ГМИИ имени Пушкина соединил Рембрандт с да Винчи и Вермеером

f0bb0507dc1e27f4e7a7524e70979172

«Пoртрeт Рeмбрaндтa в вoстoчнoм плaтьe» Изaкa дe Яудeрвиля. Фoтo: AГН «Мoсквa»

Лeйдeнскaя кoллeкции для нeкoтoрыx 15 лeт свoeгo сущeствoвaния, и мы знaeм, чтo для сeрьeзныx сoбрaний — этo миг, пoглoщaeт в себя около 250 лучших живописных и графических вещей Рембрандта и художников его круга (Ян Вермеер, Карел Фабрициус, Франс Халс, Геррит Дау, Ян Ливенс…). Покрытия встречи впечатляет — пять поколений голландских художников XVII века. И это только лейденских fijnschilders (мастеров тонкой живописи) и их современников, в объектив которых является удивительный по изящности портреты, жанровые сцены, произведения на исторические и мифологические сюжеты. Название коллекции — дань родному городу Рембрандта.

— Не нужно быть гением, для сбора Рембрандта; нужно быть гением, чтобы работать, как и он, — сказал он на пресс-мод Томас Каплан, американский предприниматель и международный инвестор, транслирует свои еврейские корни. — Я влюбился в шесть лет, когда родители привели меня в музей Metropolitan museum of art (Нью-Йорк). А в восемь попросился поехать с семьей в Амстердам, потому что мастер жил там. Моя жена и я начали собирать коллекцию, покупая в работе в неделю. Трейдеры сказали, что мы коллекционируем, как русский, даже если мы с Екатериной Великой, отметив, что она собрала бы такую коллекцию за день. Мы гордимся тем, на это сравнение и гостеприимства России-матушки, принявшей эти работы в столь уважаемых музеев.

Чету Каплан, отличается не только осмысленный, целенаправленный подход в формировании коллекций, но и страстность, и щедрость. Их встреча была одной из немногих частных, специализирующихся на голландском золотом веке, — не заблокирован особняках, и путешествует по миру. В последние несколько лет их работы дополнили 172 временные выставки, постоянные экспозиции, неоднократно были предоставлены специалисты для научной работы, а Лейденская коллекция самых в полном составе объехала Францию, в частности, Лувр, Китай; в следующем году — Emirates.


Вадим Садков говорит о «Минерве» Рембрандта. Фото: АГН «Москва»

Каждая выставка его символ. Куратор нынешней экспозиции Вадим Садков (руководитель отдела искусства старых мастеров ГМИИ, блестящий знаток голландской школы) выбрал «Минерву» Рембрандта. Именно так называется Екатерину Великую, которая сочетала в себе качества богини мудрости и войны. Это одна из самых современных и демонстрация картин художников, где воплотил все то, что он искал (темный способ, динамическая работа с красивой текстурой, открытый мазок…). Зрителям он может быть известен в стилистически перекликающимся работ из Эрмитажа, музеев Прадо и Метрополитен-музей.

В экспозиции Пушкинского — 82 работы (80 рисунок 2 изображения). Материал позволяет рассмотреть формирование искусства молодого Рембрандта и источники его творческого вдохновения. С одной стороны, это его учитель, Якоб ван Сваненбюрг в Лейдене и Питер Ластман в Амстердаме. С другой признанный вундеркинд Ян Ливенс (в 12 лет был уже готовым профессиональным художником). На его примере Рембрандт отправился для продолжения образования именно в Амстердаме, а спустя несколько лет поддерживал с ним общий мастерскую в Лейдене. Интригующе, чем-то напоминает сюжет детективной истории открытий ученых XX. века ранней справедливое поведение Рембрандта, он связан с трудным вопросом его творческих контактов с Ливенсом. В начале их совместной деятельности в условиях совместных семинаров Ливенс занимал лидирующие позиции, и масштабы индивидуального дар Рембрандта (1606-1669) в полной мере проявляется только в работах конца 1620 х годов. Как в те годы был художник, можно узнать на себе раны портрет кисти Рембрандта Изака де Яудервиля.

Изюминкой выставки — три ранние работы Рембрандта из серии «Пять чувств». Одна из них — «Пациент упал в обморок (Аллегория на запах)» — недавно нашумевший способ появляется искусствоведами. В 2015 году она появилась на второстепенном аукционе в штате Нью-Джерси с эстимейтом в 800 долларов и приписывалась неизвестному художнику континентальной школы. Но понимающие люди, знающие о существовании других произведений из этого цикла, быстро сориентировались и начали торговать по ней на телефон. За скромные деньги, картину купил трейдер, который позже отреставрировал его и продал Каплану. Это то, с чего начал Рембрандт. Некоторые эксперты предполагают, что она написана еще до его отъезда в Амстердам на Ластману, потому что воздействие Ластмана здесь еще не чувствует, а Ливенса. Его работы представлены в близости, и это те вещи, которые еще до начала XX. века, приписывается Рембрандту: так их, так же на.


Леонардо да Винчи. Голова медведя. Фото: пресс-служба ГМИИ им. А. с. пушкина.

Не менее любопытны два, показанные на рисунке. «Праздник молодого льва» Рембрандта началась коллекция Каплан. Он просто не мог его не купить, потому что основатель фонда поддержки крупных диких кошек. Второй рисунок — «Голова медведя» Леонардо да Винчи — не входит тематически и хронологически в круг интересов коллекционеров, но иметь узором гения — мечта каждого собирателя. И пусть даже работа была небольшой, хотя и очень выразительная. Но самое главное, благодаря ей, появился на свет «Дама с горностаем». Этюдом для картины горностая этот медведь, потому что Леонардо не был под рукой, горностая. Он взял штудию медведей и вытянул его лицо настолько убедительны, что никто не сомневался в написании работы природы.

Особой удачей Каплан — «Девушка за верджинелом» Яна Вермеера. В мире известно всего 36 работ художника. В ГМИИ выставлены только работы зрелого периода творчества великого мастера, который до сих пор находится в частном собрании. В российских музеях нет ни одной картины Вермеера. Полагают, что «Девушка за верджинелом» написана на холсте из того же рулона, что и другие работы Вермеера — знаменитая «Кружевница», выставленная в Лувре. Что зритель чувствует атмосферу музицирования на старом приборе, кроме живописи соседствует и звучит оригинальный верджинел из Русского национального музея музыки, бывшего Глинки. Инструмент XVI. века, родом из Фландрии, а не в Голландии, которую часто ошибочно называют центром производства верджинелов.


Ян Вермеер Делфтский. Девушка за верджинелом. Фото: пресс-служба ГМИИ им. А. с. пушкина.

— Прекрасный Вермеер еще раз напоминает, что в эпоху массового собирательства для Пустыни этот мастер еще не был таким кумиром толпы, как сейчас, — объясняет директор Эрмитажа Борис Пиотровский. — Комплекс неполноценности, кстати, привел к тому, что на одном рисунке в разное время у нас побывала целая выставка Вермеера Делфтского. Лейденская фотографии в нее хорошо сложенный. Он должен понимать, что вся эта коллекция-чудо. Подобные вещи — в музеях. Но и собран еще недавно на современном рынке старых мастеров, который многими считается опустошенным. Остается только восхищаться талантом, настойчивостью и величие пары, Каплан…

И я надеюсь, что современные коллекционеры будут их для ориентира. В конце концов, такой подход избирательных участках сегодня в мире почти не появляется. Возьмем, к примеру, того же господина Бернара Арно, на которые ориентируются многие российские собиратели. Он охотится исключительно на шедевры, и покупать все подряд: от Брейгеля и Рембрандта до Кандинского и Херста. Каплан же, как разумный человек, и историк (окончил Оксфорд), просто не могут позволить себе такие вещи. Он разработал правильный алгоритм, приказал, поиск три деяния доказана, арт-дилеров, с безукоризненной репутацией. Они в курсе всех достижений науки и найти предполагаемых продаж шедевры до их падения на торгах. Как результат — коллекция верхнего уровня, которая рано или поздно превратиться в музей.