоходством, кто-то – на берегу теплого Средиземного моря, где большая рекреация. эээ… Речь о том, как двигаются инновации. Эту лекцию «Развитие и неравенство: пространственный ракурс. Нету точек роста? И дело тут не только в том, что много чего собрано в одном месте – но и в разнообразии! Которые не по команде сверху возникли, а потому, что территории вдруг стали комфортными для бизнеса. Легко догадаться, что до пригородов Алматы мода (или инновация) доберется быстрей, чем до Караганды! Россия прокормит своих 10 % дистрофиков. Швед для этого использовал термин «кумулятивный эффект». Сперва – для примера – мини-юбки начинают носить в Алматы и в Астане. Это не работает – чтоб бизнес размножался почкованием. Вопросы, на первый взгляд, могут показаться простыми и гуманитарными, чисто, чтоб поболтать. Но продвинутые ученые давно уже все изучили. Можно почитать модных западных экономистов, которые страшно от нас далеки, но это, по крайней мере, не повредит. Но к ним нужно: – создавать и соблюдать правила игры на рынках – модернизировать институты, человеческий капитал и – инфраструктуру. Авторитарная система управления создает неконкурентные преимущества своему центру, за их счет Москва собирает ренту. Просто сейчас не время.  (А вот Алматы и Астана – это два настоящих центра!) Каждый девятый россиянин живет в богатом регионе. Любую! Главная тема – как нам развиваться? А между ними есть более гибкая зона под названием «полупериферия». Мало кто думает о том – банкиры не исключение – что можно развить любую территорию. Разумеется, и это очень просто понять, инновацию не получится взять и перенести из пункта А в пункт В. Которые потом подтягивают и периферию. Иерархия. А будут, куда они денутся! Когда мода дойдет до аула? В этом смысле между северной Италией и Джамбульской областью – существенная разница. Никакие налоги в региональные бюджеты не идут, «Роснефть» осваивает все ресурсы, ничего не давая субъектам федерации, на территории которых она это осваивает. Добавление к ним – это так называемые диффузионистские теории. И весьма широко распространено мнение, что можно прекрасно жить с углеводородов и ни о чем не беспокоиться. И в России, и в Казахстане. Агломерация есть – дальше дороги – и снижение барьеров и издержек. Вернемся к Москве.