Михалков, Кончаловский и Кустурица пытались остановить паровоз Голливуда

fc640e7f84deea29d9fd3b9569c432bc


фото: Светлана Иванова

Основатель фестиваля Эмир Кустурица – человек номер один в сербском кинематографе. Да и, пожалуй, в балканском. А потому соотечественники подчас готовы видеть в режиссере гуру, которым тот вроде и не против быть.

Год за годом основатель Кустендорфа подчеркнуто пренебрегает традициями, свойственными западным состязаниям в мире кино, утверждая свои собственные. Так, сербский фестиваль вплоть до нынешнего года обходился без пафосной красной дорожки. На этот же раз, словно, иронизируя по поводу серьезности коллег, Кустурица на собственных плечах принес пресловутый коврик и расстелил перед сценой. Правда, дорожка предназначалась не для звезд. Пройти по ней предстояло живому волку.

Волк и паровоз – символы завершившегося фестиваля. Первый – олицетворение жизненной силы, второй – бездушного коммерческого кино, сметающего все на своем пути. «Сможет ли волк остановить паровоз?» — этот вопрос всерьез задавали друг другу гости Дрвенграда, в то время как хозяин ласково трепал хищника по холке и кормил с руки.

Говорит ли выбранный символ о том, что одиноким волком, вышедшим из горных лесов и вставшим на пути локомотива, Эмир Кустурица ощущает в некоторой степени себя? Возможно. Достаточно вспомнить его виртуальный поединок с Брюсом Уиллисом, состоявшийся в Кустендорфе пару лет назад. Тогда «крепкий орешек» упал поверженный на ринге, распавшись на попкорн. Вот и на сей раз в рамках открытия один из актеров напомнил пантомимой о той схватке, когда была одержана первая – пусть и символическая – победа кино живого, экзистенциального, над коммерческим.

– Наши кинотеатры срослись с торговыми центрами, — сетует Кустурица. – Никто уже не ходит смотреть кино ради того, чтобы узнать что-то ценное, размышлять. Такие кинозалы лишь увеселяют покупателей, жующих попкорн, и думают о прибыли.

Вероятно, поэтому одна из фестивальных традиций – проведение мастер-классов, на которых маститые режиссеры «живого» кино делятся опытом с начинающими. Первым в рамках фестиваля творческую встречу провел Андрей Кончаловский сразу же после завершения показа своего фильма «Белые ночи почтальона Тряпицына». А вот от специального приза «За будущие фильмы» Кончаловский отказался. Видимо, из суеверных соображений, поскольку пообещал приехать за ним, когда новый фильм будет снят.

Тем временем «волк» от кинематографа инициировал дискуссию:

– Почему у нас не снимают такие фильмы? Потому что у нас нет Кончаловского? Хм… Ну, отчасти и поэтому. Но главная причина в том, что нет условий. Кино сегодня превратилось в инструмент развлечения для одних и обогащения для других…

Справедливости ради заметим, что Кустурица не ограничивается разговорами, и фестиваль – не единственный его проект, призванный встать на пути несущегося из Голливуда паровоза. Режиссер построил целый городок с институтом, школой режиссуры, библиотекой и двумя кинозалами. Находится он в Вишеграде на берегу Дрины неподалеку от знаменитого моста, описанного нобелевским лауреатом Иво Андричем. Мост, кстати, был восстановлен тоже не без участия режиссера, который лично провел экскурсию пол улочкам городка в один из фестивальных дней.

– Волк может остановить паровоз! – убежденно заявил Кустурица. – У него есть энергия!

В том, что энергии у сербского волка много, сомнений нет. Но достаточно ли ее для решения заявленной цели? Приехавший в последние дни фестиваля Никита Михалков (чьим именем, заметим, в Дрвенграде названа одна из площадей) был не столь категоричен:

– Для того чтобы остановить этот поезд, нам нужен зверь, обладающий силой медведя, смелостью и неподкупностью волка. А еще хитростью лисицы. Да. Иначе не получится.

– Ну, зачем так серьезно относиться к символам? – пытался снизить градус фестивальных споров кто-то из гостей фестиваля. – Искусство может изменить мир! Искусство!

Заметим, что споры и обсуждения в Кустендорфе никогда перерастают в ожесточенные препирательства. В том числе и споры жюри, оценивавшего семнадцать конкурсных фильмов из Европы, Америки, Азии. Главные призы – золотое, серебряное и бронзовое яйца – получили итальянец Жиакомо Аббруцезе, серб Марко Сопич и исландец Гудмундур Арнан Гудмундссон. И все же нельзя сказать, что за фестивальные награды шла жестокая борьба.

– Мы хотим, чтобы люди не соревновались, а объединялись через кино, музыку и вино, — подчеркнул Эмир Кустурица.

Видимо, даже одинокий волк, преградивший путь паровозу, чувствуют себя увереннее, ощущая за спиной поддержку.

Кинофестиваль в деревне Кустурицы (22 фото)

Светлана ИВАНОВА, Белград.