Место смерти пенсионера — защитника сквера превратилось в импровизированный мемориал

cf2e0f29d98f9cddf5a26bedc5efa5ea


фото: Кирилл Искольдский

Играющий солнечными бликами жестяной забор вокруг бывшего сквера — своеобразная стена плача для жителей Восточного Дегунина. После гибели Виктора Гвозденко сюда несут цветы и трогательные прощальные записки . Портреты новообретенного местного героя висят на заборе через каждые пару метров. Здесь же надписи двухмесячной давности — летопись протеста.

— Все началось, когда 3 декабря 2014 года вокруг сквера стали ставить забор, — рассказывает активистка Алена Цыгунова. — Стали узнавать, в итоге выяснилось, что здесь будут строить супермаркет. Народ сперва не поверил.

Первый сбор несогласных жителей прошел на следующий же день, 4 декабря. С тех пор они встречались практически каждую неделю, о чем говорят старые надписи на заборе, оповещающие о времени очередного митинга. «Иконы повесили на деревья, повязали бордовыми лентами», — говорит Алена.

Сквер плача: местные жители почтили память ветерана, убитого охранниками стройки. Фоторепортаж с места трагедии. (15 фото)

Жилые многоэтажки у ж/д станции Бескудниково появились в середине 70-х годов прошлого века. По воспоминаниям жителей района, на месте сквера в то время было болото, которое и было решено благоустроить совместными народными стараниями — чтобы меньше шума и пыли шло от железнодорожной станции. Деревья сажали своими руками. «Тополя, ясени, дубы, липы — полсотни деревьев, — говорит местная жительница Татьяна Виноградова. — Такой сквер был! Чего стоит наш ясень с восемью стволами из одного корня! Счастливым считался».

В итоге не помогли ни иконы, ни ленты, ни приносящий удачу ясень. Рабочие принялись расчищать площадку под будущую стройку. «Иконы срывали, ленты рвали!» — негодуют жители. Сейчас от сквера уже ничего не осталось. На огороженной территории свалены в кучу расчлененные стволы деревьев, ветки и корни сложены отдельно. По рассказам защитников бывшего сквера, именно за этими остатками былой роскоши 17 февраля сюда приехали грузовики.

Читайте материал: Ветеран, умерший во время митинга в защиту сквера, носил кардиоаппарат

— Мужчина он был здоровый, с военной выправкой, — Алена Цыгунова говорит об умершем, — На даче сам снег раскидывал, а два года назад самостоятельно отправился в путешествие по Индии. Вообще, очень активно в защите сквера участвовал. Сам пользовался компьютером, выходил в Интернет, на наши форумы. Подписывался как «Виктор — истинный защитник сквера».

Ветер иногда срывает листовки с портретом Гвозденко и уносит прочь. На них лозунг пенсионера: «Кто, если не я?» — так он часто говорил в последние дни. После смерти ветерана в Восточном Дегунине временное затишье. Активисты круглосуточно дежурят у ворот стройплощадки, согреваясь кофе, которые наливают всем желающим из трехлитровой банки, завернутой в фольгу и шарф. Неподалеку дежурит экипаж полиции — в салоне служебного авто скучают сразу четверо хранителей правопорядка. Правда, как говорят местные, накануне толку от них было мало. По стройплощадке одиноко слоняется рабочий. В этот тихий солнечный день он расстегнул рабочую куртку, нахлобучил на затылок шапку и заботливо осматривает ковш экскаватора, который бездействует. Остальных строителей не видно — они прячутся от толпы в бытовках.

«Будем стоять до конца!» — решительно заявляют местные жители, но теперь, когда сквера уже нет, не вполне ясно, за что они борются и как себе представляют этот самый конец. «Так высадим новые деревья, — отвечают они. — Будет народный сквер, назовем его в честь Виктора Алексеевича. Наша цель — чтобы никакого супермаркета здесь не было».

От застройщиков комментарии получить не удалось…