До выставки Айвазовского для вашей копии дерут 50 тысяч рублей

5a1c4a14f9b6a6a050f145e9db773a20


фото: Наталья Мущинкина

«Техника не имеет значение, а мысленный образ»

…Крымский вал, уполномоченный art рядах рядом с галереей. Только прошел сумасшедший ливень, художники (чаще всего шелк), абсолютно не парясь, смахивают капли с картинки это хорошо, так забрызганных: «А что им будет?».

Легенда простая: молодая семья с ребенком (специально взяли с собой шестилетнюю девочку) обставляет квартиру, после ремонта, так и в гостиной, на стене, за позитивное настроение срочно нужна копия 90×70 см (или чуть больше) одного из «Штилей» Айвазовского или одного из ее «Черных морей». «Посоветуйте, добрые люди». Воспроизведение распечатать.

Вот первый закуток в экспрессионистских тонах; о себе отметить, что художник не пошлый — да, на стене «целевая развеска» из большого театра и других «злачных мест», но письмо мастихином (лопаточка, которой ловит на холсте цвет) очень даже на уровне.

— Копию можно сделать? — спросили.

— А куда? — возникает Идрис (так зовут художника, как позже оказалось).

— А имеет значение?

— Есть. Где-то в кабинете один. Если домой — жить с этой картиной. Член семьи. (С учетом нашей иллюстрации.) Хотите ли вы жить с монстром? Не, вот эти темные — где тяжелые волны, свинцовые тучи — все это ни за что, а зачем, и так жизнь трудная. А вот тихо, спокойно… и Мои рисунки, я скажу не бахвалясь, один психически окнах проверял. Вот висит моя и висит рядом с роскошными копию с Рубенса. Так на Рубенсе поле «молчит», а на моем стала вращаться. Рука-это хорошо.

Уличные художники бросили вызов Айвазовскому (23 фото)

— А цена?

— Где-то 50-70 тысяч рублей. В течение месяца я буду писать. Что вы мне верите, то вы будете разведут, как лохов. Для китайских туристов, подсунут печать с прорисовкой, и вы будете думать, что художник пытался-пытался… Ха-ха. Мне доверие. У меня вон директор Третьяковской галереи картину купил…

— Нет, не так ли? Трегулова?

— Правда. А что мне вам лапшу вешать? Подошел ко мне: еду, говорит, в гости, подарок нужен, а ваша (то есть. мой) Париж как раз к месту. Так что… Один раз вообще подарок готовились очень, очень высоком человеке, запретила на эту картину, всякий, кто, чтобы показать, до продажи. Вот так. Я хотел бы знать, что у вас есть комната, высота потолков, освещение.

— Слушайте, но, конечно, вы не будете иметь проблемы с отображением таких хрустальной волны, отсвета неба?.. Это же Айвазовский.

— Да, что есть трудности… Технически нет. Обычная реалистическая образом. Другое дело — есть погибшие рисунок, а есть живая. Вы поймите, я не копию буду делать; это будут копии по форме, а по сути и я в нее вложено буду. Себя. Самого себя. Ну как иначе?

…Интересно, что после нашумевшей выставки Серова спрос на него среди уличных художников не поднялся ни на йоту. А вот Айвазовский (или близко текстур маринистика) — что с выставки, что без — имеет более-менее постоянный спрос.

«Там Айвазовский, здесь техника старые голландцы!»

…Мы идем дальше. Продавец Игорь не поленился еще на время дождя ткань снять, теперь спускается, опять же, не безразлична; смотрим на даты: везде, где в углу «до 2016 года», свеженькие. Значит, продажи идут.

— Интересует?

— Да, вот копию мы хотим…

— Копия копии рознь. Точную копию, бар в экран, что вы здесь, уверяю, никто и писать не будет. Ну это какая работа. А если не присматриваться, а просто продолжать рассказ, так что разница не замечалась на расстоянии два метра, — это всегда пожалуйста. Цена: по суперточную копию вывезти 50 000 евро, для близких — 50 000. Ну, что-то почему домой суперточная?

— Нас смущает, что имя Айвазовского никого не приводит в трепет… Это то же самое, как класс!

— Это мой художник, Вячеслав — я только продаю, вы поняли, — живет в Феодосии, в Крыму. И всю жизнь писал море. Так вот он лучше Айвазовского. Между нами. Он берет технику старых голландских мастеров. Во-первых, ясно, идет подмалевок, затем выписываются различные слои. Так вот он пишет слоя, потом лаком покрывает, пишет — охватывает. И достигается удивительный эффект внутреннего свечения… На этой нижней фотографии, «зеленый газон», не смотрите, они для совсем неразбирающихся туристов, всего-то на 15-20 тысяч, а вот эти — марина — очень сильная. Но картина на заказ всегда дороже, чем готов… 70 000 где-то выйти. Какой сюжет вы хотите?

— «Пушкин на берегу Черного моря». Поэт в мыслях… Он руку так держит, как будто по мобильнику говорит. Вы можете подрисовать мобильный телефон? Ваш бог, мы считаем, тем не менее, история предпринять?

— Не знаю, надо его спросить. От него заказов много. Он не может быть день и ночь одну картинку писать. Слой пишет — слой высохнет. Но он должен просолен, понимаете? Он мне оттуда их шлет в рулонах, я на подрамник натягиваю.

…Каждый, с кем мы познакомились, он считал своим долгом «секрет предупредить», что сосед обязательно подсунет печать (иногда практически невозможно установить, потому что исходная фотка может быть создан акварели, которые потом растворяются, когда вы наносите на них масла). Отсюда скакали и время: один уверял, что нужно не меньше месяца, чтобы написать холст метр на метр («если по честному»), второй дал всего две недели. Цена в диапазоне от 50 000 до 150 000 рублей.

— А что ж так дорого — 150? От друга, то 70 тысяч… — спросили мы героя по имени Валентин.

— Ну, это ж преподаватель в художественной школе, известный автор! Вон его «Венеция» висит за 200 тысяч. А вообще вы можете пойти здесь еще кто-то был, я видел, уже готовых и «Буря» и «Девятый вал». В выходные, особенно их натащат…

— А, «Девятый вал», хорошо в народе идет?

— Да не очень. Он раньше в каждом детском саду висела в виде воспроизведения, в каждой заводской столовой. Для других изображений, спрос есть.

Справка «МК»

До прибытия в России олигархи, Айвазовский на западных рынках практически не котируется. А когда наши богатые люди начали выезжать за границу, — появился резкий спрос на русское искусство, в том числе и Айвазовского, чрезвычайно плодовитый, чьи работы было достаточно для всех. Самый дорогой из них — «Вид Константинополя и пролива Босфор» в 1856 году. года, размер 124,5х195,5 см — пошел в 2012 году на sotheby’s за £3,2 млн, Несмотря на то, что произведения мирового искусства на рынке, чем в 90‑е годы постепенно снижается, курс корабля Айвазовского почти не изменилась. Среди его картин, проданных за последние несколько лет, по самым высоким ценам, игра такая: «Американские суда у скалы Гибралтара» 1873. года (108,2х133,8 см), пошли £2,8 млн на christie’s в 2007 году, «Пушкин и графиня Раевская на берегу моря возле Гурзуфа и Партенита» в 1886 году (80х104 см) — на $3,6 млн. в 2006 году на sotheby’s и, наконец, «Варяги на Днепре» 1876 года (134,5х235 см) — на $3,3 млн на sotheby’s в 2006 году.

«Что ложного мастера, необходимо войти в свой ритм»

В конце концов (как глоток свежего воздуха) пришли на, которые, сидя за мольбертом, мастер-самоучке Геннадию. Он написал на символический путь: остров в виде огромной рыбы или Москва-Сити, плывущий в дальние дали ключ от ящика, немедленно гигантский утюг, населенной народами… Яркие вещи, как сувенир — отлично, хотя ценник за 200 тысяч рублей кусается.

— Нет, ребята, — сказал он нам, — я для вашего Айвазовского даже и не возьмусь, перерос я это перерос. Я выиграл одну картинку купить и два месяца с ней живу, зачем мне эти копии. Здесь было, что сделает это без проблем.

— Раздражает, как будто речь идет о каком-то посредственном авторе…

— Нет, конечно, Айвазовский у нас в плане маринистики номер один. Хотя, надо признать, тот еще пиарщик был. Гениально. Это то же самое, решил пригласить к себе на день рождения кучу людей, и послал под 80 приглашений, и на каждом нарисовал море!

— А в чем его гений, как вам кажется? Ну без банальностей.

— Я не судья, но Айвазовский известен тем, что был невероятно плодовит. 80 лет — 6000 картин и более сотни персональных выставок. Был даже случай, когда он пришел на урок в Академии в Санкт-Петербурге и сказал студентам: «смотрите как надо, — и в самое ближайшее время здесь и сейчас изобразил морской пейзаж, шедевр. После этого критикуют учителя «поверхностный взгляд»: видимо, что-то узнать… Так вот, исходя из его скорости лично мне интересно написательный ритм Айвазовского. Это то, без чего невозможно наладить его фотографию, даже если очень хочу. Техника, методика, этим сейчас многие владеют. А вот понять логику автора — это квантовая физика. Почему его картины в галерее живут, а местные копии — дохлые кошки? Потому что реальный — напряженные, в них скрытая волна физическая заложен. В них, как бы ритм упакован — как, что ставит под раму несколько сдавленных пружин, которые очень хотят, чтобы распрямиться!

— На выставку пошли?

— Нет, я его наизусть знаю. Вы должны его не видит, а «думать», следует поймать с ним одну волну, что все, и желание.