Фестиваль «Бенуа де ла Данс» премировал балет «Нуреев»

e85c23635386d9aeca132e5f0d1d3e14

Мaрийн Рaдeмaкeр и Людмилa Пaглиeрo.

Пoбeдитeли oпрeдeляются спeциaльным жюри, в кoтoрoe нa этoт рaз из-зa бoлeзни eгo бeссмeннoгo прeдсeдaтeля Юрия Григoрoвичa (в бoльницу пoпaлa eщe и гeнeрaльный дирeктoр фeстивaля Рeгинa Никифoрoвa) вoзглaвлялoсь сoпрeдсeдaтeль — Бoрисoм Эйфмaнoм.

В этoм гoду призы для пoчти всex кaтeгoрий пoлучил твoрчeский кoллeктив, сoздaл бaлeт «Нурeeв». Кирилл Сeрeбрeнникoв пoлучил нaгрaду кaк сoздaтeль сцeнoгрaфии к бaлeту (пoтoму чтo нoминaция «рeжиссeр-пoстaнoвщик шoу» я «Бeнуa дe лa Дaнс» нe дoступнa); Илья Дeмуцкий — кaк кoмпoзитoр, сoчинивший музыку к спeктaклю; Юрий Пoсoxoв — в кaчeствe xoрeoгрaфa, кoтoрый для нeгo тaнцы; и, нaкoнeц, Влaдислaв Лaнтрaтoв — кaк сoздaтeль нa сцeнe oбрaзы героев балета Рудольфа Нуреева.

Я думаю, политическая составляющая этого решения если и произошло, то в очень минимальной степени. Кроме того, с таким высоким результатом исполнения не могут не согласиться. Став крупнейшим художественным событием прошлого года, этот поражающий воображение балет действительно делает его выдающимся явлением не только в области хореографии, но и всего театрального искусства в целом. В сущности, «Нуреев» — это не балет в чистом виде. А это синтетический мультижанровый спектакль. Над его созданием работали около 2 лет, а в процессе производства, здесь было занято около тысячи человек (!), и, кроме балета, здесь заняты еще оперный ансамбль, драматические актеры, миманс, музыканты, перформеры. В каком-то смысле это еще и хороший доход балетного выступления на корни: в конце концов, и первый в истории жанра шоу балет «Цирцея, или Комедийный балет королевы», созданный в 1581 году, по приказу французского короля Генриха III и его матери Екатерины Медичи, не только (как и балет «Нуреев») стал одним из самых дорогих в истории, но по сложившейся еще со времен Ренессансной традиции в сочетании танца с пением, декламацией стихов, монологами и диалогами актеров и игра на музыкальных инструментах и, конечно, немного напоминает современный балет шоу.


Владислав Лантратов и Денис Савин в дуэте Нуреева и Эрика из балета «Нуреев».

Так признать более политизированным, такое решение возможно только в случае, если назначение общей категории. Во-первых, в воплощении способов Нуреева Владислава Лантратова, очевидно, превзошел Артем Овчаренко — второй исполнитель этой партии, выступивший в другом актерском составе спектакля, но тем не менее, на «Бенуа» не вытягивается. (Не то, что Лантратов трудно теряет, но образ, созданный Овчаренко, кроме того, что я танцор чисто выглядит больше, как и его герой, это более выпуклым и убедительным.) А во-вторых, были и среди выдвинутых номинантов художники, более достойные фигурки, например, известный голландский танцовщик Марийн Радемакер, премьер Национального балета Нидерландов, служит и в качестве приглашенной звезды в Штутгартском балете.

Выдвинутый на «Бенуа» за партию в балете хореографа Вюбке Кандершма на музыку Бенджамина «Вместе и только» Радемакер заполнен гей дуэт со своим партнером Тимоти Ван Паукке кроме выдающихся пластических возможностей и технических навыков такой эротической энергией, что, очевидно, не доставало очень дистиллированному и сексуально индифферентному любить дуэту Нуреева и Эрика Бруна в исполнении Лантратова и Дениса Савина. Между прочим, сама хореография этот дуэт, который был показан на концерте «Бенуа», показал ясно, разболтанной и мало соответствует той, которую мы видели на премьере. Так что хореографу Юрию Посохову должен будет очень постараться, чтобы привести ее в надлежащее состояние, на новый обзор пьесы «Нуреев», который состоится в конце этого месяца.

Если у вас в списке номинантов этого танцовщика, как Радемакер, вызвало растерянность и присуждение премии «Бенуа» другие лауреату в мужской категории — Исааку Эрнадесу из Английского национального балета, танцовщику хотя и очень привлекательному, но с очень ограниченными техническими возможностями, которые он продемонстрировал, исполнив па-де-де из балета «Дон Кихот». Ничего не страдает и лауреатка премии «Бенуа» в этом году в женской категории Сэ Ен, в свою Очередь, из Парижской оперы, маловыразительно станцевавшая вариант И часть («Изумруды») из балета Баланчина «Драгоценности». Возможно, это совпадение — значительно лучше, сделал этот исполнитель в последнее время, показывая с Артемом Овчаренко Большое классическое па Обера-Гзовского на гала-концерт к 200-летием со дня рождения Петипа, что в Большом театре, в начале месяца.

А вот кто действительно поразил на этом концерте, так что Эдвин Ревазов и его жена Анна Лаудере из Гамбургского балета, открыть вечер «Бенуа» фрагментом из балета «Анна Каренина» Джона Ноймайера. Награду за свою хореографию Ноймайер не получил (в который раз не получил его и такой замечательный хореограф, как Александр экман, выдвинутый на номинацию на свой балет «Игры», поставленный для Парижской оперы), но выступление дуэт Анны и Вронского из этого балета оказали сильное впечатление.

Второй день фестиваля, в самом деле, и посвящен 200-летия Петипа, показал, современное чтение, хореографию и балетов классика. Здесь преобладали вполне ученические опусы, к каковым может относиться, например, хореографии Ивана Васильева на музыку Шарля Гуно на балет «Фауст» или хореография Ксении Зверевой в «Па-де-Петипа». Но были и довольно неожиданные интерпретации, в качестве хореографа Сиди Ларби Шеркауи. Его весело и изобретательную хореографию из нотр-постановка Дмитрия Чернякова «Щелкунчик» на сцене выразительнейшим образом, показали, сверхэмоциональная Наталья Осипова (его появление на московской сцене-всегда праздник для публики) и ее партнер Джейсон Киттельбергер.

Конечно, танцевали на чествовании Петипа и хореографии самого маэстро. И здесь всех превзошел чернокожий американец Brooklyn Mc из Вашингтонского балета. В па-де-де из балета «Талисман», его техническими наворотами он поставил зал «на обе лопатки», что, однако, до хореографии юбиляра не имело абсолютно никакого отношения. Но миф, который был создан вокруг Петипа, на то и есть миф, чтобы украсить его.