Бертман сделал в Дюссельдорфе куру гриль «Золотого петушка»

92b35e62bb93b5ae7d536d1a903c9983

Фoтo: Hans Jörg Мишeль

— A прeдстaвляeшь, здeсь, в пaркe лeтaют зeлeныe пoпугaи — стaями. И бeлки бeгaют, и зaйцы пeрeбeгaют тeбe дoрoгу, — гoвoрит мнe Дмитрий Бeртмaн.

Oн живeт в Дюссeльдoрфe ужe пoлтoрa мeсяцa, и рeпeтируeт кaждый дeнь свoeгo «Пeтушкa». Знaeт милeйшeм нeмeцкoм гoрoдe oдин рaз — из дoмa (тeaтр снял eму квaртиру) дo oфициaльнoгo вxoдa чeрeз нeбoльшoй кусoк пaркa, примыкaющeгo к Oшибкe. Мoжeт, у нeгo oт пoлнoты oпытa, a нe пeтуxa пoпугaй нa сцeнe дoкaзывaeт? Знaя зaмaшки и фaнтaзии xудрукa «Гeликoн-oпeры» — я нe удивлюсь.

Кстaти, имeннo здeсь три гoдa нaзaд рaзрaзился скaндaл с «Тaнгeйзeрoм» — из-зa лeчeния с нaцистaми. Интeндaнт Oпeры Кристoфeр Мeйeр, чeлoвeк вeсeлый и улыбaющийся, в oдин дeнь труднoe рeшeниe, зaкрыл пoстaнoвкa, кoтoрую зритeли считaли для сeбя oскoрбитeльным. Нo сeгoдня нe в «Тaнгeйзeрe», кoнeчнo, «Зoлoтoй пeтушoк» гoтoв ужe зaвтрa уexaть в гeрмaнию, oчeнь взыскaтeльнoй публики. «Пeтушкoм», в oтличиe oт творения Вагнера все куда веселее и душевнее.

Из досье «МК»: Римский-Корсаков начал работать над оперой в осень 1906. года и уже в октябре был зафиксирован остроумный стишок: «Сочинять я не хочу, чтобы в шутку/»Золотой петух»,/Хи, хи, хи, ха, ха, ха». А в сентябре 1907.-го кредита была завершена и отдана в печать. Через пол года директор императорских театров В. А. Теляковский передал либретто оперы в драматическую цензуру. В начале цензуры в текст не коснулся, но уже на следующий день нужно больше изменений, и вымарывались даже пушкинские стихи. В конце концов, Римский-Корсаков, должен быть согласен с некоторыми изменениями, но потребовал, чтобы на спектакле, который продается отдельно книжечки с полным текстом либретто в оригинальной версии. Opera была выпущена только после его смерти — первая постановка состоялась 24. сентября 1909 года в Оперном театре Зимина в Москве, располагавшемся в самом доме на большой Никитской, где сейчас находится «Геликон».

Премьеру предварял анонс: «Последняя опера Н. А. Римского-Корсакова «Золотой петушок», не принятая формулировка на Императорских сценах. …Создавая либретто на основе стихов Пушкина, В. Бельский сохранил текст сказки в опере с минимальной правкой, но много дописал в стиле оригинала. Цензуры действительно неудобно сатирический образ Царя Дадона, как издевка над властью и окружающей средой».

Генеральная репетиция. Оркестр пытается звук. В кулисах идут последние приготовления: во-первых, на сцену уже выкатили большую и емкую лохань и взбили в ней пену для купания. Кого мочить будем?.. Некоторые frau держа в руках накрытую клетку — кто там? Может, попугай по-прежнему? Много костюмов, в которых много золота…


Фото: Hans Jörg Мишель

Весной общественность не звонил, так что в зале все свои: сотрудники театра, несколько критиков. Пришла певица Елена Брылева, который все еще находится в знаменитом спектакле большого театра (1989, режиссер Георгий Ансимов, и помощник был студент Бертман), пела, Шамаханскую царицу. Сейчас Елена живет в Дюссельдорфе с мужем-тайваньцем, очень известный дирижер. Еще одна неожиданная встреча — пианист Борис Блох, который живет на три страны — США, Германию и Украину. Присутствие в перспективе «Петушка» вполне понятно: два года назад он выиграл конкурс на должность худрука знаменитой Одесской оперы, теперь смотрит на мир, все интересное — настройка Бертмана, как раз из этого разряда.

И от того — последние консультации с постановочной группы, с которой давно работает: хореограф из Питера Эдвальд Смирнов; художник спектакля Энелиз Сэмпер из Расплавов; свет ставит американец Томас, и Бертман представляет его как Зайцева, так как с немецкого на русский переводится как фамилия художника — Хазе. Через несколько минут, — общий, за день до премьеры, а Бертмана все шуточки, и это почему-то не оставляет впечатление, нервных художников.

— Вы знаете, в Германии, я поставил шесть-семь опер, но это утверждение является уникальным в том смысле, что и страна, и театр ей открылась мне совершенно с новой стороны. Имидж немецкого театра, где все, буквально, пунктуально, холодно, выверенно, для меня полностью развеялся. Оказалось, что Опера am Rhein — театр очень эмоциональный, семейный, несмотря на то, что государство.

Как выяснятся, это на самом деле два театра в одном, находятся в Дюссельдорфе и Дуйсбурге. В Дуйсбурге — мастерские, цеха, репетиционные залы, а здесь проводятся первые репетиции, и только после этого шоу переходят на сцену в Дюссельдорфе. Хотя в Дуйсбурге большой театр. Театр служат два оркестра, а «Петушка» — даже три, но с одним проводником.


фото: Кирилл Искольдский
Дмитрий Бертман.

— Дима, ты репетировал переводчик?

— Нет, я всегда работаю без переводчика, на английском. С переводчиком, как говорил Петр Наумович Фоменко, когда он положил в Комеди Францез, оказывается, как поцелуй через стекло…

Еще несколько минут, вот-вот, все начинается.

Надо сказать, что в «Петушке» собрал международную команду, и поют на языке оригинала. Достаточно взглянуть на сцену, то есть на тех, кто поет. Таким образом, Дадон и две Шамаханские царицы — наши: Борис Стаценко, Анна Гречишкина из «Геликона» и Антонина Весенина из Мариинки, лауреат последнего конкурса Чайковского. Изысканные поет воеводу Полкана, царевы сыновья — чех и американец, Амелфа — немка, а швейцарский лирический тенор — Звездочет. Петушок — из Словакии, пара ее «честь» из Германии: с рынка, и из магазина, и оба они находятся в другом агрегатном состоянии. Да, да, так придумал Дмитрий Бертман, мастер парадоксальных решений и ходов.

И вот свет гаснет. Мы пошли на первый звук, опера Римского-Корсакова. На сцене пролог проходит необычная тройка — Зездочет похож на многомудрого еврей, за ним — красавица в длинные гофрированные юбки золотистого цвета, отсутствие застежек позволяет рассмотреть красивые ноги в высокие черные сапоги — ну, понятно, Шамаханская. А рядом — Петушок: довольно эффектная длинноногая певица — птица шляпка на голове, высокие сапоги, юбка, как балетная пачка, и хвост у него — все, что есть на золотом горит. Простите, а в клетке накрытой » ну кто то сидит? Бертман интересные…

С первой сцены становится ясно, для кого в деревянную лоханку, пены, заправляли и взбивали. Там парятся, как основных людей земли Русской, царь Дадон с сыновьями (либреттист дал имена представителей золотой молодежи — Гвидон и Дпс) и воевода Полкан. По доброй российской традиции в баньке решаются основные вещи, и вершится судьба страны — вот Дадон с детьми и наркотиками держат там совет с метлы, что водкой. Балалайки с медведем не хватает.

Такое изображение более запутанной: штампы для иностранцев? Но дальнейший ход событий развеял мой скептицизм. У Бертмана — не штамп, а пародия на штампы, и он этим ловко и остроумно, игра. Хохломские ложки, они по кругу нашиты на ткань, ткань ложится на бедра похотливого Дадона, и Шамаханская царица оказывается, что игра для них, как заправский ложкарь, — вожделеет!

Era у Бертмана неясно выразил — не советская, не новая русская. Элементы советской действительности — синие платья и косынки уборщиц (народ), генеральский мундир Полкана или совершенно неподражаемый образ Амелфы, который один в один сняли с многозначительной и многознающей породы секретарш обкомовского и горкомовского розлива: белый верх/черный низ, который облепляет больших форм и стойкий начес на голове.

Стиль самого Дадона — и в целом образ власти, чем конкретный. Не Владимир Путин, безусловно, — это не о нем у Пушкина сказал: «Правительство лежа на боку»…

Таким образом, когда Звездочет, предается царь клетке, сдергивает с него покрывало, там он обнаруживает настоящий петух — белый, откормленный, каштановые волны по крыльям. Ведет себя спокойно, без экзальтаций, как и подобает сытой птицы. А в это время с балкона Петушок, что весь в золоте, публикует на высокой ноте: «Кири-кирика-ку-ку, царствуй лежа на боку!» Не, точно не Путин, для которого многие часы общения с согражданами — «семян».

— Мы Дадон перед напомнил Буша-младшего, — говорит мне в антракте Борис Блох, в США — в под отношение характерно для людей власти между собой. Я видел по телевизору, политический капустник, в котором жена Буша пошутила про мужа: «Дорогой, президент по-прежнему не должен ложиться спать в девять часов».

Говорили с Блохом о Одессе, о культурной политике новой украинской власти. Вывод: культура и он, как худрук не испытывает политического давления, ситуация улучшилась. А «Золотой Петушок» Бертмана ему очень нравится. Мы — тоже. И настройки и очистки Энелиз Сэмпер, которая эклектика в костюмах выглядит очень стильно в 50-х годах прошлого века, современные офисные времена, гламур из ночного клуба, где на какой-то вечеринке получает Дадон со своей армией, будет война — и там, в гнезде разврата, встречает Шамаханскую царицу, которая является прекрасным сопрано, поет свою знаменитую арию.

И тут появляется моя любимица — Амелфа, она секретарь Дадона. Женщина-гора, во-первых, сидя за столом, полностью уставленным телефонами, патефоны, и обсасывает, плотоядно вгрызается в петушиное мясо, а потом весь второй акт неприкаянно бродит по сцене с тушкой барбекю. Взгляд ее мрачен и пугающ — это то, что может создать символ власти (а то и власти) верные слуги.

Финал — сильная метафора. Народ держит в руках пустой ячейки, и поет: «Как же мы будем без царя?..»

После выступления удалось пообщаться с режиссером. Несмотря на все технические накладки, он доволен генеральной. Дает исполнителю выходной перед премьерой.

— Дима, у тебя либретто Бельского режиссерский? В конце концов, именно из-за этого у оперы были проблемы с цензурой.

— Все оставил без изменения. Кроме того, что текст является резкое по содержанию, там Бельский еще и ловко сыграл на фонетике русских слов — и в результате получили ассоциацию на дискуссии с нашими нецензурными выражениями. Например, есть текст: «Вот с востока едет, глядь…» — и слышит что-то достойное. Или: «А пока прохлаждаюсь я блюда…», а слышится «ублюдок»…

Еще несколько лет назад Бертман сделал «Золотого петушка» в «Геликоне», это уже не идет в репертуаре. Но это не перевод, а совершенно новая постановка, и даже фрагменты из бывшего леса он также переделал. В ней — отсыл и до настоящего времени: в спектакле есть такая общая история народа, царя и в то, что судьба государства. Мне кажется, что приходит время «Золотого Петушка».

В ближайшее время «Петушок» будет поставлен в другой государственной оперы в Германии — мюнхенской.

Кстати, за рубежом опера впервые увидела свет в 1914 году., на русском языке, в Лондоне, в Париже в том же году, «Петушок» заявление Михаила Фокина шел как опера-балет в декорациях Натальи Гончаровой; «Петушка» ставили в Нью-Йорке (Метрополитен-опера), Берлине…

Бертман сделал в Дюссельдорфе куру гриль «Золотого петушка»

bcc0f125bc2e2feb4caad63fb9cb247b

Фoтo: Hans Jörg Мишeль

— A прeдстaвляeшь, здeсь, в пaркe лeтaют зeлeныe пoпугaи — стaями. И бeлки бeгaют, и зaйцы пeрeбeгaют тeбe дoрoгу, — гoвoрит мнe Дмитрий Бeртмaн.

Oн живeт в Дюссeльдoрфe ужe пoлтoрa мeсяцa, и рeпeтируeт кaждый дeнь свoeгo «Пeтушкa». Знaeт милeйшeм (далее…)