Антикризисного плана у правительства нет. Есть набор иллюзий и пожеланий

dd9b8dbd9fc5487af2a30625df63d535

«Нам предстоит изменить стратегию на 6 лет, озвученную в майских указах президента в 2012 году», — констатировал Шувалов. По его словам, менять планы заставляют не только санкции и цены на углеводороды . Даже когда цены на нефть были еще высокими, стало очевидно, что прежний путь развития себя исчерпал и экономика останавливается.

А потом первый вице-премьер рассказал о том, что происходит, собственно, с антикризисным планом. Минэкономразвития предложило вариант этого плана на весь 2015 год. Но, изучив его, в правительстве решили, что он должен быть ежеквартальным и разрабатываться совместно с профильными комитетами Госдумы.

— В течение недели мы ждем от вас предложений, — обратился он к депутатам, — а затем будем вместе его пересматривать раз в три месяца.

Опираясь на февральские тезисы этого плана, правительство подготовит новый закон о бюджете на 2015 год, который внесут в том же месяце, а принять должны до начала апреля. В этом бюджете доходы от нефти будут уменьшены в два раза по сравнению с предыдущим, а общие расходы сократятся минимум на 10%. Без секвестра обойдутся только оборона и сельское хозяйство. Антикризисные деньги из Фонда национального благосостояния станут вкладывать только в те проекты, которые дают быстрый и гарантированный результат. Шувалов пояснил это на примере: «Те стройки, которые можно завершить в 2015 и 2016 годах, мы профинансируем в полном объеме. Остальные придется отложить».

Предполагается, что переход от практики «всем сестрам по серьгам» к поддержке только заведомо рентабельных проектов должен оздоровить нашу экономику.

На заседании присутствовали все министры финансово-экономического блока и глава ЦБ. Они терпеливо отвечали на вопросы и реплики законодателей после основного доклада. Депутат Ярослав Нилов попытался защитить плательщиков по валютной ипотеке. Банки вынуждают их распродавать имущество. Эльвира Набиуллина особой проблемы тут не видит.

— У нас только 2% от всей ипотеки — валютная, — полагает она. — Это 20 тысяч семей. Далеко не все из них попали в тяжелую ситуацию. По остальным будем разбираться с каждым конкретным случаем. ЦБ дал рекомендацию банкам реструктуризировать кредиты, делить потери с заемщиком или искать какой-то другой выход. Однако нужно помнить — мы все последние годы твердили: валютный кредит — это очень большой риск. И заемщиков нельзя полностью оградить от ответственности за свое решение пойти на этот риск.

С ней поспорил депутат Андрей Крутов, заявивший, что таких семей не 20 тысяч, а 50 тысяч.

«Почему до сих пор нет заключения правительства на наш законопроект об обязательной реструктуризации валютной ипотеки?» — грозно спросил он уже у Шувалова и прямо в зале передал ему бумажную копию проекта.

Иногда звучали вопросы и упреки, на которые правительству нечего было ответить. От коммуниста Владимира Кашина: почему мы встречаемся только сейчас, а не три месяца назад? От Владимира Жириновского: кто будет нести персональную ответственность за выполнение каждого из пунктов плана? «Когда мы уже начнем менять министров финансово-экономического блока? — вопрошал Михаил Емельянов. — Они даже план написать не могут, а только бессистемный набор иллюзий, пожеланий и мечтаний». И хотя плана еще нет, первый вице-спикер Госдумы Александр Жуков предложил начать работу над законом о его исполнении.

Ольга Голодец затруднилась ответить на вопрос об индексации зарплат: «Наша огромная победа — это полная индексация пенсий и средств на лекарства. Очень надеюсь, что удастся защитить и некоторые другие категории». Но такого обещания она не дала.

На вопрос о том, как правительство будет сдерживать цены, Игорь Шувалов сказал, что главное — не переборщить с административным регулированием: если цены начнет фиксировать государство — это породит дефицит. И напомнил о пустых прилавках при советской власти. А вице-премьер Аркадий Дворкович имеет другое мнение: он предложил депутатам принять поправки в закон о торговле, которые бы ограничивали спекуляцию. И пообещал, что государство будет субсидировать ставки по кредитам для отечественных производителей и розницы, чтобы они не закладывали их в цену.

Депутат Сергей Катасонов поинтересовался, не планирует ли правительство на время кризиса заморозить тарифы естественных монополий, и получил такой ответ от Игоря Шувалова: «Это только кажется, что заморозка или снижение тарифов стимулирует экономику. В 2012-м мы уже пытались это делать, но в ответ получили «сжатие» ВВП, а не рост деловой активности».

Коммунист Виктор Коломойцев полюбопытствовал, почему Россия до сих пор держит $118 миллиардов в ценных бумагах враждебных США, на что услышал, что публично обсуждать инструменты хранения госрезервов — безответственно и может повредить национальной безопасности, а правительство вообще не занимается управлением этими резервами (от Шувалова), и: «Поверьте, мы учитываем все риски» — от Набиуллиной.

В общем, разговор получился хотя и откровенным, но невнятным с точки зрения ответов на вопросы. Однако Владимир Жириновский в конце похвалил правительство: «Держались молодцом, уверенно. Такого страха в глазах и растерянности, как еще месяц назад, я не увидел».