«Мама умерла, был на кремации»: Серебренникова оставили под домашним арестом

8d92f78ad21524fa0cd17b8b32afe693

фoтo: mskagency

В срeду в Мoсгoрсудe трaдициoннo сoбрaлaсь бoльшaя группa пoддeржки Сeрeбрeнникoвa, Итинa и Мaлoбрoдскoгo в лицe Лии Axeджaкoвoй, Пaвлa Кaплeвичa, Александра Филиппенко. Который раз пришла и Собчак. Семь минут судья зачитывала список аккредитованных СМИ — интерес зашкаливающий.

Малобродский, как ваш общественный защитник попросил допустить на встречу Лию Ахеджакову.

Судья сначала спросила актриса:

— Паспорт можно?

Паспорт передали.

— Лия Меджидовна, что у вас есть образование?

— Высоко.

— Что это?

— ГИТИС.

— Существует ли юридическое?

— Увы, увы.

Судья обращается к каждому:

— Обсуждается вопрос о допуске в качестве общественного защитника в лице Лии Ахеджаковой.

Истец:

— Я объекта. Человек не имеет юридического образования, не обладает специальными знаниями.

Судья:

— Запрос отклонен.

Далее шли обвинения и адвокатов.

Это Малобродского (который находится в ТЮРЬМЕ, говорили по видео) раз тридцать прерывает истошный вопль чахоточным голос какой-то заключенный: «Босс! Начальни-и-ик!». И жуткий стук в стену… Все это сразу почувствовал вкус пребывания в тюряге.

Малобродский рассказал о случае, но с читать между строк издевкой:

— То, что я здесь, я, это, наверное, какая-то ошибка, но вот проблема — ошибка эта повторялась уже семь раз. Восемь месяцев я уже под стражей. И очень хотелось бы надеяться, что апелляционный суд этот ряд ошибок прекращается.

Малобродский не один раз позволил себе красочные сравнения в адрес следователей, заявив, что «полковник буквально за одну ночь хлебобулочных обвинительные документы», «как Золушка, за ночь вырастил душистые розы». Чтобы черкнуть несколько строк о своих требованиях назвать жену и дочь, прошло два с половиной месяца…

— Все это, — расстроился Малобродский, — полное и демонстративное отсутствие какой-либо логики. В конце концов, то обвинение, по которому меня задержали, — по-видимому, спектакль «Сон в летнюю ночь» не была введена, — после этого вообще исчез из дела! Значит, нет никаких оснований меня здесь держать. Никто не мог точно сказать, что мое преступление?

Кроме того, Малобродский отметил, что израильский консул очень долго добивался встречи со следователем, чтобы дать гарантии, что ему ни при каких обстоятельствах не сможет скрыться в Израиле (гражданство, которое имеет), но следователь в этом заседании отказался.

— Говорят, — продолжал Малобродский,

— что следствие закончено. Но прошло уже 40 дней, и я не знаком ни с одним документом.

Его адвокат заметила, что мама обвиняемого пережил холокост, настрадалась от фашистов, и теперь страдает от российского суда…

— Я призываю на акт благотворительности, в попытке разорвать этот порочный круг! — решает адвокат в последняя причина.

Во время заседания не раз заложили тезис, что истец в процессе не обвинение и должна следить за чистоту закона, однако, его действия один в один совпадают с доводами обвинения. Адвокат Серебренникова напрямую говорит, что за всю историю процесса не изменились ни аргументы, ни положение последствия:

— У меня нет сомнений в том, что там нет никаких доказательств!

…И между прочим, присутствующих удивили странные формулировки следователей: «осознавая всю тяжесть содеянного» — оказалось, что от встречи, никто из обвиняемых, никакой вес не знает, называя все ложь от начала до конца.

Наконец, выступает Кирилл Серебренников:

— Восемь месяцев расследовали уголовное дело. В январе расследование закончилось. Полгода у меня нет возможности заниматься профессиональной деятельностью. Несколько дней назад мама умерла, вчера был на кремации, вчера вечером вернулся. А там мне говорят, что я в «Седьмой студии» театра не занимается, и украл деньги. То есть, следуя их логике, украл 133 миллионов долларов — а это 70 процентов от того, что государство выделило. То есть, мы сделали только на 30 процентов! Это абсолютная ложь!

…Кирилл привел многочисленные проекты, отметив, что они выполнили не только все то, что было запланировано, вместе с Минкультуры, но и более того — прошли спектакли, концерты, семинары.

— Так, что все обвинения о похищенных 70 процентов — это ложь, глупость и безумие. И это все легко проверить. Хочу заметить, что государство нам выделило 216 миллионов на три года и три месяца. А за эти деньги мы провели более ста мероприятий.

…И он сразу же сравнил масштаб этих расходов и полученного результата для форума болельщиков в Сочи, на которые было выделено 264 млн. долл.

— Кроме того, — продолжал Кирилл, — понимает меня, реакция «потерпевшей стороны» в лице Минкультуры. Они так и не потрудились ответить, какой ущерб мы ему нанесли. Минкульт и не пытается понять, а был ли ущерб вообще. Что мы не сделали, что завысили, что Россия недополучила?!

…Закончил выступление Кирилл следующими словами:

— Родители научили меня, что не, чтобы не брать чужие копейки, а близко подойти к чужим деньгами. И я прошу суд теперь оставить меня под арестом, но выпустить из тюрьмы Малобродского!

…Ну и дальше все пошло по уже накатанным рельсам: прокуроры и следователи просили оставить приговор в силе, судья берет паузу, возвращается — все оставлено без изменения.