На Краковском фестивале представили фильм об олимпийских играх в Сочи

794f4d9fe31acc876c670ceb0c8a94d7


фото: youtube.com

Представляют собой официальную и почти трехчасовую картину «Кольцо мира» пришли документалист, автор цикла «Рожденные в СССР», лауреат премии «Эмми» Сергей Мирошниченко и оператор Юрий Ермолин. Каждая страна, в которой проводятся Олимпийские Игры, снимает для Международного олимпийского комитета это фильм о том, как это было. В Кракове представлены лучшие из них — об олимпийских играх 1936 года в Германии, Лени Рифеншталь, ленты Клода Лелуша о Гренобле-68, Карлоса Сауры о Барселоне 92-го. Российский зрители смогут посмотреть только усеченный вариант о Сочи 2014., который длится 2 часа и 20 минут. Полную версию фильма будут показаны на «Кинотавре».

Сергей Мирошниченко пошел своим путем, хотя и опирались на опыт предшественников. Он сделал ставку на выдающихся спортсменов, гостей со всего мира, которые на протяжении всей картины рассказывают о себе и спорте.

— Картинки об олимпийских играх, как правило, в течение двух лет после окончания обучения, — говорит Сергей. — Мы работали 17 операторов. Это раз в пять меньше, чем у Лени Рифеншталь. Отснято более 700 часов материала. Первый раз мы дали слово спортсменам. Мы прошли в готовый фильм не российского государства, а олимпийскому комитету, которые проверяли каждый кадр на тему толерантности, баланс между присутствием на экране мужчин и женщин, всех видов спорта. Я сделал фильм о философии спорта, а не об олимпиаде, а МОК проверил, насколько мое видение соответствует его идеалам. Может ли кто-то из гидов не так уж и нравится наша картина, но этого не происходит. Фильм Рифеншталь дух Геббельсу, и аналогичная картина Итикавы о Олипиаде в Токио в 1965 году. года был запрещен в Японии. Фильм Клода Лелуша дух Шарлю де Голлю. «Кольцо мира» говорят о том, что в человеке есть зверь. И когда побеждает зверь, он превращается в животное, а если выигрывает человек, то мы движемся к миру.

Условия, в которых работали наши операторы были чудовищными. Как сказал Юрий Ермолин, часть его коллег по горном кластере, я делаю все, что связано с лыжами, а остальные-в воде, снимали то, что на льду: «В любом эпизоде был один кадр, снято без повторений. Пропустили – означает, что он потерял. Приоритет был на тв, которые отдавали лучшие места. Так что катание на коньках должны были стрелять с огромного расстояния».

Рифеншталь позволяли рыть яму, чтобы оператор мог снять прыжки, были построены специальные рельсы для съемки пловцов. Сейчас, по словам Мирошниченко, это непозволительная роскошь. «Оператор, снимавший бешеное движение каретки большим объективом, вечером чувствовал себя, как космонавт. Его тошнило», — говорит Сергей.

Глядя на экран, и сам невольно рождается выражение «О спорт, ты – монстр». Хотели этого или нет, авторы фильма, но он передает ужас и мега-сфера деятельности. Зрители на трибунах в королевском облачении, почти в шапке Маномаха, производят шокирующее впечатление. Когда-нибудь потомки это оценят. А пока нам гораздо интереснее наблюдать за «Олимпию» Рифеншталь, наблюдать за тем, кто не живет, и многое понять ушедшую эпоху. На трибунах – Гитлер. Триумф и поражение немецких спортсменов, он видит, как маленький ребенок, нервно почесывая ногу. И это драгоценный документ времени. В «Кольца мира» гораздо выразительнее слов и «говорящих голов», живая реакция тех, кто не работает на камеру. С тренерами, лица которых красноречивы, немного взбить. Вот где буря страстей. И в миг поражения обостряет радость победы. Виктор Антонов, представлявший Россию, говорит на корейском языке. Швейцарского сноубордиста Юрия Подладчикова, русский по рождению, имеет легкий акцент, и мысли, он уже по-другому. Мир многополярен, и в фильме это чувствуется.

На церемонии открытия фестиваля один из членов жюри, пришел в шортах. Пришлось артистично прикрываться розой, спрятаться за спины коллег. На что директор фестиваля Кшиштоф Гиерат, приезжающий для проекции на велосипеде, сказал: «у нас есть смокингов нет». Фестиваль демократичен во всем. Польский документалист Петр Стасик, чей фильм «21хНью-Йорк» открыл киносмотр, появилась на сцене в шортах и только в одном синем носке. Второй ботинок надет на босую ногу. Дополнял костюм, зеленый галстук. Одним из героев фильма Виталик говорит на русском. Он совершенно молод, но говорит о женских ягодицах. Петр Стасик записал глаза новичкам метро в Нью-Йорке, живет много странных людей, а затем камера бродит за окнами, своя жизнь. Третья часть рассказывает о эротических предпочтений жителей мегаполиса, очень странное. В 2005 году Стасик записал у нас есть подобный фильм «7хМосква». Цифра в этих картинах связана с количеством главных героев.

В конкурсе полнометражных документальных фильмов — фото Зоси Родкевич «Мой друг Борис Немцов». После показа его спросили, добрый ли он был политиком, как она получила его убийство. Задавали вопросы о Каспарова и оппозиции. Как заметил, то Зося, семь потов сошло, пока он подойдет, что до сих пор на английском языке. Она познакомилась с Борисом Немцовым в 22 года, получив учебное задание, а в конце сняла веселый и живой образ. В течение трех лет Зося сопровождал его с камерой, и это ему нравилось. Он сказал, что хочет просыпаться всю Россию.

26-минутная картина «Два детства» Владимира Головнева участие в краткосрочном конкурсе. Десятиклассники одной из уральских школ из города Дегтярска в преддверии Дня Победы посещают ветеранов. Когда-то их 16-летние сверстники записывается добровольцев в баке корпус, но сегодняшней молодежи на это наплевать. Учителя в соответствии с разговоров о том, что такое Родина, и они не знают, что ответить. Или что такое холокост? Оказывается, праздник масленица, где дают подарки. Со стариками парни не хотят общаться. Один прямо говорит: «Мне это не приносит удовольствия». Девушки носят поздравление женщине-ветерану, а ее в этот момент может стоять от входа в гробницу. В конце концов, 10А первое место в патриотической игре, которую придумали для них взрослые. Краковский фестиваль сделал ставку на живой фильм и безжалостное в своей правдивости.