Александр Журбин: без эротики нет творчества

2a68ad7da3fc90726624af793b1a43ca


фoтo: Сeргeй Ивaнoв

— Aлeксaндр Бoрисoвич, чтo здeсь рaбoтaeт Гeтe?

— Здeсь нe тoлькo Гeтe — всe пeрсoнaжи триптиxa, кoтoрый слился три oднoaктныe оперы, — люди известные. Гете — героем первой оперы, в которой он описывает историю своей последней любви. Крупный немецкий поэту было 74 года, и молодая девушка, Ulrike только 19. Это был настоящий страстный роман. Гете хотел жениться, но мать Ульрики предотвратить этот брак. Свадьба не состоялась, и вскоре Гете умер. Самое невероятное, что Ульрика держала ему верным до конца своих дней, а прожила 95 лет! Она так и не вышла замуж, не родила детей, не заводила романов.

— А кто эти люди, как и Ницше с Фрейдом?

— Это секрет. Секрет доктора. Ф. и философов, Н., которые ведут спектакль, комментируя историю, можно узнать только в финале.

— Три одноактовки объединены только темой любви?

— Не только это, конечно. Оперный триптих — жанр сложный, не для меня придумали. Достаточно вспомнить три одноактные оперы Пуччини, которые выступят в один вечер, хотя может быть и индивидуальной работы. Я задумывал свой триптих как единое целое. Каждая из них происходит в определенное время. Первая 1823 года, рассказ о Гете. Вторая-начало ХХ века. Это история Густав Малер, австрийский композитор и его жены Альмы, изменявшей ему и доведшей его до нервного расстройства и смерть в 51 год. Ну и действий в третьем, который называется «Эротика», происходит в 20-е годы. Ее героиня — необычная женщина Лу Андреас-Саломе. Среди ее любовников были Рильке, Ницше, Фрейд. В искусстве любви она была не только практиком, но и теоретиком: он написал трактат под названием «Эротика», в которой объяснял, что художественное творчество и эротика — это одно и то же. Без эротики нет творчества, в свою очередь, без творчества нет эротики.

— Кроме темы любви, оперы в сочетании еще и в Германии…

— Я очень люблю немецкую культуру, музыку, немецкий язык. Кстати, есть фрагменты оперы, где герои переходят на немецкий, а на экране мы видим, русский перевод. Музыкальный язык любви также имеет прямое отношение к немецкой музыке. Потому что это вообще невозможно представить себе музыкальную культуру без немцев или австрийцев. Первая опера опирается на стили музыки первой трети XIX века — Бетховен, Шуберт, Вебер. Второй — конечно, на языке Mahler, немецко-австрийского экспрессионизма. Есть даже предложение. «Эротика» посвящена эпохе, в которую они уже в полном цвету джаз, и здесь я использую стиль Курта Вайля, джазовые стандарты и аранжировки: к камерному симфоническому составу присоединяются барабаны, бас-гитары и клавишных. И перерывы между частями триптиха построенного на атональных дизайн в духе нововенской школы. Так что здесь в полной мере реализуется техника, приверженцем которой я уже давным-давно: полистилистика.

— А где здесь композитор Журбин?

— Во всем мире. Во всех ариях, дуэтах, ансамблях, инструментальных фрагментах, лейттемах. Очерк был написан именно как опера, по всем законам оперы, музыкальные драмы. Очень мало разговорных моментов, хотя и они присутствуют. Есть сквозные темы в оптимистическом финале они синтезируются в некоторое целое.

— Те, кто ставит этот спектакль, серьезно относятся к любви?

— Очень. Дирижер-постановщик Феликс Коробки, режиссер Татьяна Миткалева, студентов Александра Тителя, который этот проект курирует. У нас есть очень талантливый художник, молодой, но уже имеет много и невероятно живой сделал в театре, — Мария Трегубова. Она создала прекрасный мир на сцене, потрясающие костюмы, которые как будто принадлежат к определенной эпохе, но при этом абсолютно современны. В спектакле заняты великолепные артисты.

— Как вы думаете, опера сегодня актуальна как жанр?

— Мне кажется, что сегодня опера выдвинулась в авангард мирового искусства. Большое количество опер, лежали по всему миру. Многие крупные режиссеры, работающие в этом жанре. Опера может быть очень разной. Я предлагаю свой вариант — «Метаморфозы любви».