Денис Гольцов рассказал, почему подписал контракт с ACB, а не с UFC

2cc3cd208cb720d2a2d0c76c61a030e0

Фото предоставлено пресс-службой

— После объявления боя, твой промоутер – Алексей Яценко – говорил о том, что перед поединком с Майклом Кайлом ты усилишь ударную технику. Удалось?

— Да, действительно, в нашей подготовке был сделан акцент именно на это, а также на защиту и контратаки. Ведь Кайл яркий представитель именно ударной школы, часто посылает своих соперников в нокдауны и нокауты.

— Можешь ли ты назвать его самым серьезным из тех, с кем когда-либо встречался?

— Он и правда на данном этапе карьеры самый серьезный из всех, с кем я дрался. Почему? У него большой опыт, более 30 боев, причем большинство из них с топовыми соперниками. Умения у него также хватает, поэтому думаю, что сможем показать классный поединок.

— Как ты считаешь, тебе сейчас что важнее: драться с такими опытными ребятами, как Кайл, или с молодыми и перспективными, которые как и ты метят в топы тяжелого дивизиона?

— Со вторыми не всегда получается найти общий язык и договориться о бое. Потому что все прикидывают свои риски, только если это не в UFC, Bellator или финале какого-нибудь Гран-при. Естественно, все хотят привезти себе хорошего бойца, улучшить на нем рекорд и двигаться дальше.

— То есть, за пределами вышеупомянутых организаций, перспективных бойцов не на контракте найти нельзя?

— Найти-то можно, просто они не согласятся на бой. Зачем рисковать своим рейтингом, которого ты достиг? Смысл? Будет дальше расти, работать над собой и стараться попасть в UFC.

— Крайние твои бои – почти все против ударников, как и сейчас. Скажи, у тебя, как представителя Самбо-Питер, стоит задача перевести дело в партер?

— Первостепенно – нет. Просто бывают ситуации, когда ударники пытаются сделать бой коротеньким и провести эффективную атаку в самом дебюте поединка. Бегать же ты от них не будешь. Поэтому делаешь либо проход в ноги, либо сближаешься. А в клинче боксировать тоже не будешь, кому это надо. Хочешь, не хочешь – придется бороться.

— Не было ли недостатка времени в подготовке? Все-таки совсем недавно ты выступал на чемпионате России по боевому самбо.

— После него я отдохнул немного, а затем были полноценные три недели подготовки к бою.

— Не маловато ли?

— Если биться в Америке, то да, конечно, там надо за полтора месяца прилететь, а перед этим пару месяцев пахать.

— К слову о прошедшем первенстве. Как его оцениваешь?

— Отлично! Все соперники были неизвестные, поэтому дрался со всей серьезностью. Результатом доволен.

— Не обидно ли, что в финале не удалось подраться с Кириллом Сидельниковым?

— Да нет. Мы с Кириллом хорошо общаемся, все прекрасно понимали, что человек травмировался, куда было деваться.

— Как считаешь, ваш бой с Кириллом по правилам смешанных единоборств – реален?

— Мне кажется, что этот бой не нужен ни мне, ни ему, ни в каком формате, даже если за этим будет стоять финансовая составляющая. Ни рейтинга, ни шага вперед это не даст. Только одного из нас отбросит назад и все. Никто от этого сильно не выиграет.

— Просто вы, по-моему, как раз оба молодые и перспективные.

— Кирилл сейчас набирает форму, возвращается в бои. Посмотрим, как будет. Как его карьера пойдет, как моя. Загадывать не будем. Может быть, когда-нибудь они пересекутся.

— Осенью тебе предстоит чемпионат мира по боевому самбо. Уже думал о нем?

— Где-то с середины лета начну активную подготовку на этот турнир, начну бороться конкретно в курточке. Сейчас бой с Кайлом, потом еще один и уже смотрим на мировое первенство.

— Планку для себя установил?

— Надо выходить и побеждать. Мне нужно это звание – стать чемпионом мира, поэтому буду прилагать все усилия для этого!

— Почему был сделан выбор в пользу ACB?

— У них есть возможность привезти реального соперника, на котором можно вырасти и шагнуть еще выше.

— Какой у вас заключен контракт?

— На 6 боев, на два года.

— С другими российскими промоушенами переговоров не было? M-1, Fight Nigths.

— Конкретного диалога нет, не было. На уровне сплетен, да и то, ничего особо интересного для меня.

— В чем главный козырь ACB?

— Стабильность. Стабильность в турнирах, в боях.

— Тот факт, что эта организация еще не так на слуху, не смущал?

— Не стояла же задача пропиариться до невозможности, как это делают некоторые московские бойцы (улыбается). Они, по-моему, больше пиарятся, чем тренируются. Не знаю, хорошо это для них или плохо, но реальные бойцы все видят. Нужно больше дела, чем слов.

— От тебя многие ждали перехода в западный промоушен. Почему это не свершилось?

— Не так, как хотели бы, прошли переговоры с UFC.

— Но они были?

— Были, да и сейчас они не закрыты. Просто остались в подвешенном состоянии. Взяли паузу и подписали контракт с ACB – это поможет еще лучше подготовиться к UFC.

— Соглашение с ACB на два года означает ли, что все это время ты должен быть в этом промоушене, или если получится договориться с UFC – отпустят?

— Все люди, все все прекрасно понимают. У нас есть взаимопонимание с ACB, говорим открыто, поэтому дальше будет видно, как все сложится.

— Как давно появился интерес со стороны UFC?

— Примерно полгода назад. После боя с Максвини были такие мысли, и окончательно все встало на свои места после поединка с Хоком. Тогда и начались активные переговоры.

— В чем возникла запинка?

— Запинок не было, просто нормальный боец всегда хочет более лучших условий для себя. В это все и упирается.

— По твоему мнению, что тебе было бы лучше сейчас: повариться еще в нашей индустрии или все же для UFC уже созрел?

— Думаю, что созрел. Вопрос в том, какими шагами там идти. Если потихонечку, как все, с маленьких боев, то можно. Но это не совсем интересно. Если идти туда, то сразу на серьезный бой с хорошими условиями.

— Не считаешь ли, что это слишком опасно? 25 лет, возраст для тяжеловеса совсем небольшой.

— А надо рисковать. Без этого никакого успеха не добиться. Посмотри, как выступает Никита Крылов. Также Конор Макгрегор. Думаю, он не сильно думал о том, как он будет биться. Просто пришел, выиграл, был уверенный в себе и в итоге навязал всем свое мнение.

— Как оцениваешь мировой дивизион тяжеловесов?

— Да он сильно-то и не поменялся, там всем по 35 лет и они еще не собираются, кажется, уходить (смеется). Пока у них все хорошо, бьются между собой по три-четыре раза и все нормально. Вопрос в том, когда придет новая плеяда бойцов.

— И как, она идет?

— Подступает (улыбается).

— Но топы не будут драться с новичками дивизиона. Вот и выясняют отношения между собой. Замкнутый круг тогда получается: ты хочешь бой с топом, а те – нет.

— Так и есть.

— Что тогда делать? UFC, значит, было бы неплохо поменять свою политику?

— Да. Иначе какой интерес, когда три бойца по кругу пояс гоняют? Нужно привлекать новых ребят, и не чтобы на один бой их привезли, а чтобы остались и была конкуренция. Тогда дело пойдет.