Дмитрий Медведев прочитал стихи на Красной площади

d179679d6d973c5b506873e91afa12ff

Фoтo прeдoстaвлeнo aвтoрoм

Для выступлeния нa Крaснoй плoщaди Пoэт прибыл с Кубы: «Этo мeстo для мeня мнoгo знaчит. Мoя мaмa пришлa с Крaснoй aрмиeй в Бeрлин, a oднo из сaмoгo Рeйxстaгa, пoэтoму мнe былo вaжнo пoсмoтрeть нa сaлютинки пoбeды прямo нa Крaснoй плoщaди». Eвтушeнкo читaeт любимыe стиxи, сoвeршeннo нoвoe o «Бeссмeртный пoлк», a глaвa из «Кaзни Степана Разина» – прямо под бой курантов. В перерыве, ссылаясь на сцену жену и говорит: «Маша, я по профессии врач, но сейчас, как я стала училкой». Сотни гостей, хлопают и хохочут. Аншлаг сопровождает Евтушенко как на производительность, так и на автограф сессии: четыре часа он подписывает книги.

Успеха в литературе рассматривают Максим Амелин, Владислав Отрошенко, Владимир Вишневский, Ирина Прохорова, Александр Снегирев, Елена Котова, на обсуждение «Кому на Руси жить хорошо». О том, при каких условиях в 90-х появились символические названия в литературе (Пелевин, Улицкая, Сорокин), которые все еще живут вольготно и весело. Когда ситуация с писателями удалены, одна из посетительниц набросилась с упреками издателя Ирину Прохорову: скажем, вы слишком успешным вы живете, а на людях прибедняетесь. На что Ирина Дмитриевна сразу же отпарировала: «Не путайте, пожалуйста, меня с моим братом. Я работаю только на научной деятельности и даже не скопила сбережения на «черный день».

После этого, г-жу Прохорову донимать перестали, но перешли на Александра Снегирева. Не дал ему и предложения закончить, как стали перебивать и кричать. Но писатель на грубость ответил более чем достойно (видимо, закаленное торговля пуховиками на рынке!), что привело к еще большего уважения от болельщиков. Тем не менее, после разговора «Кому на Руси жить хорошо» в воздухе повисло удивление, потому что большинство писателей признал, что слишком мало читают. Гости попытались это объяснить анекдотом про чукчу не читателя, а писателя. Тогда мы задали вопрос Андрею Геласимову:

– Для вас не странно, что писатели мало читают?

– Нет, дело в бесконечной занятости и кропотливая работа над собственным текстом. Когда вы пишете свою работу, и настраиваешь в нем определенную мелодию – чужие звуки могут испортить ваш инструмент. Кто-то не читает из-за лени, и таких, как я, только дрожь на его ритм. В литературе очень много музыки. Если в синтаксисе писатель, нет музыки, значит, он полностью глухой. История и ребенок может сказать, что его музыка – трудная задача.

Геласимов не удалось завершить, как стала играть музыка – сначала скрипки Вадима Репина, а затем и оркестр «Новая Россия» под руководством Дениса Власенко. Музыкальная программа «Анна Каренина» с фрагментами адаптации романа погрузила Красной площади в упоение. После концерта зарядил дождь. Праздника он не испортил: организаторы дали дождевики лягушачьего цвета. Веселая картинка: перед основной сценой фестиваля сидят люди в одинаковой одежда (как из одного инкубатора) и смотреть, построено Девять писем». В его основу легли «Девять писем с десятым, невернувшимся, и одиннадцатым – полученным» – переписка Марины Цветаевой летом 1922 года с издателем Абрамом Вишняком. Их читает Алиса Гребенщикова и Павел Артемьев, расположившиеся друг напротив друга за столом в нескольких метрах. Актриса прочла письмо с душой, от сердца. Гребенщикова наблюдался быстрый, что не может сказать об Артемьеве. Он не поднял глаза от бумаг: чтение с искусственным нервозность, уверенность в себе. Тем не менее, это единственный провал в первый день фестиваля.

– Немного, чем гордиться в жизни, но о своей идеи провести book фестиваля только на Красной площади, я буду рассказывать внукам, – признается глава Роспечати Михаил Сеславинский. – Представьте только: кола против кремлевских стен или ГУМа, в нем полулежит человек и читает книгу. Я немного знаю мест, с такой энергией и красотой. Все смешалось на Красной площади: и грустные моменты нашей истории, и радостным. Вот недавно отметили здесь День Победы. А почему бы не отпраздновать на Красной площади и гуманитарные праздники, такие как День русского языка и день рождения Пушкина.

От Лобного места до Исторического музея находятся подушки, стулья, деревянные лавки в виде буквы. Их оккупируют дети, подростки (даже китайцы), мамы с колясками, старики, – все читают на них книги: от фантастики к нон-фикшн. На площади города, чтобы бродить Пушкины После второй мастер-класс по рисованию ребятишки рад, бегут в буфет за мороженым или дюшесом. Все это делает фестиваль миром.