Жизнь «Оплота»: от помощи детскому дому до гонорара Джеффа Монсона Донбассу

a2ea7080a0a69f044a9a57fb6a873def

Фото: Юрий Кочкин

 21 февраля в Москве прошел очередной турнир: "Oplot Challenge 108. Во славу Отечества". По сути, это стало венцом февральских добрых дел клуба. Вернее тех дел, которые заметны для широкой общественности. К сожалению, очень много таковых, то есть добрых свершений, остается в тени. Но, и это уже к счастью — не все. Обо всем по порядку.

8-е февраля. Коррекционный областной детский дом номер 18. Утро. Едва ребята закончили зарядку, как к ним в гости и пожаловали представители "Оплота" во главе с Олейником. Пожаловали с подарками: развивающие игрушки, спортивный инвентарь, книги. Детки в долгу не остались и вскоре все дружно сидели за одним столом и пили чай.

А живое общение с известными спортсменами и чемпионами — пожалуй, главный подарок, который только можно предоставить.

17-е февраля. БК "Оплот". С 09:00 работает пункт приема крови: этот день клубом был объявлен как "День донора". А приурочен он был к Международному дню детей больных раком. Были приглашены бойцы всех видов единоборств, а вся сданная кровь пошла в областное детское отделение онкологического диспансера.

Однако этой акцией удалось помочь не только столичным детям: каждый, кто стал донором, за сдачу крови получил еще и некоторую сумму денег. Которая тут же пошла в общую копилку, предназначенную детям Донбасса…

***

… И вновь 21-е февраля. Место действия — все тот же клуб. Из помещения доносятся возгласы болельщиков: их любимые бойцы один за другим выходят в клетку и устраивают яркие поединки на турнире "Оплота". Нокауты, болевые приемы, победы на характере — на любой вкус.


Фото: Юрий Кочкин

А за закрытой дверью разминается Джефф Монсон. Один из немногих иностранных бойцов, которого отлично знают у нас в стране, причем даже те, кто в мире смешанных единоборств разбирается на том уровне, что сможет только отличить ринг от клетки. Американец узнал об акции "За мир на Донбассе" и без раздумий прилетел в Москву. Правда, оказался в столице России он за четыре часа до выхода на бой, а до вылета (рейс, кстати, задержали) он еще и в аварию попал. Тем не менее, спарринг-партнер Джеффа, который помогал ему разминаться перед поединком, Иван Лаптев выглядит достаточно уставшим…

— Разминка Джеффа меня сильно удивила. Начинает он с растяжки, ну это нормально, тут все понятно, а после этого он делает пресс до отказа! Он делает его на последнем издыхании, порядка 100-120 повторений! Потом мы обсудили его соперника и определились с дальнейшей разминкой. Так как оппонент — ударник, поставили задачу: бой надо будет перевести в партер. И стали бороться 5 раундов по минуте. Моей задачей было защищаться, а он атаковал. Потом он поработал 5 раундов по лапам. И все это была не легкая работа, он все делал на износ! Честно, мне было тяжело. Да и ему, как мне показалось, было непросто. Очень странная разминка…

— Ты можешь понять или хотя бы представить мотивы, почему Джефф перед боем так разминается? По сути, полноценную тренировку провел…

— Это удивило вообще всех, кто при этом присутствовал! Не понятно… Но вообще, чем больше тебе лет, тем дольше тебе нужно "прогреваться". Возможно, из-за каких-то травм, организму требуется больше времени, чтобы разогреться. Все-таки связки не молодые. Надо их как-то разогнать.

— Монсон прилетел только 4 часа назад. Он подавал признаки усталости или был относительно бодр?

— В самом начале у него было несколько разбитое состояние. Но он переоделся, начал тренироваться и после этой "разминки" он сказал: "I feel good!" ("Я чувствую себя хорошо", — прим. А.С.). Он добавил, что уже не чувствует прошедшего перелета и готов драться!


Фото: Юрий Кочкин

… Джефф свое дело знает. И то, что ему нужно больше перед боем, и как вести разминку. А, главное, как перевести бой в партер. Озвученная Иваном Лаптевым стратегия боя Монсона оправдалась уже в первом раунде. Владимир Непочатов как не сопротивлялся, все-таки попался на коронный удушающий прием американца: "север-юг".

А еще Джефф знает другое дело: доброе. Как и весь "Оплот". Взяв в руки микрофон после победы, Монсон прямо с настила октагона объявил: весь его гонорар будет передан детям Донбасса.

— 10-12 дней назад мы обсудили с Джеффом возможность проведения его семинара у нас, — рассказывает Алексей Олейник. — Мы сказали ему, что было бы круто, если бы он смог и бой у нас провести, но не настаивали. А он заявил: давайте я подерусь, а деньги за поединок пойдут детям Донбасса. Идея исходила от него.

— Эти дни вообще выдались для вас насыщенными и сложными. Посещение детского дома, пункт сдачи крови…

— У нас всегда так. Просто нас иногда "ловят" на том, что мы делаем, а иногда нет. Поехали в детский дом — поймали. Поехали в дом престарелых — не поймали. Мы далеко не всегда стараемся афишировать наши действия. Если доброе дело делается, то оно делается именно исходя из добрых побуждений, а не чтобы из этого сделать какую-то пиар-акцию или засветиться.

— Расскажи поподробнее. Вот, последнее, например, на данный момент: сбор крови.

— Просто собрались и решили сдать кровь. Молодому, да вообще любому нормальному здоровому организму ничего не стоит сдать примерно 300 миллилитров крови. Ничего с ним плохого не будет. Она же сдается для того, чтобы реально спасти жизни или кому-то помочь. Зачем нам дожидаться, пока произойдет что-то нехорошее и у всех вдруг проснется совесть? Мы это сделали просто из добрых побуждений.

— Как часто планируются подобные акции?

— К сожалению, кровь нельзя сдавать чаще, чем раз в несколько месяцев. Как только можно будет — сделаем снова. Сейчас вот хотим съездить в дом престарелых, но не в Москве: в столице они достаточно неплохо финансируются и поддерживаются, а в перифериях дела обстоят хуже.

— Как ты контролируешь, что деньги и любая другая гуманитарная помощь доходила до места назначения?

— Мы стараемся это лично закупать. Берем вещи, которые нельзя было бы украсть, поделить… Если взять сгущенку, образно, то ее может использовать каждый. А если это ампула с каким-то лекарством, и тебе оно абсолютно не нужно, ты же не будешь его из жадности колоть? А кому-то другому оно жизнь спасет…