Дмитрий Волков о допинг-скандале: «За Ефимову надо бороться до конца»

174b1b69dd72f33b26daedd0a431d839


фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

— Нaкaнунe я ужe выскaзывaлся o нeкoтoрыx сoмнитeльныx пунктax рaбoты Всeмирнoгo aнтидoпингoвoгo aгeнтствa. Eсли взять прeслoвутый прeпaрaт мeльдoний, нaзвaниe кoтoрoгo в Рoссии нe выучил тoлькo лeнивый, тo ни в кaкиe рaмки, извинитe, нe влeзaeт принцип, пo кoтoрoму тoт включeн в сoстaв зaпрeщeнныx. Чтo, увeличивaeт работоспособность? Нет! Кардиопротектор, эффективность которого довольно низкая. Оперативного улучшения работы он не дает тоже. Как он попал в список, если насчитываются десятки, сотни, тысячи более эффективных средств? Известно, что любое лекарство изначально изобретается и производится для лечения патологий, а затем уже приходит в спорт и другие подобные сферы. Так вот, скорее от мельдония работает эффект плацебо.

— Кто финансирует ВАДА?

— Главным образом оно существует за счет бюджета США. Я хотел бы обратить внимание, что эта структура не гнушается довольно подлыми методами работы. Помните нашумевшую историю с российскими биатлонистами — когда была откровенная «торговля», но в итоге наши фактически предали Екатерину Юрьеву и Дмитрия Ярошенко. У ВАДА в арсенале держатся сотни проб тех людей, кто уже давно закончил спортивную карьеру. Но задним числом ведь тоже можно эту карьеру испортить, отобрать награды и в итоге само имя у атлета. Это к вопросу о шантаже, которым славится данная структура. Еще момент: сотрудники организации выбили для себя полное право вламываться куда угодно без стука. Если ты действующий спортсмен и оказался не там, где ты ранее заявлял, то ты оказываешься лицом к лицу с презумпцией виновности. Бывали случаи, когда человеку заносили инфекции во время пробы — пришлось не заниматься спортом, а лечиться. Организация хамеет просто на глазах — я бы эти деньги, на которые она кормится, отправил голодающим детям Конго.

Смотрите: до 1972 года понятия «допинг» в принципе не знали, оно пришло из конного спорта. Потом еще присоединились велосипедисты со своими психостимуляторами. Возможно, прежде все было неправильно, но зато спорт высших достижений не кормил дармоедов. А теперь мы получили два огромных бюджета. За счет одного ищут способы нечестной стимуляции, а другие пытаются поймать первых. И надо признать, что у обеих сторон эффективность связана лишь с изворотливостью.

Если распустить ВАДА сейчас не получится, нужно обсуждение множества вопросов, связанных с этой организацией, на разных уровнях. А за Юлию необходимо бороться. Как препарат попал в список? У нас же там есть свои представители. И почему все проспали?

— Если взять историю непосредственно Юлии, есть ли ее персональная ошибка?

— К сожалению, незнание законов оправданием не является. Юридически, если пловец принимал мельдоний после запрета данного лекарства, она виновна, и точка. Другое дело, в прессе зазвучали и такие нотки: мол, лучше бы спортсменка внимательно изучала новости о запретах, а не сидела в социальных сетях. Так вот, насчет этих сетей мне доподлинно известно: за спортсменку ведет страницу один журналист, в то время как сама Юлия даже на мои электронные письма отвечает далеко не сразу. Потом извиняется: «Не увидела, не было времени». Вообще, человек, который посвятил свою жизнь спорту, понимает, что все очень рискованно, и подставлять себя просто так не будет. Он же не враг себе, правда?

— Но спортсмен не может за всем уследить, так?

— Да. Много вопросов к окружающим ее помощникам. В плавании режим тренировок чудовищно тяжелый: сон, еда, бассейн, и снова все по кругу. Позор тем, кто кормится за счет спортсменов, хотя чувствует себя уверенно благодаря им — и допускает такие ошибки.