Госдума приняла в первом чтении закон об амнистии капиталов

b46f8df27bb4b436740279d971ecf332


фото: Алексей Меринов

Деофшоризация – старая тема . Чтобы проблему бегства капиталов решить в пользу сегодняшней кризисной российской экономики, которой катастрофически не хватает инвестиций в производство, российская власть резонно выбрала путь амнистии. Вчера председатель думского бюджетного комитета Андрей Макаров на пленарном заседании Думы обещал, что в конечном виде закон будет распространять амнистию до начала 2015 года (сейчас амнистия ограничивается началом 2014 года).

Цель благая, но вернутся ли капиталы домой? Андрей Макаров верит: они вернутся, и совсем не потому, что «они всегда возвращаются». Пока российские капиталы, сменившие гражданство, не были замечены в приступах неодолимой ностальгии. Вряд ли серьезен и аргумент, что российская амнистия шире кипрской, где сгорело немало вкладов, превышавших пороговые 100 тысяч евро.

Если называть вещи своими именами, то главный аргумент в пользу грядущей амнистии эмигрировавших капиталов и имущества в том, что в 2018 году, как подтвердили вчера в Госдуме и Андрей Макаров, и замминистра финансов Сергей Шаталов, вступают в силу международными нормы, по которым вклады и имущество в зарубежных странах станут прозрачными, то есть будет налажены соответствующие информационные обмены. От антиофшорного интернационального прожектора нигде не укрыться. Именно поэтому Андрей Макаров заявил вчера в Думе, что Россия – единственная страна, где еще есть банковская тайна.

Но, как говорится, и это пройдет. О том, что банковская тайна даже в хрестоматийной Швейцарии дает «утечки», свидетельствует эпопея борьбы Минфина США с соотечественниками-налоговыми уклонистами, сбежавшими в Европу, которая промежуточно завершилась многомиллирадными штрафами, которые уже заплатили в бюджет США банки Франции и Швейцарии, фактически признавшими, что налоговой тайны больше нет.

Логика простая: лучше легализовать свои вклады и имущество сейчас бесплатно, что, как уверяют власти, будет признано мировым сообществом, чем рисковать налоговыми и административными преследованиями в будущем. Согласитесь, это действенный аргумент.

Ведь и условный пример Черногории, где обосновались многие россияне, вовсе не относящиеся к олигархическому сословию, показателен. Рано или поздно и эта страна станет членом ЕС со всеми вытекающими бюрократическими контрольными процедурами. Лучше обезопаситься заранее.

Но, как сказала вчера представитель фракции КПРФ в Госдуме Вера Ганзя, «познакомьте меня с экстремалом, кто бы уже перевел деньги из офшора в Россию». Так что игра «деофшоризация» продолжается.

ЭКСПЕРТЫ «МК»

Маргарита Горшенева, директор по развитию компании QB Finance:

«Важной новеллой документа является то, что в рамках программы добровольного декларирования предлагается предоставить возможность гражданам оформить в свою собственность имущество, переданное номинальным владельцем. Для этого впервые в российской юриспруденции ко второму чтению введут понятие фактического и номинального владельца, создадут механизмы передачи права собственности, предоставят возможность фактическому владельцу заявить о таком имуществе в декларации.

Кстати, наша страна присоединилась к договоренностям ОЭСР об оказании помощи по налоговым делам и этот законопроект облегчит переход к автоматическому обмену фискальной информацией с иностранными государствами. Значит через два-три года ФНС сможет и так получать почти всю информацию об активах своих граждан за рубежом.

Кроме того, представители Росфинмониторинга, утверждают, что им удалось согласовать с FATF все спорные моменты. В частности, ко второму чтению в законопроект внесут поправки, устанавливающие исчерпывающий перечень статей Уголовного и административного кодексов, по которым декларанты освобождаются от ответственности».

Борис ТИТОВ, уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей:

«Мы предлагаем сделать так, чтобы декларировались не только сами активы, но и сделки, в результате которых эти активы были приобретены. То есть и амнистия, и налоговая тайна должны распространятся на источники капитала. Кроме того, в документе не предусмотрен механизм освобождения от преследования сотрудников компаний, руководители которых захотят воспользоваться амнистией капиталов».