Фантастический музей Чарли Чаплин рассказал, как он стал рыцарем

792ff02f842147a595045045f79f7d6c

Фoтo прeдoстaвлeнo прeсс-службe музeя.

Музeй с внушитeльнoй плoщaдью 14 гeктaрoв, a с чaрующими видaми нa Жeнeвскoe oзeрo и Aльпы пoтeрял в лeсу у гoрoдa Кoрсьe-сюр-Вeвe. Мeстo бoльшe пoxoжe нa глушь, чeм на оживленный туристический центр. Это причина, почему Чаплин и выбрал его, перебравшись сюда в 1952-ом, с четвертой женой-красота Уной о’Нил, которая до тех пор ему восемь детей и вынашивающей еще один.

Для переселения семьи Чаплин толкают обстоятельства. Во время маккартизма в США стали обвинять в антиамериканской деятельности и принадлежности к партии. Так и случилось: Чаплин не скрывал свои взгляды, поддерживая, в частности, политику СССР, был у нас с дружескими визитами. В 1952-ом году, в то время Чаплин был в Лондоне на мировой премьере фильма «Огни рампы», глава ФБР Эдгар Гувер добился от иммиграционных властей США запретить возвращение исполнителя. Вот тогда-то он и выбрал Швейцарию.

Добраться из Москвы до Корсье-сюр-Веве просто и трудно одновременно. Просто потому, что SWISS летят без перерыва. Приземлившись в Женеве и получить гениальным проездным swiss travel pass, с которой доступны все швейцарский поезд, метро, автобус, трамвай, троллейбус и более 500 музеев страны, прямо в аэропорту вы можете сесть в правильный поезд. За час с небольшим он домчит вас до городка Веве, где Чаплин ездил за продуктами на привокзальный рынок, дорога от которого до музея занимает 10 минут.

А трудно, потому что на пути вас ждет множество соблазнов. Самые соблазнительные из них видны из окна поезда на подъезде к Веве — это легендарные виноградники Лаво, в котором производится более 40 видов вина. Чаплин их очень любил, хотя не больше, вишневый ликер. Во-вторых, искушение, слава богу, это временно, это происходит только в рождественские дни. Это самый длинный в Европе рождественский рынок товаров ручной работы со всего мира, и полет в санях Санта-Клауса. Она простиралась на километры по берегу Женевского озера, в пряничном городе Монтре, через которые идет поезд. Эти пейзажи очаровывали не только Достоевского, Набокова и Цветаеву, но и лорд Байрон, написавшего здесь история знаменитого узника Шильонского замка.

Виллы «Мануар-де-Бан» («замок изгнанника») Чаплин прожил всю жизнь и скончался на Рождество 40 лет, в возрасте 88 лет. Два года после этого жена Уна не выходила из спальни. И вообще жизнь для нее была не простой. Ее отец, писатель Юджин о’Нил отказался от дочери, когда она вышла замуж. Она познакомилась с Чаплином, когда ей было 17 лет, а ему — 54, за ним числилось несколько браков и много девочек. До встречи с голливудской звездой, девушка успела поработать моделью, а к нему пришел на картину «Огни рампы», где сыграла в эпизоде. На этом ее актерская карьера закончилась, и Уна стала идеальной женой для 34 года.

После смерти Чаплин и его жена архитектор Филипп Мейлан убедил их детей сохранить наследие гения и создать здесь дом-музей. С участием дизайнера Ива Дюрана (вентилятор Чаплин) разработали превосходный и стильный проект. Майкл Чаплин одобрил его и взял на себя музей. В 2000-м стали приступать к строительству, но начались долгие судебные разбирательства: сосед пришел против музея. В конце концов его реализации составляет около 16 лет и €50 млн.


Фото предоставлено пресс-службе музея.

Музей, как и все выставочные площади в Швейцарии, не падает роскоши, хотя технически оснащен на самом высоком классе. Это полноценный музейный комплекс, который состоит из мемориальных дома, студия Чаплин’s World и кафе «Бродяга» (из фильма 1915), где питаются пироги и гречневыми блинами, которые обожал, актер.

Начинать путешествие стоит от дома Чарльз (музейщики настаивают, что имя «Чарли» только из-за фильмов, а «Чарльз» — дом). Вылепленный из воска встречает нас на входе с обезоруживающей улыбкой. Чаплин как живой. А рядом висят его фотографии, работы Фернана Леже, Варвары Степановой, марка Шагала и других компонентов милый портретную галерею вверх по лестнице.

Дом, перевоплощаясь в музей, пережил кардинальную перестройку. Об этом узнаем из фотохроники, которые расположены в неподходящих для местах: в куче книг, на плитку в ванной комнате, на тв. Все внутренние конструкции, оставшиеся от старой эпохи, наполненной новым содержанием.

Беспроигрышная ставка музея сделан на интерактивность, которая полностью пронизывает пространство. Чтобы ознакомиться с некоторыми выставками, надо что-то переместить, включить, двигаться, сесть на диван или лечь в ванну. Да, здесь это не запрещается. Смотрители, наоборот, вежливо, приговаривают: «Не волнуйтесь. Даже если вы что-то повредить или испачкаете, мы можем все исправить. У нас есть динамичный музей — в духе фильма и самого Чаплин».


Фото предоставлено пресс-службе музея.

Это сокровищница его опыта, редких семейных фотографий, коллекции книг, произведений искусства. Здесь личные вещи Чаплин: скрипка, купленная им в 16. в возрасте семнадцати лет и сопровождавшая его всю жизнь, котелок, трость, изношенные ботинки, «Оскар» и «Золотой лев» на Кинофестивале в венеции… Звучит тихая фортепианная музыка. Это голос, фортепиано, в который Чаплин купил по совету друзей — пианистки Клары Гаскил (она помогла ему подобрать музыку для нескольких фотографиях).

«Я считаю себя гражданином мира», — заявил Чаплин. Это подтверждают видеозаписи его бесчисленных путешествий. На первый взгляд, раскрывается вся его жизнь. Трепетный разговор ведется в настоящем времени. В конце концов, среди 30-и восковых фигур, созданный парижским музей, музей гревен, постоянно чувствует присутствие Чарльза, и его близких, гостей виллы. Среди них: Альберт Эйнштейн, рассматривающий в зеркале свой высунутый язык; красующаяся Софи Лорен, сошедшая со съемочной площадки последнего чаплинского фильма «Графиня из Гонконга»; Майкл Джексон-в «лунной походки», на которую вдохновила его походка Чарли.


Фото предоставлено пресс-службе музея.

С невероятной теплотой воссоздается атмосфера тех лет. Вот стол: наготове карандаши и бумага; Чаплину время работать — ждет рукопись автобиографии — всем выйти и не мешать! Все настолько достоверно, как будто он только что вышел из номера. В роскошном старом зеркале его кабинет отражают забавные, а иногда и красивые предметы мебели. Все они были частью слегка буржуазного интерьера поместья Чаплин, который родился в простой семье театральных художников.

«Чарльз, это была навязчивая идея делать все сами, даже то, что играет все роли в каждом своем фильме», — пишет кинокритик Дэвид Робинсон.

Рыцарь Чаплин (сертификат Елизаветы II, пожаловавшей ему титул сэра), льстец, любитель природы, рыбак… В атмосфере музея витает дух веселья и смеха — суть великого комика.

Двигаться в интерактивной студии. В зале на 150 мест, освежаем в памяти чаплинскую киноклассику. После занавес сводится к минимуму, и после секунды снова открывается, но уже обнажая не экран, а коридор, из которого манят пейзажи и восковые персонажи с чаплинских съемочных площадок. Вы хотите работать на качающемуся домику из «Золотой лихорадки» в разгар искусственного метель? Или выпить с барменом из «Великого диктатора»? Покувыркаться и застрять в винтах огромной машины из «Новых времен»? Бродить по миру Чаплин эмоционально, прямо как в космос Голливуда.


Фото предоставлено пресс-службе музея.

Ужас, успела и погрустить, и похохотать, наблюдая за гениальной актерской работой Мастеров, падает в профильных мастерских. Горы хрупких старых фильмов. Чаплин я мастерски и добросовестно монтировал свои фильмы. Давайте попробуем и мы объединить несколько кадров: в музее разрешается не только смотреть, но и действовать.

Чарли Чаплин — 81 фильм через 75 лет карьеры. Один из них можно увидеть только здесь. Это основная панель 1960-х годов, где он уже седой гений, едет на лужайке поместья, держась за руки детишек. Этот персонаж поражает сильнее Маленького бродяги: даже в 80-м году жизни Чарли остается неспокойным ребенка среди своих детей.


Фото предоставлено пресс-службе музея.

Последние слова его биографии, которую обнаружили в конце пути, — о семье и доме: «Весь этот счастья, я сажусь иногда в время заката на террасе и гляжу широкий зеленый газон, на озера, на спокойные горы вдали — и, ни о чем не думая, радуюсь их величавой безмятежности».