Допинговые скандалы: кто сбил дыхание спортивной России

e6333fec8dbc2eb6e7299b726e9583fb


фото: pixabay.com

Если нет ответственных — нет и отвечающих. Каждый допинговый случай для нас — потрясение и загадка. В объяснениях случившегося фигурирует все — от «безбашенности» самих атлетов, непрофессионализма докторов до провокаций со стороны коллег.

Одного виноватого не бывает никогда. Потому что есть общая атмосфера, которая что-то разрешает, а другое запрещает, потому что «такого быть не может никогда». Спортивной России присуща атмосфера свободомыслия. В том смысле, что кто как хочет, так и мыслит. Хочется надеяться, что «хотел». А личные «хотелки» за государственный счет — явление недопустимое, да и аморальное.

Нельзя подготовить высококлассного спортсмена без специалистов, начиненных знаниями. Но нельзя и сохранить этого спортсмена в мире профессионального спорта, если он будет повышать свое спортивное мастерство, лишь лелея голый тренировочный процесс. Несколько лет назад произошла трагедия с хоккеистом Черепановым. Довелось тогда разговаривать с заведующей лабораторией функциональной диагностики и врачебного контроля Всероссийского научно-исследовательского института физической культуры и спорта Фаиной Иорданской.

«Защищать нужно всех не от спорта — от неумения жить в нем грамотно», — сказала Фаина Алексеевна. Эти слова, наверное, должны быть девизом каждой структуры, работающей в спорте и для спорта. Ведь грамотно — это многоярусная система ответственности, только не всех — за общий итог, а каждого — за итог работы на своем этапе.

Ведь то, что сегодня случилось с рядом элитных спортсменов, может закончиться их профессиональной смертью. Причина — все та же: и сами профи, и окружающие их специалисты, от начальников до исполнителей, не научились жить в спорте грамотно.

Вот свежая информация: Джон Радд, тренер олимпийской чемпионки по плаванию, литовки Руты Мейлютите, призвал Международную федерацию плавания провести масштабное расследование допинга, заодно выразив надежду на то, что четырехкратная чемпионка мира Юлия Ефимова должна быть пожизненно дисквалифицирована.

«Сейчас есть вопросы по допингу в нескольких странах — давайте проведем расследование, как в легкой атлетике: сразу станет ясно, кто и что скрывает. Возражать будут только те, кому есть что скрывать. FINA должна сохранять доверие, обязана показать, что придерживается нулевой терпимости к допингу не только на словах, но и на деле. Поэтому Ефимова должна быть дисквалифицирована пожизненно».

«Так глупо закончить?..» — переживают болельщики. Карьеры двоих сильнейших спортсменов — Кулижникова и Ефимовой (прежде всего этих двоих из-за угрозы отлучения от спорта вообще) — оказываются под ударом из-за чьей-то халатности. И «по-умному» теперь может ничего и не получиться. Исправлять — не значит предотвратить.

■ ■ ■

«Все эти вопросы должны быть предметом работы и федеральных, и региональных структур, общественных организаций. Я прошу правительство проработать эти и другие вопросы по повышению эффективности национальной системы борьбы с допингом и представить соответствующие предложения», — сказал президент Путин.

Что делать — ясно: пытаться выйти из этой ситуации с наименьшими потерями. Для страны и для спортсменов. Во имя страны и во имя спортсменов. Репутацию уже не нарастишь, но хоть крохи не растерять.

Второй традиционный и вечно «размыливаемый» до пузырей вопрос: кто виноват? Тут все для обывателя невнятно: сам спортсмен (он, как известно, несет ответственность за то, что найдено в организме), доктор, тренер, президент федерации, Министерство спорта, ОКР? Знаменитое райкинское: «Кто шил костюм?..»

Есть прописанные законы. Распоряжение Правительства РФ (от 2010 года) гласит: за антидопинг отвечают РУСАДА и Минспорта. В Положении о Минспорта РФ (от 2012 года) сказано: организация в ряду прочих функций отвечает за предотвращение допинга в спорте и борьбу с ним, министр несет персональную ответственность за выполнение возложенных на министерство полномочий.

Персональную ответственность за случившееся министр Виталий Мутко уже на себя взял, еще до обнародования случая с Ефимовой: «Как глава отрасли я несу свою ответственность за Павла Кулижникова, за Екатерину Боброву; я разделяю коллективную ответственность и должен быть рядом с ними. Надо понять, что не так сработало, нужно создать систему, которая защитит от таких вещей топовых спортсменов. Когда своего не создаем, попадаемся на латвийских препаратах, на китайских… Своя научно-исследовательская деятельность в спорте высших достижений должна существовать».

Знаменитая поговорка про пинок и выросшие затем крылья, конечно, сработает. Только и процесс роста должен быть выверен до тонкостей. Вот еще одна свежая информация — и к размышлениям в том числе: под заголовком «Внимание» РУСАДА опубликовало список препаратов, в состав которых входит запрещенное вещество — мельдоний. Приводим список целиком — вдруг кто-то из спортсменов увидит названия препаратов в газете раньше, чем необходимые структуры доведут до его сведения?..

В список попали: ангиокардил, вазомаг, вазонат, идринол, кардионат, медатерн, мельдоний, мельдоний Органика, мельдоний-Бинергия, мельдоний-Эском, мельдония дигидрат, мельфор, мидолат, милдронат, милдроксин, ТНР, тризипин, тримедронат, триметилгидразиния пропионата дигидрат, 3-(2,2,2-Триметилгидразиний) пропионата дигидрат.

Тут все ясно. Но в сообщении есть заключительная фраза, которая удручает: «РУСАДА сообщает, что данный список является неполным, мельдоний может также входить в состав других препаратов». На месте тренеров и спортсменов я бы все же завопила: «Огласите весь список, пожалуйста!» Ну так, на всякий пожарный.

Что такое подловить сильную страну, у которой мощный разбег, должный привести к быстрым секундам? Сбить дыхание. У России сейчас — сбитое дыхание. Список союзников на международной арене в любых областях, включая спорт, — не так уж велик. Очень многие настроены, как тот самый тренер прямой конкурентки Юлии Ефимовой. И ему неважно: что за вещество мельдоний и зачем его едят? Важно только одно: это запрещенное вещество. И он будет говорить об этом на каждом углу — формировать общественное мнение и требовать карательных мер.

Только что МОК подтвердил, что Россия смогла в сложившейся ситуации правильно расставить акценты: «Это сильное заявление (президента страны), которое демонстрирует четкое стремление российских властей решить проблему допинга. Мы надеемся, что это будет способствовать взаимодействию России с Всемирным антидопинговым агентством (ВАДА) и Международной ассоциацией легкоатлетических федераций (ИААФ) в целях защиты чистых спортсменов».

Это хороший знак, которыми в последнее время нас не особенно балуют. Как хорошо и то, что есть озвученная в официальном совместном заявлении Томаса Баха и Александра Жукова принципиальная позиция по поводу защиты чистых от допинга спортсменов, право которых принимать участие в Олимпийских играх должно быть соблюдено. В дипломатическом пространстве у нас в целом далеко не все так плохо. Во всяком случае, есть весьма конструктивное взаимодействие МОК и ОКР, включая постоянные контакты на высшем уровне, в том числе по самым сложным вопросам. В Международном олимпийском комитете нашу точку зрения слышат и, кажется, готовы с Россией сотрудничать. Жукова, например, совсем недавно назначили главой Координационной комиссии МОК по Играм-2022, что тоже своего рода индикатор отношения.

■ ■ ■

При сбитом дыхании важно контролировать пульс — не только свой, но и чужой. Чтобы не получилось, как с убийственным для нас препаратом: источник «МК» утверждает, что можно было избежать включения того же мельдония в стоп-лист. Но если перед Играми в Сочи взаимодействие того же Минспорта с ВАДА было очень тесным, то потом пришло некоторое успокоение. А ведь не та область, где можно расслабиться даже ненадолго. Не тот настрой. Так и не смогли просчитать возможные масштабы события.

Мельдониевые пули пробили нашу броню. Тонковата была. Нарастить новую за месяцы до Игр мы не успеем. Но дорожную карту составить необходимо. В принципе, ее уже составила жизнь, показав уязвимые места. Внутренние споры — наше внутреннее дело. Но грамотно жить в спорте — большая наука, нам преподнесли жесткий урок. Другого пути, кроме как выучить его, нет.