Фотобиеннале перевезла Питер в Москву

312f8f79120c22b0b74fba2de60dc5fa


фото: Ксения Коробейникова

Самое привлекательное, по традиции, располагается на верхних этажах. Сюда на два месяца переехали питерские дворцы Кандиды Хёфер. Всего десять фотографий, зато каких. Они уводят в глубину ало-изумрудных залов Эрмитажа и Юсуповского дворца. Большой формат позволил автору разгуляться в объемах — все помещения запечатлены от пола до потолка. Эти кадры — настоящий учебник для начинающих архитекторов. В нем есть почти всё: геометрическая форма и пространственное деление, тип перекрытий и организация освещения. Только людей нет, но они здесь и не нужны.

— В начале карьеры я снимала моделей во дворцах, театрах, библиотеках, — рассказывает Кандида Хёфер. — Спустя время поняла, что это плохая затея. Как люди влияют на пространство и оно на них, лучше всего видно на безлюдных снимках. Когда мы приходим в галерею или театр, то смотрим на картины или на актеров. У нас не возникает мысли насладиться архитектурой самого здания. А ведь эти места настолько прекрасны сами по себе, что мне никогда не приходится использовать дополнительный свет. Он только губит естественное очарование пространства.


фото: Ксения Коробейникова

Этажом ниже — Советский Союз середины прошлого столетия в объективе Аркадия Шайхета. На его черно-белых снимках школьники с открытыми ртами таращатся на солнечные часы в планетарии; довольные работницы часового завода разбирают продукцию с конвейера; пухленькие участницы всесоюзного физкультурного парада щеголяют по Красной площади в одних купальниках. Главное в кадрах — естественность. Ни тени фальши!

Когда в 1950-е годы царствовала постановочная фотография, Шайхет наотрез отказывался играть по общим правилам. Часами выжидал нужной эмоции — например, неподдельной детской радости в зоопарке. Случайно поймал в свой объектив, как Корней Чуковский читает детям сказки. Мастер, заложивший основы советской визуальной культуры, был предан своему делу до фанатизма. Работал буквально до последнего дня: 18 ноября 1959 года он умер от четвертого инфаркта во время съемки на улице Горького.


фото: Ксения Коробейникова

Первый этаж заняли «Джентльмены» и «Леди» Карен Кнорр. Создавая женскую серию, она критически переосмыслила сакральные для британского общества темы классовости и богатства. В качестве моделей привлекла своих родителей и друзей, обитателей аристократического лондонского района Белгрейвия. Пока они позировали, фотограф записывала их разговоры, которые затем использовала в подписях. Среди них: «Китай будет править миром», «Руперт позволил душевнобольным руководить сумасшедшим домом», «Думаю, бедность будет существовать до тех пор, пока мы будем улучшать свое положение за счет других».

Джентльменская серия отснята в английских мужских клубах, закрытых от посторонних людей. До сих пор вступить в них можно только по рекомендации, а женщин туда вообще не принимают. Даже железная леди Маргарет Тэтчер довольствовалась лишь формальным почетным членством. С каждой фотографии надменно взирают лорды в элегантных костюмах и богатых интерьерах. Все-таки Кнорр разбавляет чопорный британский стиль каплей английского юмора. Указывает пальцем на одну из работ и говорит: «Британцы так чтят свои традиции, что доходит до смешного. Смотрите: мужчина специально сделал завивку волос, чтобы они были такими же кудрявыми, как на этой картине или как у этой статуи».


фото: Ксения Коробейникова

Стратегические партнеры музея: MasterCard, Ahmad Tea, ГМК «Норильский никель».